Чиновничий бизнес

Афера


Выводы будут сделаны позже… Очень надеюсь, что прокуратурой и судом, а не людьми – с помощью митингов, пикетов, обращений к президенту и в Страсбург и просто отказа голосовать: что это за власть, если она берет ответственность за все, а сама не может навести элементарный порядок у себя под носом!

Одно очевидно: последние публикации «ТР» («Беспредел» и «Ненастоящий полковник») у многих что-то изменили в психологии – в редакцию начали обращаться со своими историями уже десятки людей. И очень скоро стало абсолютно ясно, что количество совпадений в этих историях выходит далеко за пределы статистической вероятности и наводит на мысль об устойчивом сообществе, объединяющим неких чиновников мэрии и отдельных судей, действующих при пособничестве нескольких средневысоких представителей службы судебных приставов и прокуратуры. Организованная преступная группа (или ОПГ), похоже…

И занимаются они все разнообразными махинациями с квартирами (но об этом позже), если прокуратура по-прежнему будет делать вид, что ничего не происходит!

Однако, вот вам один пример…

Цена жизни

В истории с квартирой Ереминой, которую судебный пристав Филяева выселила по ошибке (а на следующий день в ее квартире уже жила зав. отделом мэрии Афремова), появились новые детали. После статьи «Беспредел» мне стали добровольно помогать десятки людей, которые быстро накопали массу интересного, так что в этой истории рано ставить точку. Да и ставить ее должна не газета, а прокуратура и суд, если они вспомнят, за что получают деньги!

Так вот, естественно Еремина обратилась к Фемиде: ее на год с лишним лишили всех вещей, включая нижнее белье, а так же документов, и несчастный инвалид на костылях все это время существовал невесть как, вне времени, страны и уровня жизни. Честно говоря, я не уверен, что изъятие документов, свидетельствующих о гражданстве человека и вообще его физическом существовании входит в понятие «конфискация имущества» — личные документы имуществом не являются… Да или нет, господа руководители службы судебных приставов?

Ситуация страшная: документы конфискованы, а конфискат не выдают, потому что нет документов! Это извращенное издевательство над конкретным инвалидом или стиль работы вашей службы, господа руководители? Впрочем, проехали: суд встал на сторону Ереминой и признал действия Филяевой неправильными. Ура?

И близко нет… Простая логика: по ошибке взял чужое – положи на место. Суд не предписывал выселять Еремину и вывозить ее вещи, а другой суд признал выселение ошибкой – так исправляйте: верните вещи туда, где взяли! А уже потом в установленном законом порядке пусть мэрия постарается доказать, что Еремина, законная жена, прожившая с мужем в этой квартире годы, подлежит выселению после его смерти… Слабо? Видимо, да: в квартире по-прежнему проживает Афремова, а вещи инвалида свалены в гараже родственника.

А теперь, Ваша Честь, госпожа Федеральный судья Прокопьева, представьте себе, что у вас лично (или у ваших детей) отобрали все, вплоть до трусиков, и выгнали Вас на улицу на год с лишним… Во что обойдется Вам выживание, просто выживание? Будете ли Вы испытывать моральные, нравственные или физические страдания, мыкаясь по чужим углам и дальним родственникам, в холоде, голоде, и зная, что Вы уже почти не существуете, поскольку без документов? Представили? А теперь все тоже самое, НО НА КОСТЫЛЯХ? Во сколько Вы, госпожа Прокопьева оценили бы этот кошмар для своих детей?

Как же у Вас повернулась незнамо какая деталь в вашем механизме, присудить Ереминой за все только четыре тысячи – по шесть рублей за день?

В свое время председатель облсуда Фалеев сказал мне, что суд не интересует справедливость, суд интересует соответствие закону… Вот вам случай, господин председатель, когда эти два понятия совпадают – только судья ваш тому не соответствует!

Ничья бабушка

Помните, такую старушку – ничью бабушку в романе Ильфа и Петрова «Золотой теленок»? Она жила в «Вороньей слободке» и постоянно жгла керосиновую лампу… Жильцы коммуналки очень боялись, что бабушка подожжет квартиру – и слободка таки сгорела. В нашей истории тоже есть ничья бабушка, и я искренне надеюсь, что кое-кто из-за этого погорит!

Напомню: по версии мэрии квартира Ереминой была выделена некоему Косилову, ветерану войны и участнику штурма Кенигсберга – он, в отличие от Афремовой, право на внеочередное вселение имел! В документах он числится «дедушка» – чей, не уточняется… Специально для Вас, господин Фалеев – в документах суда нет никаких свидетельств родственных отношений Косилова и Афремовой – кроме бумаги за подписью Яценко. Она у нас еще и ЗАГСом подрабатывает! А суд это принимает… Как насчет соответствия закону, а?

Однако, видимо понимая, что версия с родственными отношениями не проходит, госпожи Яценко с Афремовой изобретают совсем уж уникальный трюк… Они оформляют всю комбинацию не как выдачу квартиры по очереди, а как мену ее… Поясняю: хотя претензии Ереминой на квартиру, где она столько лет прожила с мужем, абсолютно законны и как раз в это время разбираются в суде, мэрия объявляет жилье инвалида свободной от жильцов муниципальной собственностью и обменивается ею с Афремовой и Косиловым… (Или еще хуже – но об этом чуть ниже). А вы не знали, что наша горуправа оказывает и такие услуги, как обмен квартир с частными лицами?

Необходимое пояснение: для акта мены необходимы две стороны – нужно быть калининградским судьей, чтобы этого не понимать. Одна сторона – понятно: Афремова и Косилов, а вторая? Получается, мэрия… Но я внимательно изучил главу восьмую ЖК РФ, касающуюся муниципального жилья, и вот что уяснил: муниципалитет – наймодатель, и закон не предусматривает для него права обмениваться жильем! Или мэрия вселила в эту квартиру сама себя (по какой очереди? Она в ней стояла?) и уже как наниматель обменялась с Афремовой? И потом: ЖК, ст. 72 резко ограничивает возможности манипуляций с жильем, если в нем проживают ограниченно дееспособные члены семьи нанимателя, даже бывшего (а Еремина – инвалид первой группы)…

Почему Ваши судьи так обращаются с законами, господин Фалеев? За что получает народные деньги госпожа Олифер?

Но это еще не все! В документах дела имеется официальное письмо мэрии о том, что Афремова и Косилов свои квартиры сдали муниципалитету и оные распределены в порядке очереди. Напоминаю: дело происходит в 2005 году. А в 2006 году в бывшей квартире Ереминой, судя по документам, появляется Косилова, по возрасту (82 года) – жена почившего ветерана. В бумагах она значится как «бабушка», чья – опять-таки неизвестно!

Возникают вопросы: ветеран, страдающий склерозом, мог, конечно, при переезде на полгода забыть жену дома. Но как мэрия ухитрилась распределить эту квартиру новым жильцам вместе с бабушкой? Где находилась старушка все это время и где она была прописана?

Отгадки без загадок

Несколько разрозненных фактов… 1. В поквартирной карточке квартиры Ереминой Афремова со товарищи вписана сразу после «случайного выселения» Ереминой, а Косилов – значительно позже и другим почерком. А ведь по уверению Яценко квартира выделялась именно для него! 2. Хотя по всем документам мэрии «обмен» производился исключительно в интересах ветерана, но он даже не включен в число собственников квартиры! Таковыми являются Афремова и ее сын. 3. Пресловутый договор мены зарегистрирован 16. 08. 2005, и в лицевом счете записано: квартира приватизированная. Оп-па! А когда выселяли Еремину, мэрия утверждала, что квартира муниципальная — да она таковой и была по всем документам. Кто же ее приватизировал перед меной с Афремовой? Видимо, тот, кто менялся, то есть мэрия. Но мэрия – не частное лицо, она не может ничего приватизировать… Или уже частное? Это же юридический бред! А скорее того — афера.

И последнее: по ряду свидетельств новые жильцы поменяли дверь на следующий день после выселения Ереминой… Но новая дверь изготавливается строго по месту и минимум за неделю! Вывод: еще и Еремина ничего не знала, и пристав Филяева ничего не знала, а дверь именно для этой квартиры кто-то из будущих жильцов уже заказал? А все остальное только совпадение? Кто-нибудь в это верит? Или перед нами сговор чиновников мэрии, судьи и пристава при содействии органов юстиции? Господин Самсонов, вопросы к Вам — слишком большую ненависть у множества людей вызывает деятельность некоторых чиновников. Не удивительно, если деятельность – такая!

Народная благодарность

Послушайте, господа партия Путина! Огромная богатая страна, блестящие перспективы, впервые за многие десятилетия лидер, который действительно лидер! Что мы делаем, господа? Неужели кто-то всерьез надеется выполнить жилищную программу, выгоняя на улицу беспомощных стариков и грудных детей? У нас в Калининграде это – массовое явление… Несчастные старики всю жизнь ничего хорошего не видели – дайте им дожить спокойно, недолго осталось! Один грудной ребенок, вместе с матерью оказавшийся на помойке – национальный позор, способный погубить веру в планы Путина у тысяч людей!

Объявите амнистию по квартирным делам, корни которых уходят в безалаберность советской власти, чем сейчас нагло пользуются бессовестные люди, заставьте правоохранительные органы жестоко карать чиновников, организовавших себе бизнес на людских трагедиях, сделайте что-нибудь с продажными судьями – их не придется долго искать!

Вот тогда вам действительно поверят, вот тогда вам будут искренне благодарны — и вы еще не представляете, каким благодарным может быть наш народ!

Вольф ТАМБОВСКИЙ (ТР №165)

Тридевятый регион
(Калининградская область)