Интервью Сергея Миронова, которое пока не вышло

17 мая 2011 Сергей Миронов в течение часа комментировал свою предстоящую отставку на петербургском телеканале «ВОТ!» Алексей Лушников любезно согласился опубликовать расшифровку этого непростого разговора на сайте «Конкретно.ру». В ближайшее время беседу с российским политиком смогут увидеть зрители. Мы публикуем интервью с незначительными сокращениями.

 – Здравствуйте, уважаемые телезрители. В эфире «Особый взгляд». Сегодня он у нас несколько необычный, потому что выходит не в прямом эфире, а в записи. Запись программы состоялась фактически сутки назад: сейчас по моим часам 17:13 17 мая. Наш сегодняшний гость – председатель Совета Федерации Сергей Михайлович Миронов.

Завтра, мы знаем, наступит некий Рубикон в Вашей карьере и, может быть, даже – не побоюсь этого слова – в Вашей судьбе. Скажите, что должно произойти 18 мая в Законодательном собрании Санкт-Петербурга?

– Судя по тому письму, которое я получил от господина Тюльпанова, депутаты усилиями, прежде всего, фракции «Единая Россия» и, как раньше писали, примкнувшим к ним ЛДПР и КПРФ, будут меня отзывать из Совета Федерации. Господа единороссы тумана напускают много: на сегодняшний час вопрос в повестку дня не включен.

Я хочу, чтобы его включили. Более того, пойду и буду сидеть в зале. Я надеюсь, что – говорю это искренне – кто-то с голоса включит вопрос о моем досрочном отзыве в повестку дня. Если этого не произойдет, я выскажу претензию господину Тюльпанову и депутатам «Единой России». За то, что они сорвали меня из Москвы, где вообще-то в это время должен был проходить Совет Безопасности. Я отпросился у Президента по уважительной причине – должен лично присутствовать и выслушать причины. И, в этой связи, если они завтра не включат вопрос в повестку дня, я устрою скандал!

Дело в том, что мне посылают сигнал в последнее время, который можно сформулировать следующим образом и приблизительно обобщить так: «Ну, Сергей Михайлович, зачем же Вы, доводите дело до такой унизительной процедуры. Зачем же такая унизительная процедура Вашего отзыва публично? К чему, простите, эта публичная порка? Напишите заявление по-тихому». Я не собираюсь этого делать.

– Сергей Михайлович, Вы всегда достаточно жестко высказывались о «Единой России» и я тому сам свидетель. В этой программе два года назад Ваша риторика была точно такой же, как и сегодня. Скажите, что вдруг произошло за полгода до выборов?

– Здесь, Алексей, уместно вспомнить, как не более месяца или два назад господин Тюльпанов сказал дословно следующее в ответ на некий призыв одного из депутатов питерского Законодательного собрания отозвать Миронова: «А зачем его отзывать? Восемь месяцев осталось до истечения его полномочий»…

Вы сказали: произошло вдруг. На самом деле, происходило на протяжении последнего года очень активно. Падал рейтинг «Единой России» везде в России, но в Петербурге особенно, и падал рейтинг губернатора Валентины Ивановны Матвиенко, катастрофически. И когда Ваш покорный слуга высказывал естественные претензии и в адрес депутатов, и в адрес «Единой России», и в адрес губернатора, когда еще рейтинги были на плаву, то, как бы, считалось «говорит и говорит».

А теперь они стали понимать, что каждое слово, сказанное вашим покорным слугой, да еще и на такой должности, становится для них критическим. Отсюда желание меня убрать из Совета Федерации. Я расцениваю это однозначно – как преследование за политические убеждения, за инакомыслие. Никаких реальных оснований для моего отзыва нет. Все слова о том, что якобы я не поддерживаю законодательные инициативы, не принес ни копейки в город… Я не буду утомлять какими-то цифрами и фактами, а просто скажу, что, поверьте, это не так. Я честно работал для города, для петербуржцев. Я честно работал все эти почти десять лет, помогая конкретным людям и семьям. Мне не стыдно за свою работу.

Поэтому иных оснований, кроме как отозвать меня за мои политические убеждения, за то, что я лидер оппозиционной «Единой России» партии и имею свою точку зрения, просто нет. Я считаю необходимым ее высказывать, потому что у нас Конституцией гарантировано свободомыслие и запрет на монополию каких-либо точек зрения.

– Сергей Михайлович, судя по тому, как Вы уверено сейчас это говорите, Вы не похожи на человека, которого должны расстрелять.

– Во-первых, это будет не расстрел. Может быть, кому-то и кажется, что это будет гражданская казнь.

На самом деле я воспринимаю это с хорошим чувством юмора и хорошим чувством злости. Но злости не на то, что мне придется расстаться с кабинетом председателя Совета Федерации, а на то, какое унизительное положение сегодня занимает Законодательное собрание. На то, что вынуждены терпеть и терпят мои земляки-петербуржцы. Злость на то, как уничтожается наш город, как разрушаются архитектурные памятники, как уничтожается то, чем мы всегда гордились, как пренебрежительно относятся к нашим ветеранам, как пренебрежительно относятся к запросам петербуржцев, когда я читаю о том, что с трамваями разобрались, а теперь надо, значит, с троллейбусами разобраться. Но ведь весь мир идет другим путем. Все мегаполисы решают транспортные проблемы логично и грамотно, в первую очередь, думая о большинстве людях, о тех, которые пользуются общественным транспортом.

Это буквально один из маленьких эпизодов на тему дня. Поэтому у меня глубокая злость на то, что власть в городе принадлежит не по праву тем, кто узурпировал эту власть и работает на свой карман, как правило.

– Мне кажется, термин «узурпировать» здесь не совсем корректный.

– Я имею ввиду узурпировал, с точки зрения несоответствия этой власти волеизъявлению народа. Напомню, единороссы набрали 23 голоса, у них нет большинства. Другое дело, что ЛДПР практически является филиалом «Единой России» в Госдуме и в Законодательном собрании Санкт-Петербурга, коммунисты также занимают не всегда принципиальную позицию. Даже в вопросе по поводу изгнания меня из Совета Федерации, лидеры КПРФ и ЛДПР дали команду обязательно голосовать «за». Это понятно – убрать конкурента. Они считают, что им от этого будет легче.

– Если Вы перестанете быть председателем Совета Федерации, «Справедливая Россия» ослабнет?

– Вы знаете, давайте мы поживем и увидим: ослабнет ли «Справедливая Россия» в Петербурге и в России в целом. Когда я не буду связан обязанностями постоянного члена Совета Безопасности, когда я не буду связан обязанностями председателя Совета Федерации, все свое свободное время я буду посвящать только партии, будучи ее лидером. Надеюсь, что будет все совершенно по-другому.

– Разрешите перенестись немножко в прошлое. Ваш уход с поста председателя партии «Справедливая Россия» на последнем съезде. Вы заняли должность другую, но не председателя. Далее, некоторые заявления Дмитрия Медведева о том, что президент должен стать человеком партийным в обозримом будущем… Как бы там ни было, некоторые аналитики говорят, что в российском руководстве принято решение о создании действительно двухпартийной системы. Одну часть вектора займет один участник дуумвирата, другую – второй. Насколько это реально?

– Давайте начнем по порядку с первого съезда партии «Справедливая Россия» 16 апреля. Это было осознанное решение, которое позволяет, как заметили журналисты, создать двуглавого орла с точки зрения управления вопросами и оргпартийной работы, теперь полностью перенесенной на плечи председателя партии Николая Левичева. Ваш покорный слуга занял должность, которая мудрено называется «председатель палаты совета депутатов», имеет полномочия даже большие, чем когда я был председателем партии. Мы не стали приписывать к ней такое слово как «лидер партии», но реально я именно им и являюсь и готовлю партию к самому главному экзамену 4 декабря – выборам в Государственную Думу и в Заксобрание Петербурга.

Сразу хочу сказать, что возглавлю оба списка и поведу в партию в бой. Но для этого, кроме хорошо проработанной программы, нужно четко понимать свой кадровый потенциал. Его нужно штучно подобрать: и в Госдуму и в Законодательные собрания 26 регионов, в которых одновременно пройдут выборы. На прошлых выборах мы получили 13 мест в петербургском Законодательном собрании, сейчас осталось только 7, остальные – предатели. Повторять подобной ошибки мы не хотим. Поэтому я буду заниматься вот этой работой, а организационной – Николай Левичев, позволив мне сосредоточиться на самом главном.

В Петербурге мы будем обязательно побеждать в декабре и воспользуемся правом победившей партии выдвигать собственную кандидатуру в губернаторы. Я предупреждал господ из «Единой России» во время написания закона о процедуре избрания губернатора, что тогда у них было большинство, но настанет другое время. Теперь, я думаю, они будут кусать локти.

– Правильно ли я понял, что «Справедливая Россия» создаст свой общероссийский фронт?

– Нам этого не нужно делать по одной простой причине. Под флагами «Справедливой России» уже объединены девять партий. У нас есть два молодежных движения, ветеранское движение, профсоюз «Справедливость», общественное движение «СССР» – Союз Сторонников Справедливой России. Мы не используем таких громких слов, как «фронт», но, по сути, у нас мощное объединение левых социалистических сил.

– Сергей Михайлович, все-таки о двухпартийной системе можно несколько слов?

– Да, я помню. Искусственно она не может быть создана, и стремиться навязать это будет полной бессмыслицей.

О борьбе с фальсификацией выборов. 13 марта, когда были выборы в региональные парламенты, мы провели эксперимент в двух регионах, в Кировской и Тверской областях, где попробовали за счет внешних наблюдателей не позволить фальсифицировать результаты выборов. Нам удалось. В одном случае мы набрали 21, в другом – 20 процентов. Это не 10 и не 15, как было раньше.

– Как уйти от фальсификации по всей стране или хотя бы в одном Петербурге? Как обезопаситься от вбросов?

– Возвращаясь к моим словам о подготовке к выборам, скажу, что я буду готовить не только кандидатов, но и людей, которые по всей стране не будут позволять заниматься фальсификациям на выборах. Времени остается шесть месяцев реально, но мы надеемся успеть. Может быть, нам помогут другие оппозиционные партии, которые хотят честного результата.

Мы хотим, чтобы в Петербурге было зафиксировано безусловная реальная воля петербуржцев, как в случае в Автово, когда 10 из 10 мандатов получили депутаты от «Справедливой России». Этот пример должен войти в учебники избирательного права.

– У вас уже сейчас есть кандидатуры в губернаторы Санкт-Петербурга для Президента, в случае если вы победите?

– Уже есть, несколько. Я не буду их сейчас называть.

– Сергей Михайлович, давайте попробуем представить историю дальше, после вашей победы на выборах в декабре. Наступает следующий год. И он тоже очень серьезный: должны состояться выборы в президенты. Сломано немало политологических копий об вопрос о том, кто же им будет. В 2007 году Вы намекали, что, может быть, им станет другой человек, и им оказался Дмитрий Медведев. Скажите, возможно появление сегодня третьего кандидата? Или это тоже антиутопия-2012?

– Если взять, как это принято говорить, вероятность свершения того или иного события за 100%, то я бы проценты разделил так: 33,3% за то, что кандидатом будет Путин, 33,3% за Медведева, и 33,3% за то, что это будет третий человек.

И это не уход от ответа. Такая вероятность действительно есть. Сейчас многие говорят, что вероятен сценарий, когда одновременно пойдут в кандидаты Дмитрий Анатольевич и Владимир Владимирович. Я считаю опасным для нашей страны такой ход развития событий. Как учат учебники по политологии, в таких случаях обычно побеждает третья сила, потому что два кандидата растаскивают свой единый электорат и вдруг его подхватывает некто другой. Появление такого черта из табакерки может привести к тому, что за рубежом вновь произнесут известные слова о том, что Россия сошла с ума. Поэтому, с большей степенью вероятности, я предполагаю, что тандем определится, кто будет выдвигаться. А Президента выберет уже народ.

– Теперь позвольте задать довольно глубокий и каверзный вопрос. В стране есть третье лицо государства – председатель Совета Федерации. Представим, что Вы им уже не являетесь. И получается, что Президент и премьер-министр ничего не сделали, чтобы спасти третьего по степени важности человека от нелепых упреков питерских товарищей. Для всей политической элиты это выглядит сигналом: правила, по которым до этого в ней выстраивались отношения, больше не работают. Что снят с поста может быть чиновник, который не был никогда, в принципе, нелояльным власти. То есть, может ли повлиять ваш отзыв на весь политический расклад внутри страны?

– Если мой отзыв из Совета Федерации явится красным флажком для многих губернаторов, которых давно гнать надо, для министров, которые, не имея профессионального образования, управляют отраслями и для многих других чиновников, я с гордостью скажу: хорошо, пускай это будет так. Может, кто-то потом от страха, что народ задумается, добровольно напишет заявление.

Отвечая на Ваш действительно глубокий вопрос, меня, возможно, потому отзывают из Совета Федерации, что, будучи третьим лицом государства и приближенным, как Вы сказали, к премьер-министру и президенту, я ничуть не отдалился от своего народа, остался верным своим избирателям. Я никогда не поступался своими принципами и совестью. Занимая такой ответственный пост, я давал 100% отдачи в благодарность за эту возможность.

    Алексей Лушников, специально для «Конкретно.ру»

 

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен