Репортаж из «черного» рейда

Маршрут нашей группы, состоящей из четырех человек, начинается на станции Славянка. Подобных деятелей здесь побывало немало. И не все вернулись домой. Об этом свидетельствует расположенная неподалеку могильная плита, на которой указано, что здесь недавно погибли два молодых человека – 1975 и 1976 годов рождения.
Дорога ведет в лес. По пути ребята объясняют правила местной техники безопасности. Не хватать руками никакие валяющиеся железки. Не приближаться к незнакомым людям. У поисковика много врагов. Милиция, сотрудники которой, не удовлетворяясь отловом «черных следопытов» на станциях и вокзалах, патрулируют леса в гражданской одежде. Местные жители. По словам моих спутников, среди молодых аборигенов существует своеобразный спорт – «кидать» «черных следопытов». Количество побед над нелегальными поисковиками – один из показателей крутизны в местной молодежной тусовке. Вроде как число скальпов на поясе у индейца. К слову говоря, делают это местные парубки отнюдь не из высоких побуждений. Отнятую добычу ребята несут не в милицию... Она исчезает в неизвестном направлении. «Красные следопыты», легальные поисковики, тоже весьма не жалуют «черных». При встрече они больно бьют нелегалов разными тяжелыми предметами. Но главный враг «черных» копателей – их коллеги.
<z>Отступление первое</z>
В среде «черных следопытов» существует своя иерархия.
«Крутые». Это небольшие, четко организованные группировки, которые ищут исключительно боеприпасы и оружие. В основном им попадаются патроны и взрывчатка. Но бывают находки и покруче. По слухам, в прошлом году какие-то деятели «вскрыли» склад, где находилось несколько сотен автоматов ППШ в консервационной смазке. Очищай – и стреляй. Эти люди очень опасны – они не расстаются с обрезами и при приближении чужаков открывают огонь без предупреждения. «Крутые» почти никогда не попадаются. То ли работают грамотно, то ли... Ну, вы поняли.
«Профессионалы». Для них также лесной поиск составляет главную статью заработка. Они обычно уходят в лес на два или три месяца. Найдя нетронутую позицию (здесь, в районе Славянки, наши и немцы окапывались на сухих островках среди болот) они ее «вскрывают» – выкапывают все более-менее ценное. Кроме оружия и боеприпасов, «профессионалы» берут и немецкие каски, пряжки, пуговицы, эсэсовскую символику. Как правило, они имеют «корочки» от какого-нибудь военно-исторического музея. Стрелять они не будут, но сунувшимся к ним посторонним могут нанести тяжкие телесные повреждения и бросить в беспомощном состоянии в лесу. А то и утопить в болоте.
Представители третьего типа поисковиков в шутку называют себя «археологами». По их уверениям, никакой материальной выгоды ребята не преследуют. Мол, поиск для них – это что-то вроде хобби. Хотя на самом деле это не совсем так.
Четвертый тип – «шакалы». Парни 17–18 лет. Сами они не копают, подбирают на «вскрытых» позициях то, что оставили профессионалы. Это самая безумная категория. Так, трое подростков нашли минометную мину и начали ее прямо на месте курочить плоскогубцами. Результат – два трупа и один инвалид первой группы. Попадаются среди «шакалов» и еще более глупые – те, кто, насобирав гранат, кидают их в костер и с любопытством наблюдают, что из этого выйдет... Итог лучше всего отражает детский садистский стишок – «ноги нашли километров за шесть».
Мои спутники принадлежат к «археологам». Как утверждают они сами: «Нас интересует сам процесс поиска. Это покруче, чем рулетка!»
На этот раз первой находкой оказывается мина от немецкого шестиствольного миномета. Она просто валяется в кустах. Такого добра в окрестностях полно – боеприпасы от «ванюш» довольно часто не взрывались. Эту штуку лучше обойти стороной.
Несколько лесистых островков, изрытых окопами, мы проходим мимо – там уже кто-то копался. Наконец, поблуждав пару часов, доходим до нетронутого места.
Один из следопытов извлекает из сумки туристский топорик и лопату без ручки, вырубает в осиннике палку. Несколько минут – и главное орудие поиска готово. По словам моих спутников, с саперными лопатками ездят только «чайники». Как и с миноискателями. В местах лютых сражений земля настолько нафарширована осколками, что фон идет постоянный.
Ребята некоторое время бесцельно бродят между окопами и вдруг принимаются копать около бывшей пулеметной позиции. Такие места – лакомое место для поисковиков. По пулеметным позициям велся огонь из всех калибров, поэтому под слоем земли, засыпавшей бойцов, можно найти много вещей, интересных «черным следопытам».
<z>Отступление второе</z>
Во время поисков кроме разнообразных железок находятся и останки. Те из поисковиков, у которых в душе еще осталось что-то человеческое, закапывают останки в землю и ставят крест. Но большинство ленятся, поэтому на «раскопках» постоянно натыкаешься на груды костей. Конечно же, никто из «черных» не заботится о том, чтобы отыскать по солдатским медальонам родственников погибших.
Три часа работы ничего интересного не приносят. Попадаются стреляные гильзы и осколки. Наконец, очередной копок приносит удачу – в окопе обнаруживается несколько снаряженных лент. Еще минут через сорок – ржавый, но поддающийся восстановлению штык-нож. Решив, что на сегодня хватит, ребята отправляются прятать добычу.
По их словам, тащить находку на станцию – чистейшее безумие. Заберут. Поэтому «черные» скидывают находки в маленькие болотца, образовавшиеся на месте воронок. Зимой, когда бдительность милиции ослабевает, их вытаскивают. Именно этим объясняется особая активность «черных следопытов» осенью.
<z>Отступление третье</z>
Куда девается все? Добыча «крутых» уходит без остатка в криминальные круги. У профессионалов также есть четко налаженные каналы сбыта. Оружие и боеприпасы предлагают на Апраксином дворе, на «Юноне» и в прочих подобных местах. (Цена реставрированного ППШ в рабочем состоянии – 1500–2000 рублей, один патрон к нему обойдется в 70.) Есть покупатели и на каски, эмблемы и прочую атрибутику. Как известно, эти цацки весьма популярны среди байкеров. В последнее время в городе появились магазинчики, где подобные причиндалы можно купить совершенно свободно. (К примеру, немецкая каска стоит 150–200 рублей.) И поток поступлений в эти торговые точки не оскудевает.
«Археологи» продают свою добычу где придется – когда душа жаждет, а денег нет. Поэтому их добыча всплывает в самых неожиданных местах. К примеру, корреспонденту «Версии в Питере» в одной из пивных города Тосно предлагали приобрести гранату Ф-1 за две кружки пива.
На платформе нас тормозят милиционеры, которые внимательно обыскивают поклажу. Они прекрасно понимают, с кем имеют дело, но доказать ничего нельзя – ничего криминального в нашем багаже нет. Поэтому, вздохнув, стражи порядка позволяют нам пуститься в обратный путь.
Думается, не надо объяснять, чем чревата деятельность «черных следопытов». Ведь все найденные ими игрушки рано или поздно стреляют и взрываются.
Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен