Войти в ТОП

Возможно ли выполнить амбициозную задачу – войти к 2024 году в число пяти крупнейших экономик мира, как решил Владимир Путин, обсуждали на панельной дискуссии под самый занавес ПМЭФ. Корреспондент «Конкретно.ру» внимательно выслушал доводы за и против.

Титов о росте


– Это не просто основная национальная цель социально-экономического развития, но и гарантия возобновления роста доходов и уровня жизни населения в регионах страны, – подчеркнул модератор, федеральный бизнес-омбудсмен Борис Титов. – Для достижения этой цели российской экономике нужно расти темпами выше среднемировых». 
По его мнению, попасть в ТОП-5 вполне реально. Экономика страны может расти независимо от экспорта сырья и встать в ряд с самыми развитыми и современными экономиками мира. Правда, Титова не устраивают стратегические документы, разработанные Правительством РФ для достижения данной цели, поэтому он предложил обсудить альтернативный взгляд на экономическую политику. 
– У нас есть макроэкономическая стабильность, – отметил модератор, – то есть, базовое условие роста экономики налицо. Однако, самого роста, практически нет, потому что рост в 0,5% это просто статистическая погрешность. Инфляция в первом квартале составила 5,2%. Доходы населения упали на 2,3%, и темпы падения нарастают. Более половины россиян считают, что Россия находится в экономическом кризисе». 
По информации бизнес-омбудсмена, отечественная экономика за последние 10 лет выросла на 8%, а в развитых странах – на 27%, в развивающихся – на 49%. Чтобы обойти Германию, занимающую 5 строчку, России нужно расти ежегодно, минимум, на 5,6%.

Дорожная карта


Директор института экономики роста им П.А. Столыпина Анастасия Алехнович представила дорожную карту устойчивого развития экономики, над которой работали полтора года. Суть её в использовании актуального опыта быстрорастущих стран, которые ставят задачу роста за счёт повышения производительности труда и цифровизации. 
«Проанализировали опыт Германии, Франции, Канады, Китая, Великобритании, – изложила Алехнович, – и разработали для России следующие направления роста: экономика простых вещей, глубокая переработка сырья, доступный, энергоэффективный, умный дом, технологическая безопасность (радиоэлектроника, приборостроение, станкостроение) мобильность (развитие транспортной инфраструктуры), зелёная среда (эффективное сельское хозяйство), индустрия здоровья и цифровая экономика». 
Программа заработает при наличии экономической идеи и бизнес-логики, реализуемых в кластерном развитии. Ускорение роста потребует вложения 24 трлн руб., на каждый государственный рубль – частный капитал должен будет вложить 3-5 собственных рублей. Государство сосредоточится на налоговых льготах. госгарантиях, продуктах и проектах рефинансирования, торговом финансировании, поддержке лизинговых программ, стимулировании спроса. Бизнес должен будет озаботиться увеличением рабочих мест с высокой добавленной стоимостью и ростом производительности труда.
По мнению Анастасии Алехнович, нынешняя экономическая политика – самый жесткий сценарий: бездефицитный бюджет и максимальная налоговая нагрузка (одна из самых высоких в мире) – требуют серьёзной корректировки. 
«Необходимо отделить текущее управление от управления ростом, создать современную регуляторную среду, снизить административное давление и наладить межведомственное взаимодействие, – говорит она. – Потенциал роста огромен. У нас есть кадровый задел, задел спроса, несмотря на падающие доходы населения, но нужно кардинально пересмотреть подходы к экономике».

Рост в 3% приведет к социальной катастрофе


Как считает декан экономического факультета МГУ Александр Аузан, рост экономики на 3% в год может привести к социальной катастрофе. По его мнению, Россия способна поднять рост на душу населения на 69%, но это возможно только при доверии населения к власти. «Сентябрьские выборы покажут реальный уровень доверия власти», – резюмировал он. 
Вице-президент федерального Союза адвокатов России, президент Фонда «Правовое государство», доктор юридических наук Евгений Тарло назвал причину тотального недоверия: «Если в 1990-е годы существовало криминальное давление на бизнес, то сегодня существует уголовная коррупция в судах, принимаются пролоббированные судами решения. А всё потому, что судей назначает квалификационная коллегия судей, которая, в основном состоит из тех же судей. Иными словами, налицо круговая порука». Тарло убеждён, что в квалификационной коллегии судей больше половины членов должны составлять представители общественности.
Кроме того, необходимо также изменить взаимоотношение исполнительной, представительной и судебной властей. Представительная власть, избранная народом, должна контролировать и исполнительную, и судебную власти. Он также выступил за принятие новой Конституции, так как «принятая во времена Ельцина за три дня не отвечает требованиям сегодняшнего дня», за смену руководства в экономическом блоке («этим не должны заниматься Министр финансов и Центробанк»). 
«У нас финансовая власть существует вне исполнительной и законодательной, – утверждает Вице-президент федерального Союза адвокатов России. – Изъятие денег из экономики не может привести к её росту. Зачем нам макроэкономическая стабильность, как на кладбище?»
Борис Титов согласился с тем, что превалирование финансового блока ни к чему хорошему не ведёт. «Мы единственная страна, в которой KPI измеряется по показателю «финансовая стабильность», во всех остальных странах главным является показатель «экономический рост», – подчеркнул он.

России следует стать надёжным партнером


Председатель совета директоров Ingka Group в России Патрик Антони считает, что «современная прогрессивная страна, являющаяся лидером развития, должна быть надёжным партнером». 
Как считает бизнесмен, России не хватает открытости (предложил отменить визы, чтобы люди со всего мира могли свободно приезжать в Россию и любоваться её просторами), рачительного использования природных ресурсов (на место каждого вырубленного дерева нужно посадить два), сочетания местных стандартов с международными (каждое изделие мы вынуждены делать в двух видах – по стандартам России и по стандартам Европы, между тем, 25% товаров, которые ИКЕА производит в России, идёт на европейский рынок). Тем не менее, компания продолжает работать здесь, планируя расширение локализации (сейчас 50х50).
У государства проблемы с приоритезацией, считает президент-председатель правления банка непрофильных активов (Банк «ТРАСТ») Александр Соколов. В стране пытаются одновременно реализовать огромное количество инициатив, вместо того, чтобы сосредоточиться на решении трёх главных проблем: кардинально снизить уровень коррупции (сегодня она зашкаливает), переформатировать экономически неоправданную налоговую систему, перестроить судебную систему («крупный бизнес уходит судиться в Великобританию, на Кипр или в США»). 
Эффективность борьбы с коррупцией Соколов проиллюстрировал ситуацией на дорогах: «5-7 лет назад коррупция зашкаливала. После того, как ввели видеофиксацию в Москве и Санкт-Петербурге, соблюдение скоростного режима в этих городах стало лучше, чем в Италии, Франции и Германии. Потому что наказание стало неотвратимо, с видеокамерой не договоришься». 
По его мнению, необходимо оградить бизнес от коррупции, создать справедливую налоговую и судебную системы, и этого будет достаточно для резкого рывка вперед. «Это саморегулирующийся процесс, – утверждает он, – а в России превалирует уголовное преследование, что никак не способствует развитию бизнеса».

Средний класс – это креативность


Заместитель председателя (главный экономист) – член правления Государственной корпорации развития «ВЭБ.РФ» Андрей Клепач, в свою очередь, подчеркнул, что на перестройку экономики у власти остается не больше пары лет, так как терпение населения подходит к концу. Стране грозит социальный кризис. В России резко сократился средний класс, а это основной поставщик креатива, его должно быть не меньше 40%, если страна хочет развиваться. Так же его беспокоит крайне короткий период развития – до 2024 года. По информации Клепача, в Китае разработан подробный план развития до 2050 года.
А президент Российской экономической школы Шломо Вебер уверен, что ситуация изменится с принятием правильных законов. Он привел в пример законодательное регулирование рынка такси при участии гильдии таксистов. После принятия соответствующих законов на федеральном и региональном уровнях в 2010 году, рынок такси в Москве стал легальным и одним из самых растущих, на нём трудится более 200 000 такси. Вебер убеждён, что необходима реальная правовая защита бизнеса, «которая будет не бутерброды в тюрьму носить, а добиваться, чтобы предприниматели туда не попадали» (камешек в огород Титова).
Сессия завершилась предложениями из зала: обучать предпринимательству со школы, предоставить льготы производителям, как в Китае, повысить эффективность ритейла, который создает 50% экономики страны, при этом крайне неэффективен, создать привлекательный имидж предпринимателя, как в СССР периода индустриализации создавали имидж рабочего.

Лилиана Глазова, фото Игоря Бакустина
  • 517
Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен