Беглов получит 60-65%, бунта не будет

«Конкретно.ру» подводит итоги петербургского года с политическим психологом, преподавателем СПбГУ, ученым и экспертом Александром Конфисахором. Обсуждаем смену первого лица в городе, произошедшие под занавес года громкие отставки главы комитета по законности и правопорядку Леонида Богданова и вице-губернатора Игоря Албина, а также предстоящие выборы губернатора и протестный потенциал петербуржцев.



– Вице-губернатор Игорь Албин «под елочку» таки отправлен в отставку. До этого была пресс-конференция Владимира Путина, на котором чиновника раскритиковала «журналист» Алла Андреева, в своё время им же всячески продвигаемая и поддерживаемая.

– Эта отставка не случайна совершенно. Попасть на пресс-конференцию, может быть, ещё можно, но задать вопрос, направленный против конкретного чиновника такого ранга, вряд ли.

Албин, как уважающий себя человек, сразу сказал, что готов написать заявление об отставке, для него это нормальные вещи. В последнее время появлялась информация, что он собирается баллотироваться в губернаторы и может составить конкуренцию Беглову. И я бы считал, что у Албина больше шансов на победу, чем у Беглова.

– Разве он смотрится привлекательнее в качестве кандидата от вертикали власти? Но ведь у вертикали уже есть свой кандидат, и Албин даже успел расписаться ему в верности, к примеру, рассказав о совершённом Бегловым подвиге…

– Я говорю об идеальной ситуации, без административного ресурса и давления. Хотя у нас такой ситуации давно не было.

– Главным событием уходящего года для Петербурга была смена губернатора. Считается, что Георгий Полтавченко был довольно пассивен на своём посту…

– С моей точки зрения, его и назначать не надо было. Потому что Полтавченко – человек категорически не публичный. Он неплохой администратор, но ведь губернатор – это ещё и политическая работа. Есть две составляющих у любого человека – форма, как он делает, и содержание, что он делает. И Георгий Сергеевич выбрал тренд, что для него главное содержание, а форма не интересует.

Миссия губернатора – определить цель и приоритеты для развития города. Показать то, каким Петербург будет через год, два, пять, десять лет. Мессианское предназначение города очень многое объясняет. Петром Первым это заложено. Например, для Анатолия Собчака мессианское предназначение города стояло на первом месте. Это культурная столица, это туризм. При Валентине Матвиенко был сделан упор на город как финансовый центр. К этому можно по-разному относиться, но давайте вспомним, сколько пришло различных структур, начиная с того же Газпрома. При Полтавченко мы потеряли эту картину. Непонятно, куда город развивается, какие у него приоритеты.

Мы гордимся тем, что за семь лет его губернаторства два раза в год в Петербурге проходил крестный ход. Это нонсенс – в культурной столице гордиться тем, что проходят такие вещи, типичные для XVIII-XIX веков. Наш город стал инвестиционно непривлекательным, сюда деньги перестали приходить. А зачем вкладывать деньги, если неясно, какое у Петербурга будущее? При губернаторе Полтавченко город превратился в тихое болото, эксплуатируя то, что было сделано нашими предками. Но жить только за счёт прошлого успешно никогда, ни у кого не получается.

Беглову нужно переломить эту тенденцию. Сможет это сделать – честь и хвала. Не сможет – останется в том же ряду, что и бывший губернатор.

– Насчёт мессианства Собчака многие с вами бы поспорили…

– Я тоже скептически отношусь ко многим вещам. То, что Собчак хотел сделать здесь культурную и туристическую столицу, – это нормально. Но чтобы сделать картинку будущего? Надо к этому готовиться. Если мы посмотрим высшие учебные заведения того времени, как они переформатировались, то университеты и научные центры оказались в загоне. Никакой системы в этом смысле создано не было.

– Но вернёмся к врио губернатора. Если политические физиономии Матвиенко или Полтавченко были горожанам более-менее ясны, то что за человек Александр Беглов?

– Он руководит периферийным районом – Курортным, не самым населённым и значимым. Три месяца в 2003 году исполнял обязанности губернатора. Говорить, что у Беглова есть опыт управления городом, как минимум не приходится. Потому что 15 лет назад была другая обстановка и другие настроения. Все поменялось. Только одно осталось неизменным – президент тот же.

Мне пока Беглов предстает чиновником, который по стилю, по психологическому типу ближе к Полтавченко. Недаром в одном из первых интервью Беглов сказал, что предшественник очень многому его научил. Он вряд ли сможет измениться, но, вероятно, будет более публичным и открытым для общения, чем Полтавченко. Не потому что он такой, а потому, что на ошибках учатся.

То есть губернаторские выборы будут проходить по инерционному сценарию, как у Сергея Собянина в Москве в уходящем году, без допуска реальных конкурентов?

– Да. Будут действующий врио и несколько человек на подтанцовке, которые наберут свои проценты в пределах статистической погрешности. Беглов победит с результатом от 60 до 65%, чтобы выглядеть уверенно, однако при этом не переплюнуть президента.

– КПРФ может преподнести какие-то неожиданности? По слухам, обсуждаются кандидатуры экономиста Юрия Болдырева, а также кинорежиссёра и депутата Госдумы Владимира Бортко…

– Эти фамилии звучные для людей, которые наблюдают за политикой, более-менее знают новейшую историю нашего города. Болдырев был в своё время человеком очень значимым, но это было 20 лет назад. Сейчас он потерялся, где-то изредка в интернете появляется. Имидж молодого, энергичного, умного, авторитетного политика он, к сожалению, подрастерял.

Я общался с Болдыревым плотно во время выборов 1996 года. Принёс ему тогда программу и план компании. Он говорит: «Давайте так договоримся. Мы с Собчаком выходим во второй тур и тогда будем с вами работать». Я замечаю: «Вы уверены, что выйдете во второй тур?» Болдырев в ответ – да, вопрос в том, первое место, либо второе…

Ну я сказал, что в таких обстоятельствах мы вряд ли встретимся. Так и вышло. В общем, то, что мы знаем про Болдырева и Бортко, не значит, что про них знают горожане.

– А что у нас на либеральном фланге? Борис Вишневский и Ксения Собчак заявили о своих амбициях, что, на мой взгляд, выглядит несколько комично…

– Я думаю, что Вишневскому не дадут пройти муниципальный фильтр. Не потому что его боятся, как реального претендента на пост градоначальника – если «яблочники» преодолеют фильтр, это будет показателем того, что они имеют достаточно большой потенциал.

– Вспомним, что на выборах мэра Москвы в 2013 году «Единая Россия» дала подписи Алексею Навальному. Почему бы ей не дать подписи Вишневскому для создания иллюзии демократических выборов?

– Навальный ни с какой партией себя не ассоциировал, а Вишневский идёт от партии. Получится, что единороссы тихо поддерживают «Яблоко»?

Что касается Собчак, то эксплуатировать фамилию отца – всё-таки глупость. Я говорил – такой страшный циничный человек – выдвигайся она после его смерти, другое дело. Тогда – он погиб на посту, и дочка продолжает работу. Это ещё куда ни шло. А сейчас эксплуатировать фамилию совершенно бессмысленно, очков ей не принесет.

– Мы обошли вниманием Оксану Дмитриеву…

– Есть такая дама-политик. Она, конечно, сильно изменила свою активность с тех пор, когда Дмитриевой не дали избраться в Госдуму. Нет тех возможностей, нет такого уровня, на котором она была раньше. Ей надо было бы идти на выборы, когда губернатором была Матвиенко. Но стратегическую ошибку уже невозможно исправить. И муниципальный фильтр ей тоже вряд ли дадут пройти, потому что не надо слишком приподнимать «Партию Роста».

-- Ещё одна важная новость – отставка многолетнего главы Комитета по законности и правопорядку Леонида Богданова. Связано ли это с многочисленными скандалами вокруг запретов митингов последнего времени? Или последней каплей стала история со сперва согласованной, а затем отменённой акцией за отставку областного губернатора Александра Дрозденко?

– Конечно, полный нонсенс, когда в одном субъекте федерации проходит митинг за отставку главы другого субъекта федерации. Здесь чиновники сами не поняли, чего хотели. С одной стороны, хорошо показать, что у людей есть право митинговать. С другой, несколько перестарались, потому что предмет митинга был довольно абсурдный.

– Ну а какая разница, разве это вообще дело чиновников? Пусть в Петербурге митингуют хоть против Трампа в соответствии с 31-ой статьей Конституции….

– Можно, конечно, здесь помитинговать за отставку Трампа, только ему от этого ни холодно, ни жарко. Можно ещё помитинговать за отставку, скажем, губернатора Магадана. Это бессмыслица.

В целом же понятно, что Богданов стал фигурой нарицательной. Но он не является инициатором, а в лучшем случае проводником политики «держать и не пущать». Не Богданов принимал решение – разрешить или нет митинг – он ставил визу, являясь крайним, на которого переводятся все стрелки.

Поэтому, кто там будет, особой роли не играет. Не глава комитета принимает решения по митингам – они принимаются на уровне губернатора…

– Пока тенденция выглядит так, что протестную активность пытаются убрать из центра и загнать в зелёные зоны по окраинам под видом «гайд-парков»…

– Ситуация очень интересная и неоднозначная. Дело не в количестве – гайд-парков может быть множество. Если сделать их в Колпино, на Гражданке, на каких-то выселках, то хоть сотня. Скажем, Марсово поле, где у нас был гайд-парк, перевесит их всех.

Власть категорически боится любой публичной деятельности, не знает, как на неё реагировать, кроме как понятными силовыми способами. Власть категорически не готова к диалогу и не хочет слушать про себя нелицеприятные вещи, поэтому ситуация не улучшится, а я боюсь, только ухудшится.

Но бунта не будет. Власть же посмотрела, что творилось в других регионах. Берём Приморский край – там она не побоялась пойти на крайние меры. Вброс нахальный, абсолютнейший беспредел, отмена итогов голосования и новые выборы, к которым не допустили победившего кандидата. И люди не возмутились, а проглотили это. И сейчас утвержден губернатором представитель вертикали власти.

Потенциал для социального взрыва существует только тогда, когда очень большой диссонанс между ожиданиями и тем, что получилось. Напомню ситуацию 2011-12 года. Почему вдруг люди вышли? Потому что ожидания были одни, а результат получился совершенно другой.

Если же знаем, что победит действующий президент, мы как угодно можем относиться к этому и как угодно его критиковать. Но мы знаем, кто победит и он побеждает. Если люди уже знают, что Беглов победит, а к этому всё идёт, то он и победит. Ну выйдет сколько-то человек, которые сочтут, что это неправильно. Таких не будет 10 тысяч…

 

                       Беседовал Андрей Дмитриев

 

  • 923
Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен