Как священник-педофил годами девочек трогал

Мать одной из девочек, над которой в православном лагере надругался священник Глеб Грозовский, рассказала «Конкретно.ру», как он располагал к себе детей, и почему те годами не жаловались на ласки, «какие бывают между мужем и женой».


Иерей-педофил

Упорное нежелание Патриарха Кирилла поднимать вопрос об извержении из сана отбывающего срок за педофилию священника Глеба Грозовского только подогревает слухи о том, что бывший духовный наставник питерского «Зенита» является крёстным сыном Владыки.

В 2014 году Патриарх поручил Правозащитному центру Всемирного Русского Народного собора (ВРНС) провести собственное расследование дела скрывавшегося на тот момент в Израиле Глеба Грозовского. Ровно год назад, в день оглашения приговора, в резолютивной части которого судья Приозерского городского суда Ленинградской области Людмила Яшина позволила себе перечислить, где и как Грозовский «трогал» девочек, глава ВРНС Роман Силантьев заявлял, что «лично не верит в виновность отца Глеба», и что сан с него не будет снят до завершения судебных процедур.

Отметим, что с тех пор Церковь не выразила никакого иного отношения к решению суда, будто ставя под сомнения выводы официального следствия, утверждённые обвинительным приговором. Комментарии прессе не даёт не только епархия, но и синодальный отдел Московского патриархата по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ. А между тем все возможные судебные стадии завершились ещё в минувшем ноябре, когда Верховный суд отклонил апелляционное представление заместителя генерального прокурора РФ Леонида Коржинека.

Как рассказала «Конкретно.ру» мать одной из пострадавших девочек, попросившая не разглашать имя, вопрос о лишении Грозовского священнического сана является для неё принципиальным. Церковь, которая покрывает педофилов, только отталкивает от себя паству. Более того, нераскаявшийся священник после отбывания наказания может быть отправлен в далекий уезд, где не исключено, что повторит свои злодеяния. Пережившая трагедию женщина уверена – педофилия неизлечима, «кроме химической кастрации, пока не придумано никаких методов лечения».

Женщина решила написать в патриархию. На первое письмо пришёл лишь формальный ответ о необходимости дождаться окончания всех судебных процедур, а написанное уже после этого в начале декабря второе письмо осталось без ответа.

– Ответ от них я так и не получила. Вы не лишаете сана и тем самым оказываете поддержку. По совести, данной мне Богом, я считаю нужным оповестить людей, сказать об этом православным людям. Народ должен об этом знать. Приговор в силе, преступник за решёткой, а вы всё сана не можете лишить.

Прикосновения

По словам нашей собеседницы, о преступных наклонностях отца Глеба она узнала от дочери, однажды разговорившись во время долгого совместного пребывания.

– Мы с ней читали, и это всё пошло вопрос за вопросом. Она меня спросила, а вы с папой трогаете друг друга? Я ей объяснила, что между людьми бывает близость. Вот как мы, родители, детей целуем, так же и между мужем и женой, но по-другому немножечко. Я тогда сказала, а почему ты об этом спрашиваешь. И она мне говорит, что меня тоже трогали...

Наша собеседница рассказывает, что сначала подумала на случайные прикосновения во время игры в футбол, но, задав дочери ещё несколько вопросов, поняла, что речь идёт совсем о другом:

– Она меня спрашивала. А вот это нормально? Вот так можно трогать?

Разговор мамы с дочкой проходил на их малой родине. Местный, хорошо знакомый ей батюшка тогда сказал, что, если этому жуткому делу есть свидетели, то нужно «идти и рассказывать».

Приехав в Петербург, женщина сначала обратилась к знакомому священнику одного из пригородных храмов, но тот лишь ответил, что «его духовник сказал держаться от этой истории подальше». Решено было обращаться в полицию. Дочь согласилась. Проблема была в том, что они с той девочкой, которую тоже «трогал» отец Глеб, решили об этом никому не говорить.

– Он всё время девочкам говорил о том, что, ты же понимаешь, что только муж с женой это делают, это нельзя никому рассказывать. Я говорю, мне придётся поехать к её маме и рассказать. Как ты на это смотришь? Она такая: Да, мам, конечно! Я думаю, М*** поймёт меня, что я рассказала, не сдержала секрет. Хорошо, что есть ещё один человек, который сможет это подтвердить.

Позже нерешительный священник пригородного храма предлагал свести женщин с «одним церковным человеком», чтобы поговорить об инциденте, но те, уже доверившись правоохранителям, решили ни с кем не встречаться.

– Тогда, скорее всего, они хотели узнать побольше информации, чтобы это как-то замять. И очень хорошо, что мы туда не пошли. А после всего случившегося я вообще отошла от церкви.

Погладить животик

На резонный вопрос, почему же девочки сразу не пожаловались родителям, женщина отвечает, что для Глеба Грозовского «прикосновения» были частью его любви к детям, к тому же сам он вёл себя как ребёнок.

– У него такие шуточки были: вот мы ездили на Кос в Грецию, ему взбрендило, он взял подбежал к пацану одному, футболку оттопырил и туда воды налил, и побежал такой довольный-довольный. Это вообще поступок взрослого человека? Он сам по себе как ребёнок. Поэтому он детей понимает. Он с ними на «ты», такой а-ля старший брат, но при этом у него есть опыт, и он может помочь. Например, в учёбе. Говорит спокойно, давай я тебе объясню. Конечно, это всё подкупает. На самом деле большинство жертв боготворят своих покровителей.

– А что же матери девочек, разве они ничего не замечали?

– Мой священник в церкви, куда раньше ходила, сказал, а вы знаете, как священников балуют всякие эти бабушки, тётушки? Они на тебя просто молятся, как на икону. Вот что ты им скажешь, то они и сделают. И тем самым они многих священников уродуют морально. Потому что они чувствуют себя очень властными людьми, всемогущими и вот так распоряжаются судьбами.

– То есть все, кто поддерживает Грозовского, находятся просто в ослеплении?

– Все, кто его поддерживал из известных людей, в конце замолчали и ничего не говорили. Вначале они высказались, а потом никто не поддерживал. Все потихоньку смекали, как и что. Агапитова (уполномоченный по правам ребёнка в Петербурге Светлана Агапитова – ред.) его лично знала. Он ей написал целое письмо. Мама дорогая! О моей дочери писал как о проститутке какой-то. Но когда я к ней пришла лично, и она меня увидела, тогда всё поняла, сказала, хорошо, что вы пришли.

– Но ведь у Грозовского и много сторонников, кто все эти люди, которые устраивали молебны в судах?

– Мамки эти ценят всё то, что он хорошего их детям сделал. Не могут поверить. Когда такая мама говорит, какой он классный, как он помог, какой он вообще идеал, то у ребёнка тоже складывается понимание, что это такое проявление любви. Многие думают, что если бы он так делал, ребёнок бы не ходил больше в церковь. А попробуй маме-фанатке скажи, что я не пойду в церковь! Поэтому дети вынуждены подстраиваться под эти ситуации и принимать их. Поэтому искажается психика.

– А как же понятие о целомудрии и всё такое?

– Он не насилует с болью, он годами гладит-гладит. Сначала одни места, потом другие наглаживает. Он же не напором. Даже девчонке из лагеря говорил, если тебе не нравится, как я целую тебя, можешь выйти. То есть он никого физической силой не держал. У детей нет опыта, и они воспринимают это как за норму – погладить животик, ножки погладить, поцеловать. И потом это действительно постепенно происходит, годами.



Маме ничего не светит

Вместо эпилога процитируем Положение о церковном суде Русской православной церкви. Согласно уставу, только церковный суд может произвести извержение из сана совершившего преступление иерея. Однако обратиться в церковный суд с заявлением могут далеко не все. Так не принимаются к рассмотрению заявления, поступившие в церковный суд от находящихся вне церковного общения.

Следует ли из этого, что мать пострадавшей от священника-педофила девочки, которая не смогла больше оставаться частью общины, формально не является субъектом правоотношений для церковной юрисдикции? Вопрос открытый. Зависит, как и всё у нас от начальства.

Впрочем, после того, как начальство откровенно нарушает 25 Апостольское правило, согласно которому, «епископ, или пресвитер, или диакон, в блудодеянии, или в клятвопреступлении, или в татьбе обличенный, да будет извержен от священнаго чина», чего можно ожидать женщине, над чьей дочерью надругался священник Русской православной церкви?

 

        Константин Платов, «Конкретно.ру», фото с сайтов Yablor.ru, fishki.net, nevnov.ru

 

  • 1 130
Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен