«Антоха, кончай!» – несостоявшийся «глухарь» главы Колпино

29 сентября стало известно, что глава МО «Колпино» Вадим Иванов подозревается в совершении уголовного преступления. Чиновник задержан в рамках возбуждённого дела по ст. 162 УК РФ. Октябрьский районный суд Санкт-Петербург избрал Иванову меру пресечения в виде содержания под стражей на срок один месяц. Главу муниципального образования изобличают в разбое. По информации «Конкретно.ру», адвокат Игорь Решетников просил отпустить своего подзащитного под залог в размере 5 млн рублей или заключить его под домашний арест.

Потерпевшая по делу о разбойном нападении в 2003 году с участием будущего «хозяина» Колпино рассказала, что Иванов не намеревался оставлять свою жертву в живых.

Спустя 13 лет Главное следственное управление СК России по Санкт-Петербургу, наконец, решило привлечь муниципального чиновника в качестве подозреваемого. Долгие годы дело считалось «глухарем», пока об его обстоятельствах не рассказал много интересного один из участников, попавший в СИЗО по другому поводу.

Автор этих строк ранее общался с потерпевшей Ольгой Макиной абсолютно по другому информационному поводу. Поэтому появилась возможность уточнить у неё, как действовали преступники 4 октября 2003 года, когда Ольга возвращалась из Москвы в Санкт-Петербург с взятой взаймы крупной денежной суммой – 46 тысяч долларов. По тем временам это составляло 1,4 млн рублей.

О том, что с такой ценной ношей она поздно вечером будет входить в свою квартиру на пятом этаже дома на улице Маршала Захарова, знала только родная сестра Ольги – Татьяна Сорокоумова. С ней Макина и ездила в столицу на автомобиле с водителем.

По приезду в город Сорокоумова вышла из машины, не доезжая до дома, и направилась, как она заявляла, на дачу. На самом же деле Татьяна встретилась со своим подельником Сергеем Киржаковым, который впоследствии координировал по телефону действия разбойников. По рассказам Макиной, которые также были отражены в решениях судов, её сестра тогда постоянно употребляла наркотики, и общались они весьма поверхностно.

Преступников было трое: Дмитрий Большаков исполнял роль водителя и дожидался сообщников внизу в автомобиле. Именно Большаков, в 2013 году, сидя в СИЗО, поведал следователям о всех совершённых им злодеяниях, среди которых оказался эпизод с Макиной. Большаков тогда сразу же сообщил, что в парадную вошли и поднялись на этаж вооружённый Антон Василенко и нынешний глава Колпино Вадим Иванов.

Когда разбойники напали на Макину, то сильно избили сопровождающего её водителя. Самой Ольге досталось лишь пара ударов. По словам потерпевшей, и сразу же после происшествия, и спустя 10 лет она с уверенностью смогла бы опознать нападавших по рукам, по голосу и по глазам, которые она увидела в прорезях их масок.

«Как раз этот Иванов и вырывал у меня сумку из рук», – рассказывает Макина. Как уточняет женщина, в момент нападения будущий чиновник «вёл себя очень агрессивно».

– И главное, это он дал команду Василенко стрелять, после того, как сказал, что деньги у него, – продолжает свой рассказ Ольга Макина.

Потерпевшая, филолог по образованию, и сейчас отчетливо помнит окрик Василенко: «Где деньги, сука?» В этот момент, по словам женщины, Иванов стоял на балконе, ведущем на чёрную лестницу, и уже выворачивал содержимое из отнятой у сумки.

– И тогда он сказал: «Всё. Деньги у меня. Антоха, кончай!» И этот стал стрелять. Я так поняла, что Василенко просто побоялся убить. Нам с водителем повезло, что он, видимо, струхнул. А так были бы два трупа, и оказался бы точно «глухарь», – резюмирует наша собеседница. И тут же отмечает особенную наглость гангстера Иванова. – Он не побоялся назвать своего подельника по имени, и был прямо уверен, что Василенко нас убьёт…

Но Василенко тогда дважды выстрелил в стену. Однако следователи, предполагает Макина, поленились разгребать кучу мусора, наваленную рядом с мусоропроводом, и нашли только одну гильзу.

Первый следователь по фамилии Лукин сразу сказал Ольге: «Не рыпайтесь, это «глухарь».

Ну она и не «рыпалась». До тех пор, пока Макину в 2013 году не вызвал к себе следователь Михаил Крушельницкий, которому перешло это реанимированное спустя долгое время уголовное дело.

По словам потерпевшей, он, узнав, что обвиняемый даёт показания на главу МО «Колпино» Вадима Иванова, сразу выделил относящиеся к нему эпизоды в отдельное производство. Так что в судебном процессе в отношении Василенко и Сорокоумовой четвёртый фигурант проходил как неустановленное лицо.

Свои действия, как поясняет Макина, следователь Крушельников никак не объяснял и говорил: «Пока у нас нет возможности его арестовать». Ольга предполагает, что он сначала хотел дождаться вступления в силу приговоров суда первой и апелляционной инстанций, а потом ждал конца выборов.

Агентство новостей «Оперативное прикрытие» связалось со следователем, однако тот сразу же положил трубку, узнав, что речь пойдёт об этой истории.

Дела в отношении Большакова и Киржакова суд рассмотрел очень быстро. Оба они пошли на сделку со следствием и в особом порядке были приговорены к своим 2,5 и 2 годам.

А вот Василенко в суде начал чудить. Защищали его трое адвокатов и общественный защитник – по совместительству сожительница Александра Борменкова. Защитники устроили в 2014 году в Красносельском суде, как можно предположить, настоящую травлю потерпевшей Макиной. Адвокаты Полянский и Белоконь трижды ходатайствовали о проведении психолого-психиатрической экспертизы потерпевшей с тем, чтобы признать её показания недостоверными.

В частности, они утверждали, что Ольга никак не могла опознать нападавшего спустя 10 лет. Для этого защитники даже представили в суде сфабрикованное заключение экспертов-психиатров Юрия Парфёнова и Софьи Новик. Последняя, кстати, на тот момент не только являлась действующим сотрудником 91-й поликлиники и медсанчасти «Северной верфи», но и неоднократно участвовала в качестве эксперта в Комитете по законодательству петербургского ЗакСа. А в 2014 году Новик даже выдвигалась на пост Уполномоченного по правам ребёнка от Городской Военной коллегии адвокатов. Впоследствии суды первой и апелляционной инстанций однозначно определили, что мнения этих специалистов «носят необъективный характер и явно ставят целью опорочить показания потерпевшей».

Кстати, с неторопливостью российского правосудия Макина вынуждена иметь дело до сих пор. Ещё в январе 2016 года Ольга разослала по всем инстанциям жалобу на действия экспертов Новик и Парфёнова. В апреле жалоба, наконец, попала участковому в 54-й отдел полиции, и женщина ходила туда давать объяснения. Однако с начала лета, по словам Макиной, с ней никто не связывался.

Рискнём предположить, что дело могло вновь упереться в какую-нибудь «неприкасаемую» персону.

 

            Кирилл Чулков, «Конкретно.ру», коллаж www.youtube.com

 

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен