Озеро или песочница?

Жажда

 

Верхнее озеро не высохнет и не иссякнет – его украдут

Когда-то здесь водилась радужная форель и золотые караси… «Озеро Верхнее – любимое место отдыха калининградцев» – так было написано в справочнике по городу, вышедшем в шестидесятые годы. И это не было пропагандой!

Можно как угодно плохо относиться к советской власти, но она сорок пять лет сохраняла городские озера – озерами. И летом люди в них купались, не боясь заболеть всеми болезнями сразу.

Как возникают болота

Катастрофа началась с появлением демократически избранных мэров, особенно предпоследнего – нежно-улыбчивого Савенко (в содружестве с губернатором Егоровым и землеустроителем Кондаковой). Хотя адмирал, возможно, и не понял, что натворил, разрешив уменьшать санитарную зону вокруг городских водоемов до одного метра. Это стало началом конца уникального для Европы и большей части России города-сада, города – естественного курорта.

К этому времени калининградские озера, некогда проточные городские бассейны, уже превратились в болота и стремительно зарастали. Но все еще можно было исправить – если бы захотели. Не захотели! Мэрия была слишком занята распродажей городской земли, от которой городскому бюджету мало что доставалось. И уж конечно, приводить в порядок озера было не в интересах Юрсеича: горожане могли и заметить, как на глазах исчезают места отдыха (те, которые для всех), а берега покрываются коростой хамских новорусских вилл – во вкусе стремительно становящихся легитимной властью братков.

А ведь еще проводились какие-никакие выборы, на которых иных действительно выбирали, – то есть с электоратом приходилось хоть немного, но считаться! И потому до поры до времени никому не приходило в голову публично рассматривать городские озера как пока еще залитые водой строительные площадки.

Однако по мере того как земля в городе иссякала, у нас находились-таки существа, которые до этого додумались (всепоглощающая жажда наживы – страшная вещь!) Сколько ни прикидывайся иные из калининградских строителей учеными, политиками и защитниками народа, жлоб – он жлоб и есть…

Между прочим: каналы, городские водоемы, болота – не только элементы городского интерьера, естественные кондиционеры и места отдыха тысяч горожан, но еще и водосборники, регуляторы над– и подземных потоков. При современной технике засыпать болото нетрудно, но вода из него никуда не денется – она свою дырку в земле найдет. И если элитный дом с элитной же автостоянкой через несколько лет начнет тонуть, то (пари!) его жители уже не найдут ни той фирмы, ни того предпринимателя.

Хотите верьте, хотите – нет, но ни один современный строитель не запрашивал в соответствующих архивах карт подземных вод города. Оно ему надо? Он что – на века строит?

Президентов тоже обманывают

Впрочем, одному городскому водоему повезло: он попал в зону влияния сильных мира сего. Жена президента захотела подарить городу парк «Юность», а рядом с ним оказалось бывшее Верхнее озеро. Согласитесь, не больно-то изящно: гулять по берегу, украшенному жизнерадостной надписью «Купание запрещено, опасно для здоровья!». А ведь в президентский парк предполагалось возить высокопоставленных иностранных гостей…

Короче, под шумок из доверчивой Москвы вымогли огромные деньги и начали со страшным грохотом чистить водоем. Порой это напоминало сводки с ударных строек пятилетки: работа шла круглые сутки, а примэрские газеты считали вывезенные грузовики донного грунта. Получалось, что глубина обновленного озера уже приближается к километру.

И только жителям окрестных домов все чаще казалось, что работы месяцами ведутся на одном и том же месте, а воды не больно-то и очищается...

Но самое главное: никто из не причастных к средствам, отпущенным на чистку озера (то есть собственно люди, народ), так и не знает, сколько денег утоплено в его бездонной глубине и какой это дало эффект. Драг-машины уже второй год бродят по кругу – и чистят, чистят, чистят…

Во всяком случае – шумят.

Игра в песочек на деньги

А что же патологически жадные строители и работающие на них чиновники? Официально – ничего. За шумом саг и од будущему зеркальному водоему, которые ежедневно распевает горуправа, людям практически не слышно, как беспрерывно работают экскаваторы и бульдозеры. А озеро исчезает на глазах…

Это калининградское ноу-хау: расчистка дна – способом сплошной засыпки водоема песком. Особенно удается горчиновникам операция прикрытия: с одной стороны – горожан уверяют, чтобы они не верили своим глазам, с другой – разработана и применяется особая методика маскировки работ. Сначала часть воды засыпается сплошняком – якобы чтобы экскаватор мог дойти до середины, а потом технику перемещают в другое место, обещая когда-нибудь подсыпку убрать. В этом столетии или нет – не уточняется. Верхняя часть озера, что около улицы Некрасова, уже практически исчезла с карты города.

Интересно, кто-нибудь верит, что мэрия строит самую большую в мире песочницу, в которую поместятся все дети города? Или это новый экспонат музея Мирового океана – действующая модель пустыни Сахара?

Короче: потерпят ли наши строители, что в центре города появилось несколько незастроенных квадратных метров земли (то есть песка)? Ох, не думаю!

Немного злорадства – один из застройщиков берега бывшего озера вовсю рекламирует эксклюзивную набережную и тихий отдых над водой. Каково будет vip-покупателям его квартир, когда они увидят под окном не голубую гладь, а автостоянку дома напротив? Кому-то срочно придется линять из города – машины с песком идут беспрерывно…

И еще: новый городской глава Ярошук ежедневно клянется, что город больше не будет так варварски бездарно застраиваться, а тем временем у него из под носа крадут уникальное озеро, жемчужину городской природы и одно из последних мест народного отдыха – ради частных шкурных интересов нескольких человеческих существ типа «застройщик».

А ведь люди еще верят вам, господин глава!

 

Вольф Тамбовский

Тридевятый регион, № 185

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен