Оптимизация ценой жизни?

В Коми продолжается оптимизация сельского образования: вместо того, чтобы учить детей в родной деревне, их возят за реку на лодке без спасательных средств.

 

 

Восемь детей в одной лодке

Сельских школьников подвергают смертельной опасности

 

Новый виток приобрел тлеющий уже более года конфликт между жителями села Ляли и администрацией Княжпогостского района. В его решение включились тяжеловесы – 7 октября в Ляли приехали зампред думского Комитета по проблемам Севера и Дальнего Востока Ростислав Гольдштейн вместе с заместителем Главы РК Ирмой Кутаевой и министром образования и высшей школы Нелли Струтинской. Им предстояло разобраться: что стоит за решением местных властей закрыть в Лялях малокомплектную школу и перевести школьников учиться в заречное село Серегово и Емву? О том, как ребятишек выгнали из родной школы, «Трибуна» уже писала. Напомним, что все началось весной 2007 года, когда педагогам и учащимся объявили: «в целях оптимизации системы образования» школа будет закрыта как малокомплектная. На встрече с депутатом ГД руководитель района Виктор Попов стал подробно объяснять собравшимся, что такое «оптимизация системы образования». Правда, в результате многословного рассказа родители учеников так и не поняли, в чем же была главная цель закрытия добротной и теплой школы. Некоторые в селе даже считают: «оптимизация системы образования» затеяна для того, чтобы спустя какое-то время объявить Ляли «неперспективным селом». Масла в огонь подлила руководитель районного отдела народного образования Галина Григораш. Районная чиновница, когда-то работавшая в Ляльской школе, фактически перечеркнула труд своих бывших коллег, заявив, что уровень образования в школе был исключительно низкий, а педагоги ленились повышать свою квалификацию. В ответ на это мать четверых детей Сагрия Хадиева напомнила, что ее дочь, получившая образование в Лялях, поступила на бюджетное отделение Сыктывкарского университета, а якобы «плохо подготовленные» ляльские учителя почему-то продолжают учить детей в Серегово. Школьникам из Лялей было предложено учиться в Емве и жить там же в интернате. Но что значит домашнему ребенку оказаться в «казенном доме»? Нервы, слезы и падение успеваемости. Кроме того, ни питание, ни воспитание в тамошних условиях родителей учащихся не устраивали. Главный же их аргумент – дети должны жить с родителями. И если старшеклассник худо-бедно перенесет разлуку с домом, то как быть с пятиклашками? В качестве эксперимента несколько родителей скрепя сердце все-таки отдали детей в интернат. Результат – несколько второгодников. Сегодня четверо детей и вовсе не посещают школу. Остальные ежедневно вынуждены проделывать рискованный путь н а л о д к е ч е р е з Вымь, чтобы в лучшем случае ко второму уроку попасть в Сереговскую школу. До переправы – пять километров пешком. Сама переправа – утлая лодчонка, на которой в нарушение всех норм в сопровождении одного взрослого без каких-либо спасательных средств перевозят по восемь ребятишек. Эта информация, как признались депутат и члены правительства, повергла их в шок. Причем, по свидетельству родителей, администрация оказывала давление, вынуждая их подписывать заявление о том, что они лично несут ответственность за переправу собственных детей. Впечатленный услышанным, в весьма резких тонах Р. Гольдштейн напомнил собравшимся о том, что оптимизация образования предполагает не отрыв детей от родителей, а обеспечение качества и доступности образования, и потребовал от главы района В. Попова объяснений: каким образом тот допустил сопряженное с риском для жизни «путешествие к знаниям»? Однако вразумительного ответа депутат так и не услышал. Масла в огонь подлило и выступление отца одного из учеников – Михаила Кудрявых. Он ознакомил присутствующих с письмом из районной прокуратуры от 30 сентября этого года, в котором сообщалось, что закрытие администрацией школы в Лялях признано незаконным. В завершение встречи Р. Гольдштейн и И. Кутаева попросили у педагогов и родителей месячный тайм-аут, чтобы выработать оптимальное в сложившейся ситуации решение. В любом случае, заверил их парламентарий, в процессе учебы дети не будут оторваны от семей. Пока же главе администрации В. Попову предписано в течение трех дней решить вопрос с безопасной доставкой детей в Серегово. Анна ВЕРЕНКО. От редак ции . За все время, пока длится «эксперимент в Лялях», емвинские чиновники так и не смогли объяснить населению, в чем же заключается глубинный смысл закрытия школы. Ладно если бы это привело к существенной экономии бюджетных средств. Но, во-первых, никто пока так и не посчитал: больше или меньше денег тратится на обучение в школе ляльских детей, особенно с учетом их перевозки в Серегово в зимнее время на автобусах, а осенью – в лодке. Во-вторых, в районном управлении образования нам так и заявили: «Экономия тут ни при чем. Ляльские педагоги не могли обеспечить нужный уровень образования. Вот и пришлось школу закрывать». Вот тут и хочется спросить: «А разве муниципальные служащие от образования существуют не для того, чтобы помогать педагогам повышать квалификацию и так далее?» Проблемную «репку», которую посадила в Лялях пара районных чиновников, закрыв школу, пока не могут вытянуть ни федеральный суд, ни прокуратура, признавшие решение муниципалов незаконным.  /13.10.2008/

 

Трибуна


©
ФСУ Издательство «Трибуна»

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен