«Торговый двор» попал в «мертвую зону»

«Торговый двор» вступил в политические прения с «Мемориалом»

В минувший четверг, 18 октября, в Арбитражном суде Республики Коми представитель элитного сыктывкарского супермаркета «Торговый двор» заявил, что не согласен по политическим мотивам с предписанием управления Роспотребнадзора по РК о прекращении супермаркетом продажи сигарет.
Супермаркет «Торговый двор», расположенный в Сыктывкаре на первом этаже пятнадцатиэтажного делового центра по улице Первомайской, стал жертвой правозащитников в связи с проводимой ими кампанией по контролю за соблюдением законов о рекламе и продаже табака, алкоголя, пива и услуг игорных заведений. 7 сентября в магазин наведался член правления КПК «Мемориал» Эрнест Мезак и купил в нем пачку сигарет. 10 сентября полученный при «контрольной закупке» товарный чек правозащитная комиссия направила в управление Роспотребнадзора по Республике Коми, указав, что магазин в нарушение федерального закона «Об ограничении курения табака» торгует табаком в пределах стометровой зоны от филиала № 1 средней школы № 4.

На основании письма КПК «Мемориал» санитарная служба запросила у администрации Сыктывкара распечатку фрагмента цифровой карты города, на которой была обозначена стометровая зона вокруг земельного участка, занимаемого филиалом школы. Убедившись, что вся территория супермаркета, причем с запасом, попадает в эту стометровую зону, управление Роспотребнадзора выдала предписание прекратить продажу сигарет. Одноименное магазину ООО обжаловало акт надзорного органа в арбитражном суде.
В минувший четверг, проводя по делу предварительное судебное заседание, судья Эра Шипилова спросила у представителя супермаркета Игоря Букина: «Почему вы не согласны с предписанием управления Роспотребнадзора?» «Исключительно по политическим мотивам: общество «Мемориал», созданное для сохранения памяти о жертвах политических репрессий, занялось созданием жестких препятствий для нормального ведения бизнеса», – пояснил г-н Букин. Далее он дал свою трактовку закона «Об ограничении курения табака»: «Роспотребнадзор письмом от 3 июня 2005 года указал, что единственным документом, которым следует руководствоваться подразделениям службы при определении стометровой зоны – это кадастровый план. Есть кадастровый план – есть правонарушение, нет кадастрового плана – нет правонарушения. То, что имеется в материалах дела, кадастровым планом не является».

Ссылка на письмо вышестоящего начальства не произвела впечатления на представителя Роспотребнадзора Максима Прокушева. «Пункт 5 статьи 3 федерального закона говорит о том, что запрещена розничная продажа табачных изделий на расстоянии менее чем сто метров от границ территорий образовательных организаций. Порядок определения этой стометровой зоны не определен ни в одном нормативном акте. Мы определили данное расстояние на основании сведений отдела кадастрового учета администрации города Сыктывкара. Вот выкопировка из цифровой карты города. Соответствующий электронный продукт имеет сертификат и является неоспоримым доказательством», – пояснил г-н Прокушев.

– А границы-то чем установлены? – не унимался г-н Букин.

– Эти сведения есть в администрации Сыктывкара, потому что земельные участки предоставляются на
основании актов местного самоуправления.

Г-н Букин попросил суд истребовать у администрации города кадастровые планы на земельные участки, занимаемые филиалом школы и торговым центром. Свое ходатайство он заявил так уверенно, что сразу стало ясно, что искомые кадастровые планы в природе не существуют. После этого г-н Букин вернулся к политическому аспекту своей жалобы: «Я также прошу истребовать у общества или организации «Мемориал», затрудняюсь правильно назвать это лицо, устав, чтобы получить ответ на вопрос, правомочно ли указанное общество решать вопросы, связанные с регулированием розничной продажи табачных изделий».
Судья согласилась запросить кадастровые планы, но отказалась истребовать устав КПК «Мемориал». Последнее не устроило г-н Букина: «Я хочу объяснить... Была проведена внеплановая проверка. Существуют нормативные акты, ограничивающие количество проверок одного лица. Уважаемая служба по надзору за благополучием человека уже проверяла «Торговый двор», а внеплановая проверка может быть проведена только при наличии надлежащего основания. Мы считаем, что в нашем случае повод для проведения проверки являлся ненадлежащим».

– А разве сообщать о каких-либо правонарушениях имеют право не все граждане? – с легкой иронией в голосе поинтересовалась судья Шипилова у представителя супермаркета.

– Если бы вместо «Мемориала» обратился бы г-н Мезак как физическое лицо, то никаких вопросов бы не было. Любое физическое лицо имеет право обратиться в любую службу. А для общественной организации имеет место специальная правосубъектность. И рамки этой специальной правосубъектности можно определить, только ознакомившись с уставом. Вполне может быть, в уставе есть ссылки, устанавливающие полномочия указанной организации защищать права и интересы неограниченного круга лиц...
Рассмотрение дела по существу назначено судом на 13 ноября.
Павел Александров

© Зырянская жизнь