Профсоюзная война на «Сортировочной»

Спор о правах между лидерами первичных организаций двух конкурирующих профсоюзов железнодорожников закончился порванным галстуком и якобы сломанным пальцем. Поединок продолжился в суде, который близится к финалу.



Проезжая по Невскому путепроводу, автору, как и многим петербуржцам, не раз доводилось удивляться грандиозности раскинувшегося внизу железнодорожного хозяйства – тут и магистраль с пролетающими мимо «Сапсанами» и электричками, и горки, где формируются составы, и ремонтные мастерские, и целые затерянные среди путей кварталы с улицами, административными зданиями, складами, кафешками и непонятного назначения развалинами.

В самой середине этого кажущегося, а на самом деле вполне структурированного хаоса расположилось Локомотивное депо Санкт-Петербург-Сортировочный Московский, которое является основным по обслуживанию маневровых и магистральных тепловозов петербургского железнодорожного узла. У входа в него гордо возвышается на постаменте легендарный паровоз «Серго Орджоникидзе». А некоторые его собратья, сделанные в те времена, по-прежнему на ходу – депо остается одним из немногих, где ещё эксплуатируются паровозы!

При виде этих исторических раритетов сразу вспоминаются слова из песни про наркома путей сообщения – железного Лазаря Кагановича:

Паровозов несметная стая

По просторам родимым летит.

И весёлая песня простая

За лавиной правдиво звенит!

За моря далёкие, сквозь леса высокие

Песня пролетает ветерком,

Эх, льётся, разливается –

Песне улыбается

Каганович, сталинский нарком!

Сохранился на территории депо и памятник Ленину. Ну и, конечно, есть знак и мемориальная доска, на которой перечислены имена ленинградских железнодорожников, павших во времена Великой Отечественной. Напомним: именно прибытие первого поезда из Волховстроя 76 лет назад означало для горожан, что блокада прорвана. Дорога постоянно обстреливалась немцами, и её называли «коридором смерти», но подвиг железнодорожников дал городу новую жизнь.

Профсоюз профсоюзу – волк

И сегодня на «Сортировочной» кипит своя жизнь. В ТЧ-12 имеются две первичных профсоюзных организации. В первой – Российского профессионального союза железнодорожников и транспортных строителей (РОСПРОФЖЕЛ), входящего в структуру Федерации независимых профсоюзов России – состоит более 1,5 тысяч человек. Во второй – Межрегионального профсоюза железнодорожников (МПЖ), который является частью объединения СОЦПРОФ – всего 12. На самом деле ситуация для нашей страны вполне традиционная. Входящие в ФНПР профсоюзы пользуются покровительством властей и выполняют в основном функции предоставления разных социальных льгот, как в советские времена. А те, кто пытается бороться за свои права, в том числе конфликтуя с начальством, идут в альтернативные структуры.

Таков возглавляющий первичку МПЖ машинист Александр Цветков. На железную дорогу он трудится без малого 30 лет, с 1991-го состоит в создавшемся тогда профсоюзе, участвовал в двух организованных им забастовках (хотя оба раза был противником крайних мер). В 2006-ом году Цветкова уволили за якобы появление в нетрезвом виде на работе. Он прошёл экспертизу, доказавшую, что был трезв, полтора года судился и доказал свою правоту. Железная дорога была вынуждена восстановить машиниста на работе и выплатить крупную сумму за вынужденные прогулы.

Кстати, как там сейчас с зарплатами в одной из самых крупных и с виду преуспевающих российских корпораций? По словам Цветкова, машинист второго класса (а это классные, опытные специалисты) за норму часов получает в месяц в районе 35-42 тысяч рублей. А у помощников машиниста на маневровом движении – 23-25. При этом большинство перерабатывает, вкалывая по 230-260 часов в месяц… В общем, совсем не то, что пишут на рекламных плакатах, будто заработная плата чуть ли не 70 с лишним тысяч, а помощника машиниста – 60.

Впрочем, основные конфликты возникают не по зарплате (люди знают, на какие условия приходят), а по организации работы. За последние 5 лет профсоюзной ячейке удалось восстановить 3 человек по незаконным увольнениям и отсудить у работодателя около 1,5 млн рублей.

«Законов у нас много, законы хорошие. Но очень плохо с их исполнением работодателем и его представителями, главным инженером, инструкторами, – рассуждает Цветков. – Если они чувствуют, что за человеком нет какого-то щита, опоры правовой, то могут позволить себе различные вольности. Например, приходит машинист-инструктор с проверкой. Во-первых, он не имеет права приходить один, во-вторых, может вмешиваться в деятельность локомотивной бригады только при угрозе безопасности движения. Но инструкторы позволяют себе всё, что захотят. Устроить экзамен в рабочее время прямо на тепловозе, произвести проверку исполнения последних приказов. А это категорически запрещено делать во время исполнения локомотивной бригадой обязанностей… Или хамское поведение. Начальник резерва локомотивных бригад ТЧ-12 Лосев ведёт себя отвратительно со многими бригадами. Может спокойно себе позволить разговаривать о вчерашних выходных, а в приёмной будут стоять 15 человек. Такое отношение к локомотивным бригадам недопустимо».

В общем, неудивительно, что у начальства ячейка небольшого свободного профсоюза и его лидер – как кость в горле. И отношения у них, скажем мягко, напряжённые.

«Из хулиганских побуждений»

26 марта 2018 года около 8 часов 40 минут утра Цветков появился в кабинете упомянутого выше Валентина Лосева, где также был председатель ячейки РОСПРОФЖЕЛа Евгений Баранов. Далее, по версии Баранова, зафиксированной в рапорте капитана полиции Боженькина, у него возник конфликт с Цветковым, в ходе которого тот «действовал из хулиганских побуждений». Применяя физическую силу, порвал галстук, после чего схватил Баранова за средний палец левой руки и вывернул его таким образом, что Евгений испытал сильную резкую боль. А потом Цветков ещё нанес удар левой рукой в область правого глаза.

Скажем прямо: на хулигана 55-летний Цветков, который словно бы сошёл с кадров советских фильмов – опытный, немного утомлённый рабочий (распространённый образ трудового человека в кино 30-х-60-х годов) – похож меньше всего.

По версии Цветкова, он пришёл выяснить вопросы: как будет вестись учёт рабочего времени по новым нормам, предложил открыть компьютер, чтобы посмотреть наработанные часы.

«Когда я подошёл к компьютеру, Лосев перешел на «ты» и сказал «сядь на место», – рассказывает он. – Я не позволяю по отношению ко мне вести себя по-хамски и ответил – «я тебе не собака». И почему мои открываемые данные я не могу посмотреть? На этой почве возник конфликт. Тут вмешался Баранов – «как вы себя ведёте»… Я говорю: так, Баранов, когда будет нужен твой совет, я у тебя его спрошу. Он полчаса со мной пререкался, потом говорю – ну раз ты смелый такой: пойдем, выйдем. Когда мы вышли, он стал убегать от меня по коридору. Я его схватил за лацканы, потрепал маленько, случайно оторвался у него галстук, который на резинке был – «очень дорогой». Ну и можно сказать разошлись. Кулаком его, как они утверждают, не ударял. Моя супруга видела, как я ударяю кулаком – она сказала, если бы ты ударил, то минимум вылетели бы зубы. Тем более я бывший кандидат в мастера спорта по классической борьбе. Потом нас разняли и не позволили больше ничего».

Казалось бы, повздорили мужики и разошлись. Однако вскоре Цветкова вызвали в транспортную полицию и ознакомили с заявлением потерпевшего Баранова, требующего наказать оппонента за порванный галстук и нанесённый удар. А ещё через некоторое время выяснилось, что у того якобы оказался сломан палец и было возбуждено уголовное дело по части 1 ст. 112 УК РФ (умышленное причинение вреда средней тяжести здоровью – до трёх лет лишения свободы).

И это несмотря на то, что Баранов всего четыре дня, с 27 по 30 марта, отсутствовал на работе. А ст. 112 предполагает вред, «вызвавший длительное расстройство здоровья или значительную стойкую утрату общей трудоспособности», то есть более 21 дня. В довершение всего Баранов требует с обидчика 66 тысяч 800 рублей, из которых 160 тысяч – за моральный ущерб, остальное – платные услуги.

«Всё обвинение в основном строится на показаниях самого потерпевшего Баранова и «свидетеля», а по сути главного инициатора конфликта, Лосева, – комментирует дело адвокат коллеги «Алиби» Глеб Лаврентьев. – Ангажированность этих граждан и их крайне неприязненные личные отношения с подсудимым для нас очевидны, что может указывать на оговор. По ходатайству защиты в суде был допрошен свидетель, уверенно заявивший, что во время конфликта в коридоре Цветков Баранова ни за пальцы, ни за кисти рук вообще не хватал, поэтому не мог причинить перелом пальца. А ведь только такая травма в данном случае образует состав преступления. При этом Баранов, рассказавший в суде, что якобы целый день после конфликта мучился от боли в злосчастном пальце, трижды (!!!) забыл сообщить о столь болезненной травме сотрудникам правоохранительных органов. Дважды во время своих телефонных обращений в полицию, а также во время дачи самых первых объяснений по делу, и всё это непосредственно в день конфликта!»

Ещё больше сомнений вызывает у защиты заключение по результатам судебно-медицинской экспертизы. Потерпевший лично отказался от её прохождения, что пытался скрыть от суда во время допроса в судебном заседании. Однако его соответствующее заявление в деле сохранилось, и в итоге экспертиза проводилась по медицинским документам без медицинского осмотра непосредственно потерпевшего.

На указанные противоречия и нестыковки в деле сторона защиты неоднократно указывала в суде. Однако все ходатайства были судом отклонены, что может свидетельствовать о том, что процесс идет в обвинительном русле.

Мировой судья участка №184 Юлия Сердюкова уже подводит рассмотрение дела к финалу. 17 января должно прозвучать последнее слово подсудимого и состоятся прения сторон. Затем будет вынесено решение. Ну а делать выводы, чего в этом деле больше – реального хулиганства или стремления загнобить неугодного профсоюзника – предоставим нашим читателям. О приговоре «Конкретно.ру» сообщит отдельно.

 

        Андрей Дмитриев

 

  • 642
Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен