«Живые доспехи»

Практически с самого появления в Петербурге частного охранного бизнеса, «подзащитным» потребовалась не только физическая охрана объектов. Новоиспеченные предприниматели в большинстве своем не были выдающимися мастерами единоборств или виртуозами практической стрельбы. Кроме того, проблемы определенного свойства могли возникать у бизнесменов даже во время деловой встречи, если вспомнить уже упомянутый ранее «принцип перевернутой пирамиды», когда силовая составляющая выходила на первый план при решении коммерческих вопросов.
Начали всерьез опасаться за свою жизнь и влиятельные представители криминальной среды, заработавшие авторитет в бандитских войнах. Чем дальше, тем больше. Легенды о том, как лидеры организованной преступности ездили на стрелки, отбивая автомобильные рынки и торговые зоны, становились все призрачнее. Между тем тактика установления контроля над новыми сферами бизнеса сменилась захватом уже успешно работающих фирм. И самым простым вариантом установления над ними контроля стало физическое устранение авторитетной личности. Вот как описывал в то время свою работу один из питерских телохранителей: «Я работал с одним человеком, авторитетным в определенных кругах. Однажды едем на так называемую «встречу». Буквально перед тем, как сесть в машину (а я обратил внимание, что едем мы целым кортежем) мне клиент говорит, что «встреча» серьезная и люди приедут тоже не «пустые». Это было существенным минусом в наших отношениях. Знай я заранее, мог бы подсадить туда своих людей, чтобы перекрыть заведомо опасные места и получить преимущество в обстановке. Ну да ладно, едем. Вошли только вдвоем, так как «официальный ствол» только у меня – остальное сопровождение осталось на улице.
Нас уже ждали. Клиент направился к тому, с кем встречался, а я, сопровождая его и осматриваясь, занял наиболее удачное место. Чтобы контролировать ситуацию, вход-выход. Видеть лицо своего клиента при этом было не обязательно. По его привычкам, я со спины и сбоку мог сказать, когда он нервничает, думает или просто оттягивает время. Вообще, желательно никогда рядом с охраняемым не садиться: ты, как и он, становишься мишенью. Я сразу «выкупил» сопровождение оппонента, их было трое. Один сидел в непосредственной близости, за соседним столом – лицом к моему клиенту, двое других – чуть дальше, друг против друга, что позволяло им видеть и вход, и общую обстановку (это как раз то, о чем я говорил, они подъехали заблаговременно и заняли наиболее выгодные места).
Я еще заранее переложил «ствол» в карман пальто. Оружие на взводе, пальто расстегнуто, рука в кармане контролирует оружие. Когда присаживался, как бы подбирая полы пальто (тем самым перекрывая обзор остальным), незаметно положил оружие рядом с собой и прикрыл его складками одежды. Теперь одна рука, которую видят со стороны, у меня свободная, а та, которой я будто бы облокачиваюсь на стул, лежит на рукоятке оружия (для меня одинаково лево или право, я могу стрелять и с левой, и с правой руки). По внешнему виду вижу – ребята недавно в этой специфике. Взгляды грозные, брови сдвинуты, «пасут» в основном меня. В этой ситуации можно, конечно, уподобиться им, насупиться, скорчить серьезную рожу и ждать… пока у кого-то не выдержат нервы. Ведь, как бы ни проходил разговор между нашими клиентами, мы замыкаемся друг на друга – они с меня не сводят глаз, я для них основная опасность: пришел один, ведет себя свободно, даже в некоторых случаях вальяжно, внимания им особого не уделяет, заказал кофе, сидит, «отрабатывает свои деньги». Это действует психологически. На самом деле, я специально делаю такой вид, чтобы не показать, что чем-то озадачен. Так, обычная встреча, обычная атмосфера, что может случиться? Я спокоен. Но только внешне. Внутри меня играет адреналин, я немного нервничаю, прикидываю, кто наиболее опасен, пути и методы отхода. Как только ребята занервничали всерьез, я относительно успокоился. Потому что переиграл противника, заставив его ожидать подвоха: а вдруг приехал не один, и еще кто-то сидит поблизости, «не засвечиваясь»? А вдруг, а вдруг, а вдруг…
Замечаю, что наши клиенты стали общаться уже более спокойно, а это значит, что осложнений не предвидится. Теперь можно и «добить» своих конкурентов, пройдя мимо них в сторону туалета. Туда, естественно, не пошел, но когда уверен, стоит и «приземлить» лишний раз. Не могу передать выражение глаз, которые меня сопровождали, это надо видеть. Кстати, если хочешь узнать человека, не надо смотреть ему в глаза, потому что человек невольно подстраивает свой взгляд, а смотри, когда он этого не видит, либо боковым зрением (если оно развито), тогда видно, что он думает, или чем озабочен… Спустя несколько секунд я вернулся, присел на место, а еще через некоторое время мы с клиентом уехали. Я не виню тех ребят, которые охраняли нашего «визитера», может они крепкие сильные парни (кстати, тоже приехали не одной машиной), но психологически не были готовы к «встрече». Они, скорей всего, оказались «накручены». А быть «накрученным» и быть готовым — разные вещи…»
В любом случае, силовой рынок потребовал принципиально новой услуги, ранее знакомой нам по западным фильмам. Еще до появления федерального закона «О частной детективной и охранной деятельности» в составе будущих охранных предприятий появились сотрудники, в чью задачу входило обеспечение личной безопасности клиента. В то время многое делалось по наитию. Профессиональные навыки оттачивались абсолютно бессистемно, а клиенты предпочитали заключать договоры с теми, «кто страшнее». Только позже, когда на улицах Петербурга началась прицельная стрельба по влиятельным людям, в город зачастили иностранные инструкторы и бывшие специалисты из комитетовской «девятки».
Со временем «личка» заняла свою нишу на рынке оказания охранных услуг. Появились целые предприятия, специализирующиеся на предоставлении телохранителей. И до сих пор не признанная официальными законами профессия давно воспринимается как элемент городского пейзажа. Привычно наблюдать на улицах Петербурга, как из дорогих, нередко бронированных, иномарок высаживаются солидные мужчины, дамы в умопомрачительных нарядах и даже, на первый взгляд, обычные дети, рядом с которыми материализуются бодигарды в костюмах. Нынешние телохранители отвечают за личную безопасность представителей бизнес-кругов, звезд шоу-бизнеса и даже высокопоставленных чиновников. Достаточно напомнить, что десять лет назад сотрудники «БалтикЭскорта» охраняли Владимира Путина. Другому частному охранному предприятию – «Арена», которой и сегодня руководит Алексей Васильев, в течение многих лет доверяли обеспечивать безопасность едва ли не всех руководителей Смольного. Заметим, правда, не в самом Штабе революции, а на выездных мероприятиях – от визита на выставки до посещений концертных мероприятий.
Алексей Васильев почти два десятилетия занимался подготовкой сотрудников для государственных силовых структур по вполне конкретному аспекту – прикладная подготовка боевого раздела рукопашного боя. Немало его воспитанников оказалось среди государственных телохранителей. В девяностые, пожалуй, каждое спортивное состязание единоборцев сопровождалось эффектным представлением Алексея Васильева, абсолютно не типичным для директора уважаемой охранной фирмы. Лежа затылком и пятками на двух табуретках, он укреплял на животе каменную плиту, которую с упоением лупил кувалдой крепыш из числа милицейских спецназовцев или налоговых полицейских. Или, взгромоздив на свои плечи стокилограммового верзилу, босыми ногами растаптывал оконное стекло в пыль... Несмотря на то, что «Арена» вторглась на традиционное поле деятельности «девятки», Алексей Васильев поначалу довольно скептически оценивал уровень частной «лички»: «Скажу честно, что уровень профессиональной подготовки большинства сотрудников частных охранных предприятий при бесконечных притязаниях на свой профессионализм, крайне низкий. Люди надувают щеки и абсолютно не знакомы с вопросами тактической подготовки, специальной физической, огневой и психологической подготовки. Наверное, мой приход в силовой бизнес вполне объясним…»
В таком случае, зачем клиентам были нужны телохранители? Выясняется, у каждого серьезного принципала существовали свои собственные представления о личной безопасности. Так, некоторые предприниматели, добившись финансового благополучия, нанимали себе одного крепкого охранника, обладавшего хорошими навыками в области боевых единоборств, чтобы попросту не стать жертвами банального уличного разбоя. Ведь в силу возраста или проблем со здоровьем многим людям уже тяжело самостоятельно отбиться от хулиганья или вышедших на промысел наркоманов. И если офис бизнесмена находился под надежной физической охраной, а деловые встречи проходили в престижных местах, где мордобой исключался по определению, то перед законами улицы все были на равных. Чтобы шпана поостереглась отрабатывать ударную технику на обрюзгшем владельце «мерседеса», достаточно было отгородиться от нее суровым, пусть даже безоружным детиной.
С другой стороны, грозные фигуры телохранителей часто, наоборот, привлекали внимание. В этом, собственно, состояла еще одна задача личных охранников – быть дополнительным предметом интерьера. Обзавестись телохранителем в глазах «коллег по цеху» было почти то же, что прикупить шикарную иномарку, выстроить коттедж красного кирпича и покровительствовать победительницам конкурса красоты. Появилась даже своеобразная мода ездить с пристяжью, когда перед авто коммерсанта колесил джип с утрамбованными в нем коротко стрижеными здоровяками, готовыми дружно десантироваться при выходе «забуревшей» и очень важной персоны на люди. Понятно, что для исполнения подобных представительских функций не требовалось особых навыков – достаточно было нанять взвод качков устрашающего вида. Впрочем, мода на имиджевую «личку» имеет многовековую историю, что несколько оправдывает амбициозных питерских воротил. К примеру, в Древнем Риме личная охрана первых лиц государства возлагалась частично на ликторов. И хотя эти служители шли впереди важных персон, расчищая путь в толпе, скорее они являлись почетным караулом. Ведь оружие ликторов – фасции (связка прутьев со вставленным топором), вряд ли было пригодным для ведения боя с теми, кто мог представлять реальную угрозу. Оно символизировало право власти на насилие. Не случайно же оружием римских бодигардов рубили головы неугодных режиму. А телохранители-палачи, как и здоровяки нынешних «хозяев жизни» подчеркивали высокий статус охраняемого лица.
Довольно показательна в этом смысле история, в которой, волей-неволей, подобную роль сыграли двое сотрудников чекистского «Ската». Однажды услугами личной охраны этого предприятия решила воспользоваться некая состоятельная дама – жена высокопоставленного петербургского чиновника. В офисе «Ската» ей представили профессиональных телохранителей, но парни оказались не слишком красивыми и совсем не фотогеничными. В общем, не в масть. Даме попробовали объяснить, что в обеспечении личной безопасности красота не играет основополагающей роли. Тем не менее женщина решила ознакомиться с фотографиями всех сотрудников предприятия и, наконец, выбрала себе двоих. Красавчики не имели специальных навыков, поскольку работали простыми охранниками. Это не смутило заказчицу. Проблема была в другом – ближайшая подруга обзавелась рослым бодигардом и, естественно, светская львица решила ни в чем не уступать ей, и даже в чем-то перещеголять, окружив себя парой здоровых красавцев. В дальнейшем, дамочка заказала охранникам костюмы на свой вкус, купила им джип, который несколько лет кряду неотступно следовал за ее «мерседесом-купе». Скатовцы сопровождали «знойную женщину» на многочисленные презентации, питались бутербродами с красной и черной икрой, временами скучая по щам. А когда дама собиралась в зарубежные поездки, причем на долгие сроки, то строго-настрого предупреждала руководство чекистского «Ската» не ставить ее парней на объекты, поскольку в любую минуту может вернуться. Зарезервированной личной охране ничего не оставалось делать, как всячески повышать свою профессиональную подготовку, проводя время в спортзале и тире. При этом деньги за услуги по предоставлению телохранителей охранному предприятию поступали исправно. Так продолжалось до тех пор, пока жена функционера окончательно не перебралась за границу.
Судя по всему, желание использовать личную охрану в качестве придворной свиты неистребимо. Каламбур, конечно, не слишком удачный. Однако совершенно ясно, что при тщательно спланированном покушении рельефные «ликторы» вряд ли смогут кого-либо защитить. Самое время вновь обратиться к Римской истории. После военной реформы, проведенной Гаем Марием в конце II века до н. э., в столице империи появился качественно новый подход к обеспечению личной безопасности. В задачу преторских когорт входило обеспечение личной охраны знатных римлян. Преторианцами могли стать только лучшие воины, причем независимо от сословия, служили даже вольноотпущенные. Становились ими и молодые люди из знатных семей – они стремились избежать тяжелой службы в армейских легионах, да и близость к первому лицу позволяла сделать хорошую карьеру.
При императоре Августе количество преторских когорт увеличилось с трех до девяти, это было уже целое войско, причем располагались когорты не только в Риме, но и в провинциях – очевидно, преторианцы обеспечивали безопасность первых лиц в походах и разъездах по стране. Во главе когорт личной охраны стоял один или два префекта претория – начальники службы безопасности. Интересно, что несколько позднее префект претория по совместительству занимал должность первого министра. Какое-то время спустя для постоянного сопровождения важной персоны на ближнем уровне были сформированы отдельные охранные корпусы, к примеру, германская гвардия, преимущественно набираемая из племени батавов. По боевым качествам и преторианцы, и батавы в полевых условиях уступали легионерам, но при выполнении особых задач превосходили их, так как имели специальную подготовку и оружие.
Что касается петербургских телохранителей конца XX века, то к середине девяностых правила игры на рынке личной охраны ужесточились. В условиях дырявого, как сито, законодательства и едва нарождающихся путей решения экономических конфликтов, конкурентная борьба нередко заканчивалась стрельбой. Заклятыми врагами в процессе передела частной собственности становились даже друзья-соучредители. Криминальные группировки вплотную подобрались к власти, и неугодные функционеры начали попадать в «сектор обстрела». В августе 1997 года в результате дерзкого покушения на пересечении улицы Рубинштейна и Невского проспекта был убит председатель комитета по управлению городским имуществом, вице-губернатор Михаил Маневич. Огонь велся из дома напротив. Кстати, этажом ниже в этот момент находился частный охранник. Но все произошло так стремительно, что на чердаке обнаружили только вещи наемного убийцы и автомат с оптическим прицелом югославского производства. Позже в «расстрельном» питерском списке появятся имена Виктора Новоселова – депутата Законодательного собрания, Олега Тарана – директора правового департамента экспертно-консультативного совета по проблемам национальной безопасности при спикере Госдумы РФ, и депутата Госдумы Галины Старовойтовой…
Покушение за покушением следовало и в бизнес-кругах. Словом, теперь телохранители все чаще требовались не для игр в крутизну, а для того, чтобы противостоять реальной угрозе. Ведь за устранение важных персон взялись отнюдь не дилетанты, а можно сказать, профессиональные стрелки. Нередко те, кто отслужил в вооруженных силах, в частности, в элитных подразделениях спецназа, получившие уникальный боевой опыт в горячих точках. И на самом деле, нет ничего удивительного в том, что наиболее «озверевшие» из служивых, не испытывая теплых чувств к закону и государству, которое не слишком заботится о ветеранах, решили взять инициативу в свои руки, и с выгодой использовать боевые навыки.
Так, при расследовании убийства одного из лидеров казанской группировки Хайдара Закирова, известного в криминальной среде как Хайдер, правоохранительные органы были удивлены, насколько грамотно произошло нападение. Киллер, стрелявший из снайперской винтовки Драгунова, был прикрыт автоматным огнем, кроме того, дополнительное прикрытие обеспечивали люди в машине. В ходе расследования выяснилось, что за исполнение заказа взялись бойцы спецназа, вернувшиеся не так давно из Чечни, а до этого побывавшие в зоне боевых действий в Югославии. Известно, что другой предводитель наемных убийц – небезызвестный Олег Тарасов, также служил в армии и серьезно занимался стрелковым спортом, а двое его бойцов после распада бригады, умудрились послужить в спецназе ГРУ, воевавшем на Северном Кавказе.
В девяносто седьмом году произошло покушение на генерального директора фирмы «Барбалетта» Игоря Трофимова, явно исполненное матерыми профессионалами. 11 ноября в начале восьмого вечера предприниматель собрался выехать из офиса. Перед его выходом сотрудники службы безопасности осмотрели прилегающую к офису территорию, проводили директора до джипа, дождались, пока машина тронется, и вернулись в здание. Следом за машиной Трофимова поехал джип с телохранителем. Заметим, что предприниматель пользовался услугами двух парней – чемпионов по рукопашному бою, у которых не было лицензии на охранную деятельность, а следовательно, и оружия.
Едва процессия отъехала на несколько метров, как раздались выстрелы. Киллер, вероятно, скрывавшийся за расположенной неподалеку помойкой, стрелял на бегу, приближаясь к джипу. Игорь Трофимов погиб. Телохранитель, который в данной ситуации был мало на что годен, получил ранение в ногу. Убийца, похоже, управлялся с оружием гораздо выше среднего уровня – вести кучный огонь из автомата, причем еще и быстро передвигаясь, сможет не каждый военный. Кстати, его отход прикрывал напарник, также вооруженный автоматом.
Как нельзя более красноречиво свидетельствует о высоком уровне огневой подготовки наемных киллеров и другой факт – в том же году в Невском районе Петербурга, исполняя заказ на устранение предпринимателя, убийца, если судить по показаниям очевидцев, стрелял с двух рук по-македонски из пистолетов ТТ и Макарова. Кстати, по статистике девяносто девятого года, наиболее распространенным оружием при выполнении заказных убийств являлся именно ТТ – пистолет хоть и старый, зато надежный. Далее по «рейтингу» следовали пистолет Макарова, автомат Калашникова и снайперская винтовка Драгунова. Пользовались и иностранными образцами. Например, на месте убийства Галины Старовойтовой (не прибегавшей, кстати, к услугам личной охраны – Прим. авт.) правоохранительными органами был обнаружен пистолет-пулемет «Агран-2000», выпускавшийся частной хорватской фирмой, и самодельный пистолет, внешне очень напоминающий итальянскую «Беретту-Кордоне». В общем, когда на черном рынке можно было достать любой ствол, а услуги предоставляли те, кто мог с ним обращаться так же виртуозно, как жонглер с кеглями, потребовалась высокопрофессиональная «личка».
Своеобразные мысли о телохранителях высказывал в то время телеведущий, а ныне депутат Госдумы Александр Невзоров, якобы тоже раненый при покушении. Один из создателей «600 секунд» представлял себе идеального телохранителя таким: «Для меня хороший охранник – это человек, в котором не меньше ста пятидесяти килограммов веса. Он должен получить ту пулю, что предназначается вам. Следовательно, охранник должен быть чудовищно толст. Тогда выше вероятность, что пуля его не прошьет и не врежется вам в надбровье. Это только в кино можно куда-то оттолкнуть своего босса и исшмаляться из ПМа в покушающегося. Еще лучше, когда таких охранников трое. Они закрывают больший сектор».
Возможно, Александр Невзоров был по-своему прав. Однако действительность то и дело опровергает теории. В декабре 1995 года при покушении, как утверждают, на одного из тамбовских лидеров Валерия Ледовских, известного в определенных кругах как Бабуин, сопровождавший его сотрудник ОМОНа выбрался из попавшего под обстрел автомобиля, залег у колеса и открыл ответный огонь. Короче, «исшмалявшись» из пистолета, все-таки спас жизнь заказанного Бабуина.
В 2000 году предприятие «Форт-С» обеспечивало личную охрану учредителя фирмы «Интеркосметика» Юрия Мазнева. Утром охранник Эдуард Тальчинов подъехал на джипе «Chevrolet Blazer» к дому предпринимателя на Авиационной улице и поднялся наверх, чтобы забрать клиента. На выходе из парадного по ним открыли огонь, примерно с трех метров. Охранник, шедший впереди, был ранен первым – в бедро и плечо, затем ранили Юрия Мазнева – пуля попала ему в поясницу. Казалось бы, киллеров уже ничто не могло помешать киллерам успешно завепшить дело. Однако охранник, уже будучи раненым, мгновенно сориентировался и открыл ответный огонь из служебного пистолета. Не ожидая такого поворота событий, наемные убийцы банально бросились наутек – сели в предусмотрительно оставленный на выезде из двора «Opel Kadett» и попытались удрать. Между тем, Эдуард Тальчинов прострелил отъезжавшему автомобилю колесо – машину занесло, и она напоролась не торчащую из земли железную трубу. Охранник, подбежав к машине, стал стрелять по преступникам. Киллеры выскочили из нее и устремились в сторону Московского проспекта. Судя по кровавому следу, оставленному сбежавшими преступниками, Эдуарду Тальчинову удалось ранить одного из них… Если бы не мгновенная реакция, вряд ли и охранник, и предприниматель остались живы…
Словом, от телохранителя требуется первое – не растеряться в «ответственный» момент, второе – быстро оценив степень опасности, принять адекватные меры. И тем не менее, во многих случаях даже высококлассные телохранители – не панацея. Один из руководителей Ассоциации «Защита» Андрей Горшечников утверждает, что наличие трех охранников повышает безопасность охраняемого лица всего лишь на пятнадцать процентов.
Здесь стоит напомнить старый анекдот. Приходит заказчик к наемному убийце с просьбой убрать конкурента. Тот спрашивает: «Сколько вы мне заплатите?» «Сколько угодно, деньги для меня значения не имеют» – отвечает клиент. «Хорошо, – говорит киллер, – тогда назовите улицу и номер дома, где живет объект» «А номер квартиры?» – удивляется заказчик. «В данном случае это значения не имеет…»
Слава богу, что в Петербурге не взрывали ни домов, ни жилых кварталов только для того, чтобы свести счеты с одним-единственным конкурентом. Но при заказных убийствах в городе действительно сплошь и рядом использовались взрывчатые вещества, такие как пластид и тротил. Так, например, совершенно «неординарным» способом наемные убийцы пытались расправиться с коммерсантом Николаем Алексеевым, соучредителем Колпинского продукто-вещевого рынка. Утром 6 мая 2000 года в сопровождении телохранителей из охранного предприятия «БалтикЭскорт» предприниматель едва успел выйти на улицу из своего дома, как неожиданно сверху на процессию стал падать «неопознанный летающий объект». Один из охранников – Алексей Сычинский, в прыжке дотянулся до НЛО и отбросил его в сторону. Буквально секундой позже раздался взрыв – принципал был не смертельно ранен. Потом выяснилось, что исполнители заказа начинили мину взрывчатыми веществами, среди которых присутствовал обычный порох, и заложили в него электровзрыватель. Как только предприниматель вышел из дома, киллеры с крыши этого же здания стали спускать мину на веревке вниз.
Уместно вспомнить еще одно, если так можно выразится, «оригинальное» покушение на коммерсанта Дмитрия Филиппова. Сопровождавший его телохранитель вошел в подъезд, где в одной из квартир жил известный предприниматель, и, не заметив ничего необычного, стал подниматься наверх. Принципал шел следом, когда над его головой раздался взрыв. Коммерсант скончался на месте. Позже выяснилось, что радиоуправляемое взрывное устройство было спрятано в лампе под потолком.
Подобные случаи ясно дают понять, что будь охранник размером хоть со слона, или его заменит взвод ОМОНовцев – всегда найдется способ ликвидировать и «личку», и клиента. Причем не обязательно путем подрыва тонны тротила или прямого попадания из гаубицы. Сегодня есть более скромные, но от того не менее эффективные способы расправы. Например, с помощью современных ядовитых препаратов, наличие которых в организме умершего от отравления очень трудно установить. В целом же, как показывает практика, физическая охрана, как некий заградительный щит, в большинстве случаев бессильна что-либо сделать, если против клиента ведется действительно серьезная игра. Какой же должна быть система безопасности, которая может эффективно защитить клиента от реальной угрозы? Обратимся непосредственно к самим питерским охранникам. Вот, что рассказывает один из руководителей охранного предприятия «Диво» Виктор Тудвасев: «К сожалению, многие клиенты охранных предприятий, заключив договор на свою личную охрану и обзаведясь парой крепких ребят-охранников, надеются, что теперь они в полной безопасности. И забывают старую истину о том, что «если ружье заряжено, оно рано или поздно выстрелит». Поэтому одной из главных задач при обеспечении личной безопасности должен быть поиск и нейтрализация владельца этого «ружья». Иначе говоря, предупредительная оперативная работа по выявлению источников угроз и их нейтрализации (с помощью правоохранительных органов). Охранник – это последний рубеж. И то, насколько этот рубеж будет прочен, зависит от своевременно предпринятых шагов со стороны клиентов по обеспечению правдивой и оперативной информацией специалистов, которые отвечают за обеспечение безопасности в целом – это начальники служб безопасности и руководители охранных предприятий. Но данная работа не может быть эффективной, если охраняемое лицо, боясь разгласить якобы коммерческую тайну, на самом деле скрывает доказательства причастности конкурента к противоправным действиям против него. Думаю, если бы люди, отвечавшие за безопасность Виктора Новоселова и других погибших клиентов, знали об этом, то наверняка совершенные убийства можно было бы предотвратить. Невозможно гарантировано обеспечить личную охрану важной персоны, приставив к ней двух-трех крепких, «крутых» парней. Стандартная система личной охраны должна включать в себя группу сопровождения, состоящую из нескольких рабочих смен, несколько групп обеспечения, аналитическую группу, подразделение технической безопасности и связи, группу оперативных дежурных».
Обратимся еще раз к Древнеримской эпохе. Похоже, некие начатки современных подходов в организации личной охраны были сформированы уже тогда. Ближе к распаду великого государства в силовой системе того времени сформировалась секретная имперская служба In Rebus, обеспечивавшая, в частности, и охрану императора. О методах ее работы известно немного, но именно эта служба стала заниматься сбором агентурных данных и другой оперативной работой. Вероятно, взгляды на личную охрану к этому моменту стали более прогрессивны и, помимо физзащиты в лице преторианцев, стали создаваться подобия служб безопасности, которые проводили превентивные мероприятия, своевременно вычисляя злопыхателей и недовольных властью. Кстати, римский опыт был унаследован Византией. Помимо телохранителей, между прочим, поделенных на небольшие отряды с целью нейтрализации их как политической силы, первые лица – базилевсы, также имели свои секретные службы, занимавшиеся разведкой в целях своевременного пресечения зреющих заговоров против правителей. Известен даже случай, когда византийский секретный агент был внедрен во вражеское войско с целью выяснить планы нападения на империю, что уже несомненно ближе к функциям внешней разведки.
А вот в истории питерского телохранительства немало трагических страниц, появившихся именно потому, что своевременно не были проведены оперативные действия. Так, депутат городского Законодательного собрания Виктор Новоселов, оставшись в живых после первого покушения, в дальнейшем передвигался по городу в сопровождении единственного телохранителя. Понятно, что влиятельного парламентария, который после тяжелого ранения стал инвалидом, охранник мог защитить лишь от каких-то бытовых противоправных действий.
20 декабря 1999 года на депутата, по некоторым сведениям, близко общавшегося с лидерами «тамбовцев», было совершено очередное покушение. Его служебная машина по сигналу светофора притормозила на перекрестке Московского проспекта и улицы Фрунзе. В этот момент к автомобилю приблизился человек и положил на крышу какой-то предмет. Впоследствии выяснится, что это была радиоуправляемая мина, а киллер – Артур Гудков, являлся одним из бойцов бригады Олега Тарасова, занимавшейся преимущественно устранением криминальных авторитетов. Охранник Виктора Новоселова успел выйти из машины и ранить нападавшего, сам же депутат взрывом мины был убит. Возможно, если бы он воспользовался полноценной системой личной охраны, покушение удалось предотвратить еще в зародыше. Тем более, финансовые возможности у него имелись. Можно только предполагать, почему заместитель спикера питерского Законодательного собрания ограничился лишь силовым прикрытием единственного телохранителя. Возможно, после первого покушения он потерял ощущение опасности.
Вообще, работа бодигардов на улицах такого мегаполиса как Петербург – отдельная тема. Но чтобы не пересказывать фрагменты из курса по подготовке личной охраны, послушаем лучше, что думает по этому поводу самый обычный телохранитель: «Нет стандартных ситуаций в нашей работе. Стандарт берется как базовый элемент, от которого надо «плясать». Допустим, едешь с «клиентом» на важную встречу. И вдруг, выезжая на один из проспектов, видишь, что светофоры не работают, гаишника, как оно обычно бывает, нет, и каждый норовит проскочить раньше другого. Действия? Стоять «в пробке», ждать, когда появится возможность проехать а время? Самое оптимальное и грамотное – объехать через дворы, примыкающие улицы, где нет светофоров, вплоть до тротуара. Достаточно легко миновать основные магистрали с повышенным движением, если знать город. Вот оно, свободное время телохранителя. Езди, ходи, изучай, высчитывай. Это тебе надо, если хочешь сберечь клиента. Когда, где, в какое время удобней проехать, где ведутся ремонтные работы, где можно проехать под «кирпич», где чаще всего стоят гаишники. Все, любую мелочь фиксируй для себя, так как в твоей работе мелочей нет… Проще, если есть машина сопровождения с парой охранников. Ребята выскакивают и пробивают дорогу. То есть перекрывают собой движение (в вежливой или резкой форме) и проталкивают машину сопровождения вперед. Она, прикрывая собой машину клиента, рядом, на расстоянии открытой двери, чтобы между вами никто не влез, и на полкузова вперед, не давая возможность обогнать машину клиента, вытаскивает ее за собой. Желательно в этих случаях использовать сигнал. Ну, а если машины сопровождения нет, то те же самые функции выполняет сам телохранитель, не забывая присматривать за охраняемым лицом, которое остается в машине только с водителем… Есть такой термин в личной охране – «работать щитом». Это означает, что один из телохранителей обязан в случае покушения или его попытки, накрыть своим телом клиента или вывести его в безопасную зону, в зависимости от ситуации. Остальные в это время его прикрывают. Кто работает «щитом»? Есть негласное правило, кто ближе всех к клиенту, тот и «щит». Но сейчас, в основном, это зависит от старшего в группе или начальника личной охраны. Кого назначит, тот и будет. Либо один человек постоянно, иногда подменяясь на отдых, либо все по очереди…»
Похоже, вследствие проколов в оперативной работе погиб и топливный король Петербурга Павел Капыш, бронированный джип которого расстреляли из гранатометов и автоматов на Стрелке Васильевского острова, причем в час пик, при большом скоплении людей и автотранспорта. Телохранители, находившиеся в машине сопровождения, при всем том, что обладали отличной профессиональной подготовкой, попросту не смогли ничего противопоставить «массированной атаке». Зато нападавшие, похоже, обладали полной информацией о клиенте. В частности, знали из какой квартиры (а их у Павла Капыша или ПэГэ было три – Прим. авт.) жертва поедет на работу. Кстати, первое беспокойство ПэГэ испытал за несколько месяцев до нападения. Вице-президент Балтийской финансово-промышленной группы Василий Нечай, скончавшийся осенью того же года от рака, настаивал на принципиально иной организации личной охраны. Павел Капыш, довольно скептически относившийся к возможности покушений на него, ограничился лишь тем, что сменил обыкновенный автомобиль на бронированный. Но не по спецзаказу, а стандартный. Вероятно, требование Василия Нечая усилить личную охрану президента Балтийской финансово-промышленной группы повлияло на то, что Павел Капыш обратился, по меньшей мере, к двум охранным предприятиям Петербурга с просьбой собрать компромат на некоторых известных людей. В частности, ПэГэ обратился в «Кредо» к Михаилу Локтионову и в «БалтикЭскорт» к Роману Цепову. Михаил Локтионов, как говорят, предложил в ответ обеспечить безопасность ПэГэ «под ключ». Приблизительно так же ответил и Роман Цепов. Павел Капыш не решился доверить свою жизнь телохранителям со стороны, невзирая на их профессионализм…
С другой стороны, так и останутся забытыми многие свидетельства успешной деятельности охранников – когда в результате проделанной оперативной работы выход на заказчика и исполнителей предотвращал преступление. В истории остаются лишь громкие события, на них «кидаются» средства массовой информации, их обсуждают на кухнях, в кабинетах, на закрытых совещаниях. Тогда как мирный исход конфликта интересен разве что узкому кругу специалистов.
Да и сами охранники подобной информацией предпочитают не делиться, храня тайны своих клиентов. Хотя Роман Цепов в общих чертах некогда рассказал именно о том, как «БалтикЭскорт» нейтрализовал киллера в ходе превентивных действий: «Однажды, помнится, пока мы у себя работали с заказчиком, такому пацану позвонили на мобильник, мол, сворачивайся дядя. Он свернул свои манатки, а клиента мы сохранили. Вообще, настоящая работа охранного предприятия, которое работает с «личкой», не просто подготовка телохранителей. У меня есть люди, что годами не появляются в офисе, хотя и числятся в «БалтикЭскорте». Их никто не видит, это нормальное построение агентурной работы. Не мной придумано. Иногда «сантехник» или «электрик» может сделать гораздо больше, чем сотрудник личной охраны. Мы охраняли семьи Собчака, Березовского, Брынцалова. Я знаю, что говорю».
Сегодня ведущие охранные фирмы Петербурга готовы предоставить клиентам систему личной охраны, по уровню ничем не хуже общемировых стандартов, и даже имеющую более высокие профессиональные навыки. Ведь практически с самого начала становления охранного бизнеса создавать отделы личной охраны стали именно те, кто в свое время отслужил в государственных подразделениях, обеспечивавших безопасность лидеров мировой сверхдержавы.
Впрочем, система безопасности государственных деятелей в России тоже складывалась весьма непросто и прошла долгий и тернистый путь, прежде чем превратилась в мощную структуру едва ли не с самыми широкими полномочиями. Рассуждая о России до первой четверти XX века, вообще трудно говорить о какой-либо системе. Достаточно вспомнить многочисленные покушения на Александра II, при которых он оставался живым благодаря чуду, но только не личной охране. Его сопровождали лица кавказской национальности – черкесы. Горцы более годились для военных операций, нежели для скрупулезной работы в качестве телохранителей. В результате абреки не смогли уберечь императора от террористического акта. Бомба, брошенная под царскую карету, ранила нескольких черкесов и вызвала замешательство. Александр, посчитав, что того требует его воинское достоинство, о
  • 11 769
Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен