Петр Павлов: «Свою фотокарточку в загранпаспорт я клеил где-то над Турцией...»

<z>Проходил службу в Египте, Сирии, Камбодже. Совершил 237 парашютных прыжков. Гвардии генерал-майор. Последняя занимаемая должность – начальник политотдела, заместитель начальника штаба Ленинградского военного округа. Награжден орденами Красной Звезды, «Знак Почета» и двенадцатью медалями, в том числе зарубежных стран. Президент Ассоциации безопасности экономики и бизнеса «Северо-Запад».</z>

– Скажу прямо, считаю нисколько не зазорным свое нынешнее занятие. Один из основных пунктов Устава нашей Ассоциации говорит о содействии трудоустройству и адаптации к новым экономическим условиям бывших военнослужащих и сотрудников правоохранительных органов. А им непросто становиться гражданскими людьми. Особенно тем, кто прослужил в армии практически всю жизнь. Я по себе помню. На следующее утро после увольнения выходишь на улицу, а идти некуда.
Мне страшно неприятно, когда обо всех генералах судят только, как о хапугах: шикарные дачи, вывезенное из-за границы армейское имущество... Но большинство генералов за душой ничего не имеет. Безусловно, обидно, отдав всю жизнь государственной службе, оказаться далеко не в лучшем материальном положении. Сейчас, если не работать, то моей пенсии нам с женой хватит только на покупку продуктов в обычных магазинах. Кроме того, у меня никогда не было, вопреки распространенному мнению, никаких денщиков, личных поваров, адъютантов… Я же всю жизнь – в гарнизонах, да на специальных заданиях. Наверное, не дорос до порученцев. Для этого надо быть «паркетным» генералом. В кабинетах штаба округа прослужил лишь последних четыре года до увольнения. Действующим же генералом был одиннадцать лет. Между прочим, в числе друзей есть даже водители, которые полагались мне по должности вместе со служебной машиной.
– А насколько часто приходилось бывать в экстремальных ситуациях Петру Павлову?
– Начнем, наверное, с того, что в десантные войска я попал, еще когда мы все носили пехотную форму. Потом Василий Филиппович Маргелов, которого мне посчастливилось знать лично, ввел сегодняшнюю, десантную. Появились береты, тельники. Так что я в своей жизни носил петлицы двух цветов – голубые десантные и красные общевойсковые. В то время служба в воздушно-десантных войсках шла год за полтора, а для этого необходимо было прыгнуть не реже пяти раз в год. Скажем, прыгнул повар пять раз, и год за полтора засчитали. Но дело не в поварах. Конечно, для нас было большое событие, когда родные войска вдруг обрели внешний шик. Девушки кругом! Маргелов не просто переодел солдат и офицеров, он сделал десантников десантниками. В корне была перестроена программа обучения, войска развернуты, шла настоящая боевая учеба.
Мне приходилось попадать в самые неожиданные ситуации. В два часа ночи звонок: «Кроме повседневной формы одежды взять с собой парадную, срочно прибыть в штаб военного округа». Приезжаю. Таких, как я – около пятидесяти человек. Нас срочно фотографируют, здесь же выписывают загранпаспорта. Выдают готовые фотокарточки, бросают нам в самолет банку с клеем... Свою фотокарточку в загранпаспорт я клеил где-то над Турцией. Через несколько часов мы были в Египте. А в 1973 году моему подразделению довелось быть прикомандированным к войскам ООН, которые стояли в Африке на линии разделения огня, у Суэцкого канала.
– Но ведь официально российские военнослужащие впервые вошли в состав «голубых касок» спустя много лет, когда батальон Псковской воздушно-десантной дивизии был направлен на войну в Югославию...
– Значит, нам довелось быть первопроходцами. Скажу только, что все военные специалисты и советники, несмотря на достаточное количество боевой техники, одевались как гражданские. Мы же туда прибыли в форме, с личным оружием и своими боеприпасами. Как положено. Побывал и в Юго-Восточной Азии. С 1984 по 1987 год оказывал помощь в создании Вооруженных Сил в Камбодже. Страна эта находилась на военном положении. Полпотовцы, кхмеры... Всякое случалось, всегда рядом был автомат... А вообще, жизнь мотала. За время службы девятнадцать квартир поменял. Книги жалко. Когда я переезжал из Москвы в Выборг, была прекрасная погода. И вдруг дождь. Я такого ливня ни до, ни после не видел. У меня библиотека была – около четырех тысяч книг. Почти половину потерял...
– Присущ ли генералам «десантный шовинизм»?
– Конечно. В прошлом году, например, отмечал 2 августа в Пскове вместе с моими первыми товарищами по службе. У меня даже внук знает, что такое День воздушно-десантных войск. Говорит: «Дедушка, нужно форму одевать!» В наш день мы всегда встречаемся с друзьями, сослуживцами – родной праздник.
<z>Кирилл Метелев</z>
  • 5 729
Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен