Женская партия на контрабасе

<z>Финская Коза-Ностра</z>
Одним из главных действующих лиц, по мнению расследовавших дело сотрудников Невского РУВД, была обладательница финского паспорта и вида на жительство в Суоми Светлана (Стелла) Хютти. Сильный пол в коллективе контрабандистов представляли Даниэль Раенко (а попросту Даник) и Александр Синицын, гражданский муж Стеллы. На подхвате работал школьный приятель Синицына Тимофей Смирнов. По слухам, активную помощь из Финляндии им оказывала одна знакомая Раенко, которая знала технологию крупномасштабной контрабанды и обладала необходимыми для этого связями, однако не могла свободно перемещаться, чтобы руководить процессом.
Суть «бизнеса» заключалась в контрабанде автомобильных покрышек и шипов противоскольжения из Финляндии в Россию, взятых под реализацию у завода. Минимальная партия – от одной фуры, то есть десять миллионов шипов. Ну и где же божественная музыка на «народном» инструменте?
<z>Разработка</z>
Использовались стандартные схемы занижения платежей и изменения кодов. Покрышки для легковых автомобилей проходили по коду как шины для сельскохозяйственных машин с рисунком «в елочку», что намного дешевле при уплате таможенных пошлин. Шипы проводили в документах по заниженной в 10 раз инвойсовой стоимости. Стоит заметить, что эта технология требовала участия цепочки довольно высокопоставленных лиц в соответствующих сферах, так как утвердить заниженные таможенные цены в контракте могут только в ГТК РФ. Готовилось сразу два пакета документов: один с реальными цифрами для вывоза из Финляндии, а другой с контрактными-заниженными для подмены перед российской границей. При выезде из погранзоны, естественно по согласованию, появлялась машина сопровождения с сотрудниками ОБЭПа для подстраховки груза на случай проверки. Все это отражено в факсимильной переписке «бизнесменов».
Покупатель, естественно, брал шипы по реальной отпускной цене – от 18 до 40 долларов за тысячу штук. В документах, попадавших на российскую таможню, их стоимость обозначалась всего в полтора доллара. Бюджет РФ лишался с каждой машины суммы в несколько десятков тысяч долларов. Прибыль «вчерную» через посредническую фирму-буфер переводилась обратно в Финляндию на фирмы «Терек-Трейдинг» и «Августа холдинг», принадлежавшие Стелле.
Чтобы поставить дело на широкую ногу, подельники создали в Санкт-Петербурге ООО «Сов Тим». Фактическим руководителем фирмы и ее хозяином являлся Раенко. Остальные оказывали ему посильную помощь. Теперь можно было расширить сеть покупателей и не торговать «с колес», а накапливать товар на складах в Питере и Москве. В это же время «Сов Тим» открепился от таможни в Санкт-Петербурге, чтобы заключить контракт с Шереметьевской таможней, якобы по причине открытия представительства в Москве. По мнению бизнесменов, там было легче проводить заниженные и заверенные ГТК инвойсы. Маховик закрутился.
<z>Кульминация</z>
1 июля Даниэля Раенко арестовали за транспортировку наркотиков и поместили в следственный изолятор на Лебедева. Позднее выяснилось, что он – международный мошенник, имеющий несколько судимостей в разных странах. Руководство фирмой и процессом взяла на себя Стелла. Она моталась между Россией и Финляндией. В это время пришел очередной груз – две машины в Москву и одна в Питер.
Вскоре у контрабандистов возник конфликт на почве дележа денег. Стелла сработала на опережение. По ее команде, используя поддельные документы, Смирнов с помощником вывезли со склада в Питере пришедший товар на сумму в 150 тысяч долларов, и вместе с Синицыным начали его быстренько реализовывать «вчерную». Однако во всех официальных документах фигурировал только «Сов Тим». По контракту №327 ДЛ от 20.06.2000 г. между ООО «Терек-Трейдинг» и ООО «Сов Тим» последний обладал правом распоряжения данным товаром по нормам международного, гражданского и налогового законодательств РФ. В результате получилось, что на фирму (читай Раенко) свалились все претензии со стороны финского поставщика, которому надо было оплатить полученный товар, компенсировать транспортные расходы и долги по таможенному оформлению.
Функции «разводящего» возложили на исполнительного директора ООО «ОП БПС», с которым был заключен договор на охранные услуги, – Валерия Астахова. Именно им от имени Раенко было подано завление в 23 отделении милиции Невского РУВД о краже с предусмотрительно приложенным комплектом документов, доказывающих принадлежность груза. В конечном счете шипы нашли, а пытавшаяся их реализовать веселая троица оказалась за решеткой. Казалось бы, справедливость восторжествовала.
<z>Реприза</z>
Ровно два с половиной месяца Светлана Хютти провела в СИЗО. Похоже, что ей это не сильно понравилось. Как нельзя кстати в Невском РУВД началась какая-то чехарда со следователями по этому делу. За короткий срок их сменилось человек пять. При этом, как утверждают причастные к делу люди, пропали протоколы допроса, во время которого Стелла призналась в противоправных действиях.
Тем не менее троице отказали в изменении меры пресечения на подписку о невыезде. Однако при расследовании уже в ГСУ ГУВД СПб следователь Вихлянцев прекратил дело за отсутствием события преступления. Сделано это было на основании документов, говорящих, что товар был украден у Стеллы еще в Финляндии. Но есть все основания полагать, что документы были поддельными. Такой вывод можно сделать из информации, предоставленной финской полицией.
К тому же в распоряжении редакции есть ряд документов, которые четко отслеживают весь путь данной партии товара из Финляндии в Россию. Это факсимильная переписка, в которой госпожа Хютти в числе прочего дает указания и советы о движении товара, доказывающие ее непосредственное участие в делах «Сов Тим».
Впрочем, следственные органы этими документами тоже располагают… или располагали? В ГСУ корреспонденту «Версии в Питере» ответили, что не уполномочены давать комментарий по этому делу, так как оно передано в вышестоящую инстанцию.
<z>Из пешки в дамки</z>
Тем не менее Хютти, оказавшись на свободе, возжелала отомстить. Так как дело прекратили, она настояла на возбуждении в Управлении Генеральной прокуратуры РФ в Северо-Западном федеральном округе дело о превышении служебных полномочий следователем Быковым из Невского РУВД. Если Стелла будет признана потерпевшей хотя бы по одному эпизоду дела, она может потребовать у Казначейства РФ моральной компенсации и оплаты груза, а в Финляндии получить страховку за якобы украденный товар.
Кроме того, Валерий Астахов, который подавал заявление в милицию о пропаже, оказался «стрелочником». Получив груз, он возвратил его представителю «Сов Тим» Оксане Логиновой, которая испарилась вместе с товаром. По словам Астахова, Стелла во время телефонных переговоров вымогает у него 650 тысяч долларов (во столько она, видимо, оценила свое сидение в СИЗО), открыто говорит о возможности манипулирования делом. Кроме того, она якобы неоднократно заявляла, что не пожалеет денег, «чтобы посадить» Астахова и следователей, которые вели ее дело.
Эти ее угрозы блефом и не оказались. В данный момент Астахову следователем по особо важным делам Управления федеральной прокуратуры Сидельниковым предъявлены обвинения по ряду статей УК, связанных с подстрекательством должностных лиц Невского РУВД к превышению служебных полномочий.
<z>Эпилог</z>
Еще один фигурант, Даниэль Раенко, осужден, но вышел по амнистии, так как обвинение по пункту 3 ст. 228 (транспортировка наркотиков) переквалифицировали на п. 1 (хранение). После этого он с поддельным паспортом на имя Родиона Сорокина, гражданина Израиля, скрывался в Америке. В данный момент отсиживает давно положенный срок в Финляндии за те же наркотики.
Что же касается его участия в «шипованном» деле, то, по некоторым данным, в настоящий момент Раенко нашел общий язык с Хютти и активно дает показания на свою бывшую гражданскую жену Елену Скородумову, пытаясь обвинить ее в организации контрабанды, похищении груза и прочих «грехах». Насколько обоснованны эти обвинения – покажет следствие.
Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен