Земли нет, работать негде

Но если её чуть-чуть отжать от тех, кто рядом, то даже распродав свои активы под застройку можно претендовать на сельскохозяйственные гранты. Похоже, в совхозе «Пригородный» изобрели собственный лайфхак.

До столетнего юбилея одному из старейших совхозов, расположенному впритык к городской окраине, осталось всего ничего, каких-то 8 лет. Правда, и сам «Пригородный» живёт всё больше в воспоминаниях. Практически все его земли, начиная с нулевых годов прошлого столетия, распродаются под строительство жилья.

Именно на пригородской «сельхозке», предназначенной для того, чтобы жители Петербурга не голодали, за полтора десятилетия выросли многолюдные кварталы. Помнится, ещё в 2006 году граница Приморского района фактически проходила по улице Шаврова. Теперь же на землях «Пригородного» высятся многоэтажки.

Как стать миллиардером?


Испандер Чичоян стал совхозником в далёком 1970 году, сразу после выпуска из Пушкинского сельскохозяйственного института. Через 25 лет он возглавил «Пригородный». Сегодня «человек земли» – заслуженный работник сельского хозяйства, почётный гражданин Всеволожского района.

После развала Советского Союза «Пригородный», как и печально известный коллега по продаже государственной земли – племзавод «Ручьи», выдал своим работникам паи, которые позже были скуплены за бесценок. Примерно по такой же схеме отошли под массовую застройку земли Ленинградской области в Мурино, Кудрово, Буграх. Каменные джунгли выросли в Каменке и на Парашютной.

Важно вспомнить, что все урбанизированные земли представляли собой бывшие сельхозугодия, находившиеся на территории населённых пунктов. Простые совхозники в трудное время расставались со своими скромными наделами, которые охотно приобретали их руководители и приближённые к директорам лица. Ну а затем на землях, где прежде возделывались культуры, вырастали безликие фундаменты. По мнению экспертов, к 2025 году здесь не останется живого места – всё будет застроено.

Уже сейчас на бывших землях как бы существующего совхоза реализовано несколько крупных проектов, а среди застройщиков – такие компании, как ЮИТ, ПИК, ЛенСпецСму, ЛСР, Setl Group. Чтобы понять масштаб происходящих сделок, достаточно обратиться к оценке «Петербургской недвижимости» тех лет – на территории «Пригородного» можно уместить 5 млн кв. м. жилья. Если добавить к этому сильно изменившиеся за последние годы представления застройщиков о высотности, вполне реально дополнить оценку словом «минимум».

Финансовый масштаб выглядит ещё впечатлительней. Например, финская компания ЮИТ, по данным ИД «КоммерсантЪ», в 2006 году купила 46 га у «Пригородного» за 37 млн евро. Нетрудно предположить, что общая сумма земельного банка, по самым скромным оценкам, составляет не менее полумиллиарда евро. А если взять рыночную стоимость земли, то актив можно оценить и в миллиард европейских рублей.

Как полагается, все земельные сделки проходят через специально созданные кем-то из профессиональных перекупщиков компании под продажу участков. А совхоз, тем временем, формально продолжал и продолжает работать. 

Лендлорды с охранным подтекстом


Штаб-квартира совхоза «Пригородный», если так допустимо сказать, находится в Парголово. Она окружена землями, которые принадлежат структурам, близким яркому представителю охранного бизнеса, а позднее миллиардеру-девелоперу Игорю Минакову, который ушёл из жизни два с половиной года назад.

Одним из тех, кто в девяностые годы занимался силовым предпринимательством в бойцовых рядах Минакова был и Юрий Чичоян – сын руководителя совхоза «Пригородный». Вряд ли стоит удивляться, что он входит в число обладателей серьёзного земельного банка.

Ещё при жизни Игоря Адольфовича принадлежащий миллиардеру холдинг Nordest посредством связанных с ним компаний попытался внести поправки в Генплан по девяти земельным участкам на 227 га для перевода земель иного назначения, в том числе общественного, под жилую застройку. Минаков в это время уже давно и тяжело болел, поэтому, похоже, не имел прямого отношения к сомнительной истории. Именно фактор его нездоровья и невозможности лично участвовать в делах привёл к временному поражению девелоперов.

Поэтому «Пригородный» вполне может называться действующим сельскохозяйственным предприятием, которое вправе претендовать на правительственные субсидии. Для этого нужно всего лишь арендовать свою бывшую, уже проданную, но ещё не застроенную землю. Хороший ход – всё законно. Насколько отвечает принципам морали – другой вопрос.

Наверное, это бы никого не интересовало, но для ведения сельскохозяйственной деятельности «Пригородный», похоже, остро нуждается в земле, чтобы и дальше получать почёт, уважение, субсидии и награды. Взять её надо бы поближе, где обустроились соседи – фермеры и животноводы: тот самый малый сельскохозяйственный бизнес, о необходимости поддерживать который постоянно заявляет правительство Ленинградской области.

Можно понять тревогу, охватившую с недавних пор небольших соседей «Пригородного» – обычным людям нечего противопоставить связям семьи Чичоянов, их финансовому и административному ресурсу. Неустойчивое равновесие, того и гляди, рискует обернуться очередным территориальным спором. С одной стороны – сельскохозяйственные лендлорды с охранным прошлым, с другой – фермеры, чьи семьи с небольшого куска земли кормятся и других кормят.

Кого в этом назревающем споре поддержат областные власти, сомневаться, пожалуй, не приходится. Там, наверху, тоже неплохо знают, как создаются земельные банки даже при сопротивлении деревенских жителей. Так что «Пригородный» может по-прежнему претендовать на сельскохозяйственные гранты. А фермеры? Разве они всерьёз кого-то из чиновников интересуют?

Ирина Петрова, «Конкретно.ру», фото из открытых источников