Странная арифметика

Людмила Георгиевна Чукаева стоит в очереди на квартиру 25 лет — с тех самых пор, как родился внук. В эту очередь включены ее дочь и зять — инвалиды с детства, она сама — инвалид второй группы третьей степени и внук. Все эти годы они жили в однокомнатной квартире общей площадью 34,3 кв. метра, в 16-метровой комнатушке. И ни разу — ни в советские, ни в ельцинские времена — никому не приходило в голову их из очереди исключить. Тем более что в годы блокады пострадала вся семья Людмилы Георгиевны.

            Неудачное» замужество
            Она сама пережила в Ленинграде все блокадные годы, училась в знаменитой «подвальной» школе № 384 в Кировском районе и, как сейчас понимает, выжила только благодаря «казарменному» режиму, устроенному для ее учеников. Именно с последствиями блокады связывают Людмила Георгиевна и ее лечащие врачи тот факт, что спустя много лет дочка у нее родилась инвалидом.
            Кстати, муж ее дочери — такая же жертва войны, хотя тоже родился много позже ее окончания. Его мать (она тогда жила в Краснодаре) ребенком засыпало в траншее во время обстрела. Она получила травмы, следствие которых — инвалидность сына. Только внуку повезло: здоровый крепкий парень, который в прошлом году очень обрадовался за бабушку: благодаря президентскому указу в свои 75 лет она могла рассчитывать на квартиру.
            Однако получить хоть какое-то возмещение за страшные голодные блокадные дни его бабушке пока так и не пришлось. А все потому, что в Калининском районе применили к ней весьма странную арифметику. Письмо с арифметическими изысками Людмила Георгиевна получила еще 5 ноября, но до сих пор понять его не может. Мы тоже не смогли, хотя привлекали для этого даже специалистов по высшей математике.
            Подписала сей документ госпожа Янус, начальник жилищного отдела администрации Калининского района. Не знаю, читала ли она его до того, как поставила свою подпись. Но факт есть факт: исключение из льготного списка нуждающихся в жилье было произведено на том основании, что Людмила Георгиевна 35 лет тому назад повторно вышла замуж. А у второго мужа была к тому времени кооперативная «двушка», принадлежавшая ему пополам с сыном, — квартира, к собственности на которую Людмила Георгиевна никакого отношения не имела и не имеет, она там даже не прописана. В ней зарегистрирован ее нынешний муж и его сын от первого брака — ветеран боевых действий в Чечне, женатый и имеющий детей. Таким образом, на семейство Чукаевой приходится целых две квартиры из трех жилых комнат, в которых проживают пять семей: сама Людмила Георгиевна со вторым мужем, ее дочь с зятем, сын мужа с семьей и ее внук — пока неженатый.

            Давайте посчитаем
            В Петербурге ставят на учет в качестве нуждающихся в жилье, если на человека приходится менее 9 квадратных метров в отдельной квартире или 15 — в коммунальной. Общей площади — так положено по Жилищному кодексу. Однако к случаю Чукаевой — и видимо, к десяткам других — применили принцип учета по жилой площади, причем как-то странно: в ее «однушке» учли всех членов семьи и решили, что на ее долю приходится 4,24 кв. метра. А «двушку» мужа учли на двоих — видимо, на самого супруга и его сына, так как Людмила Георгиевна там не прописана и в собственности на эту квартиру не участвует. И получилось, что в квартире мужа на нее (!) приходится еще 6,1 жилого квадрата. Сложили вместе четыре и шесть — хотя метры из двух разных квартир — и вот вам, пожалуйста, оказалось, что площади у блокадницы — 10 квадратов, то есть на метр больше, чем нужно для постановки на учет. При том что жить ей все равно негде.
            Столь своеобразный подход напоминает сказочного двоечника из классической советской сказки, который складывал и делил землекопов, получая итог с дробями. Но для него хотя бы последовало наказание: с половинкой землекопа он встретился в сказочной стране и еле унес ноги.
            Чиновники же научились складывать расположенные в разных концах города метры не сами по себе, а только по воле былых руководителей города. Они руководствуются при этом двумя документами, датированными январем 1987-го и июнем 1999 года. Один был принят Ленгорисполкомом, другой — подписан губернатором Яковлевым, и оба утратили силу в 2005 — 2006 годах, так как противоречат Жилищному кодексу. Но, как видим, в жилищном отделе Калининского района про это почему-то не знают.
            Но дело даже не в этом. Просто так получилось, что арифметика, примененная в данном случае к блокаднице, оказалась весьма непоследовательной и лукавой. Причем лукавство, похоже, вполне сознательное. Ибо подсчеты такого рода были бы действительны много раньше и только при постановке на учет. Если же человек уже стоит в очереди на жилье, действуют другие правила. Так, по нашему городскому закону исключить из очереди Людмилу Георгиевну были вправе только в том случае, если бы она неведомо каким способом добыла себе в собственность не менее 18 квадратных метров общей площади вместо «приписанных» ей чиновниками шести — на деле ей не принадлежащих. Если бы с Чукаевой обошлись по закону, ее обязаны были бы оставить в очереди на получение жилья по президентскому указу — но уменьшить площадь предоставляемой квартиры на те самые «коварные» шесть метров, которых оказалось достаточно для снятия с учета.
            Ну а теперь давайте продолжим странную чиновничью логику и попробуем сложить людей с метрами — всех и со всеми, а не выборочно, как это сделали в администрации. Ведь если следовать предложенной методике, получится, что членов большого семейства, прописанных в двух квартирах, насчитывается шестеро (жена и дети сына второго мужа от первого брака прописаны в другом жилом помещении, хотя живут все вместе). На них всех приходится 43 квадратных метра жилой площади, то есть чуть больше 7 квадратов на каждого. Судя же по письму за подписью госпожи Янус, на очередь ставят тех ветеранов, на кого приходится менее 9 квадратов опять-таки жилой площади. Почему на основании своей же арифметики в Калининском районе решили исключить блокадницу из очереди — совершенно непонятно. Ведь для этого жилищникам пришлось сложить четвертинку комнаты в одной квартире с половинкой другой — и поделить не на всех прописанных в двух квартирах человек, а только на двоих.

 

            Наших планов громадье
            Напомним, из очереди Людмилу Георгиевну «вычистили» в ноябре 2009 года. То есть ранее Людмила Георгиевна на учете числилась. И все планы, по которым город рассчитывал число необходимых для покупки ветеранам квартир, распространялись и на нее. Теперь же она из этой очереди исключена. Следовательно, предназначенная ей первоначально квартира достанется другому счастливчику. А в отчетах перед президентом можно будет поставить очередную галочку.
            Недавно Людмила Георгиевна услышала про инициативу городского правительства поставить на площади Мужества памятник погибшим детям-блокадникам. Она сама — такой ребенок, только выживший и проживший тяжелую жизнь. Вот она и спрашивает: может быть, место для жилья ей теперь осталось только под будущим памятником?

 

            Марина Глебова, телеканал «100 ТВ»
Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен