АЛЕКСЕЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ КУЗНЕЦОВ 1-й секретарь Ленинградского обкома и горкома ВКП(б) в 1945—1946 гг.

После разгрома «зиновьевцев» энергичного молодого организатора перевели в Ленинградский обком ВЛКСМ. Выйдя из комсомольского возраста, он успешно продолжил работу, пройдя в 1932-1936 гг. путь от рядового инструктора Ленинградского горкома ВКП(б) до 1-го секретаря Дзержинского райкома партии.
Стараниями Кузнецова в период сталинских чисток было разоблачено множество «врагов народа, орудовавших на идеологическом фронте, – в Государственном Эрмитаже, Русском музее, музее Революции и ряде других культурных учреждений».
В 1937-1938 гг. Алексей Александрович занял должности 2-го секретаря Ленинградского обкома и горкома ВКП(б). Во время достаточно частых отъездов Жданова из Ленинграда Кузнецов замещал его в качестве хозяина Смольного.
Именно так произошло и 22 июня 1941 г. Получив известия о нападении фашистской Германии, 2-й секретарь собрал срочное совещание партийного актива, на котором были выработаны наиболее срочные мероприятия по обеспечению безопасности города. Узнав об этом, Сталин отправил ему письмо, заканчивающееся ободряющими словами: «Алексей, Родина тебя не забудет!» После возвращения Жданова из Сочи (27 июня) Кузнецов по-прежнему оставался одним из главных организаторов и «душой обороны Ленинграда». В его ведении находились такие вопросы, как строительство укреплений, производство оружия и боеприпасов, формирование частей ополчения, руководство партизанским движением на территории области.
В 1945 г. Алексей Александрович сменил Жданова на посту 1-го секретаря Ленинградского обкома и горкома. Правда, его пребывание в этой должности было кратковременным, так что процесс реконструкции городского хозяйства и промышленности при Кузнецове только начинался. Тем не менее некоторые предприятия успели восстановить свои довоенные мощности, были заложены Московский и Приморский парки Победы, состоялось открытие Музея героической обороны и блокады Ленинграда. В 1946 г. при содействии Жданова Алексей Александрович был переведен в Москву на должность секретаря ЦК ВКП(б). В одной из доверительных бесед Сталин даже назвал его своим преемником во главе партии, чем вызвал беспокойство других членов ЦК. В 1949 г. против Кузнецова и ряда его ближайших соратников было возбуждено «ленинградское дело». Алексея Александровича обвинили в «сколачивании группы стремившейся противопоставить себя линии ЦК», а также попытках создать компартию России и превратить Ленинград в столицу Российской Федерации.
Судебный процесс закончился вынесением обвиняемым смертного приговора. По некоторым свидетельствам, Кузнецов оказался единственным, кто до последнего отрицал свою вину и даже выступил с речью, которая заканчивалась словами «История меня оправдает!». Его и других осужденных доставили к месту казни в пустой электричке и расстреляли уже через час после вынесения смертного приговора.
В 1954 г. доброе имя Кузнецова было восстановлено, а на доме, где он жил (ул. Кронверкская, дом 29/37), установлена мемориальная доска. В 1979 г. новый проспект (между улицами Морской пехоты и Петергофским шоссе) был назван Кузнецовским.
Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен