Канкан от Фемиды

<z>Студия-привидение</z>
Причиной, заставившей корреспондента «Версии в Питере» обратиться к ситуации в питерском Мюзик-холле, послужило письмо на имя губернатора Петербурга от родителей детей, занимающихся в танцевальной студии при этом театре. По их словам, на улицу «недрогнувшей рукой» нового руководства были выброшены 50 ребятишек. Волевое решение директора Анжелы Хачатурьян вызвало шквал эмоций. В большинстве своем – отрицательных.
Создатель театра Илья Рахлин, а позднее и его сын Лев, придерживались мнения, что детей в спектакле должны играть ровесники героев, и так было 17 лет. Наличие двух студий, детской и юношеской, позволило создать отлаженную систему преемственности поколений. За занятия три раза в неделю родители выплачивали преподавателям по 600 рублей в месяц, считая это «божеской» ценой. Но идиллии пришел конец.
Вот как прокомментировала ситуацию сама директор Мюзик-холла, бывший продюсер программы «50/50» Анжела Хачатурьян:
– Я уверяю, что юридически в театре детской студии нет. Принимая дела, документов о ее существовании я не нашла. Были дети, оформленные как артисты на трудовых договорах для участия в спектаклях. За выступления они получали деньги. Но в настоящий момент Мюзик-холл серьезно убыточен и по решению Худсовета своих спектаклей не играет. Мы будем создавать новый репертуар. Поэтому студию распустили.
Если по существу, то при театре существовал детский кружок, который и называли студией, чтобы проще было прикрыть хищение бюджетных средств. Детские педагоги оплачивались за счет ставок «репетиторов балета». По трудовым договорам оплачивались и другие педагоги. Возмутительно, но никто не задумался, что эти бюджетные деньги выделялись на театр, на его труппу!
При этом деньги, внесенные родителями, возвращались им обратно в виде гонораров детям за их участие в спектакле. Получается, что детская студия как бы прикрывала нецелевое использование бюджетных средств. И я обязательно эти деньги взыщу с тех, кто в этом виноват.
Любая студия по закону должна быть зарегистрирована в Комитете по образованию. Это непростая процедура, требующая подготовки огромного пакета документов, где учитывается все – и вопросы безопасности, и программа занятий, и медицинское обслуживание. Если завтра в театре на ребенка упадет декорация – кто будет отвечать?
Мы, безусловно, зарегистрируем студию, и в сентябре организуем открытый конкурс по всему городу, который проведет непредвзятая комиссия. Дети смогут заниматься, получая стипендии. Это даст возможность прийти талантливым малоимущим.
Есть и другой момент, заставивший нас временно закрыть студию. Некоторые родители уверяют, что их обдирали, взимая плату за участие детей в спектаклях. Не будем говорить о моральной стороне вопроса, но это же уродует детей. Получается, что их в этой якобы студии не воспитывали, а «юзали» – использовали. Причем и родители, и педагоги действовали в своих интересах: первые – ради престижа, гордясь брендом Мюзик-холла, а вторые – ради наживы. А то, что ребенок поет под фонограмму, что спектакли некачественные, это кого-нибудь волновало? Какой бренд Мюзик-холла?! Его нет давно!
<z>Коваными сапогами за кулисы</z>
Позиция Анжелы Васильевны довольно резкая, но имеет право на существование. Мюзик-холл, хранимый незабвенной памятью о покойном Илье Рахлине, в последнее время, надо признать, изрядно пообтрепался... Возможно, «распустился» как в правовом, так и в творческом плане. И рвение нового руководства понятно и даже похвально.
Привести все в соответствие с буквой закона для юриста по образованию Анжелы Хачатурьян – дело вполне нормальное. Но, может быть, ей все же стоило сделать поправку на среду, в которой она оказалась? И действовать исподволь, постепенно?
По словам одной из мам, госпожа Хачатурьян не стеснялась в выражениях и была груба на собрании, посвященном закрытию «якобы студии». Будто бы она заявила, что со следующего года наберет других детей, постарше. Возможно, где-то и родители переборщили, обострив на собрании банальную тему конфликта Москва–Питер и доведя ее до склоки. В любом случае, ни от одного из родителей корреспондент «Версии в Питере» не услышал о массовом вымогательстве. А лишь добрые слова по отношению к руководителю «якобы студии» Альберту Кармацкому.
Единственное, чем можно апеллировать к железной логике юриста Хачатурьян, это слезами детей… Неужели нельзя было найти компромиссное решение, не травмируя малышей? Речь не о родителях, а именно о детях, для которых все вылилось в трагедию.
На вопрос корреспондента «Версии в Питере», насколько нормально выбрасывать полсотни детей на улицу в разгар учебного года, председатель комитета по культуре Надежда Кущенкова ответила:
– Конечно ненормально, но и ненормально делать из госучреждения проходной двор. Мы легализуем студию, и традиции будут сохранены. Примерно 26–27 апреля мы будем решать ситуацию на совещании и обязательно пригласим туда родителей.
Тем не менее в пятницу вечером, когда материал уходил в печать, редакция не имела сведений о том, что кто-то из родителей получил обещанное приглашение от председателя комитета.
Хочется предостеречь новое начальство театра: питерская интеллигенция подобных «финтов» не прощает. И в любом случае «обратная реакция» пойдет. Ходят слухи, что новому председателю комитета по культуре уже сделали внушение за слишком пренебрежительное отношение к питерским традициям и сверхактивную деятельность в «напористо-московском» стиле. Пока же поговаривают, что главный режиссер Мюзик-холла Лев Рахлин, в силу своего характера, ушел в творческий отпуск и наблюдает за развитием ситуации в «отчем доме» со стороны.
<z>Два раза – случайность?</z>
Говоря о ситуации в Мюзик-холле, нельзя не вспомнить про недавний скандал с мюзиклом «Норд-Ост», ибо все это звенья одной цепи. Заняв пост, новая директор сразу же разорвала договор, который был заключен ее предшественником на работу мюзикла в течение двух месяцев на сцене Мюзик-холла. Подобные действия привели к нешуточному скандалу, ибо, как утверждает противоположная сторона, договор не подразумевает одностороннего расторжения.
По словам же Хачатурьян, проблема «Норд-Оста», похоже, волнует прессу больше, чем, наверное, судьба города. «Я воздержусь от комментариев по ситуации, так как мы находимся в стадии исковых заявлений. Вопрос пока открыт, и стороны договорились не комментировать конфликт. Но мы действительно пытаемся решить вопрос мирно, и хотим, чтобы город увидел спектакль».
Но, похоже, продюсер мюзикла «Норд-Ост» Георгий Васильев не связан обязательством о молчании.
– В правовом отношении дело совершенно ясное. «Мюзик-холл» в одностороннем порядке отказывается от выполнения ранее заключенного с «Норд-Остом» договора. По закону это абсолютно недопустимо, и у нас есть все основания обращаться в суд. Тем не менее мы пока дело до суда не доводим... Наша цель – не штраф в шесть миллионов рублей в арбитраже отсудить, а добиться того, чтобы 24 сентября Санкт-Петербург все-таки увидел наш необыкновенный спектакль, более года собиравший в Москве тысячные залы.
Отрадно, что на прошлой неделе нам удалось нащупать зыбкий компромисс. Анжела Хачатурьян, которая до сих пор наотрез отказывалась выполнять заключенный договор, согласилась внести в него правки без расторжения. Но уже через три дня после подписания соответствующего протокола она вновь изменила свою позицию и отказалась выполнять требования, записанные в действующем договоре...
Мы согласились сократить количество показов «Норд-Оста» в Санкт-Петербурге, но, разумеется, не в три раза, как того требует директор Мюзик-холла. При таком сокращении количества спектаклей, да еще и при серьезном снижении цен на билеты по сравнению с Москвой, мы просто вылетим в трубу.
Логическому объяснению поведение госпожи Хачатурьян не поддается. Можно только строить догадки. Может быть, у нового руководства свое видение мюзикловых перспектив театра, в которое почему-то наш мюзикл не вписывается. И уж вовсе не хочется верить в то, что за позицией директора Санкт-Петербургского государственного театра «Мюзик-холл» скрывается позиция городской администрации, которая по каким-то причинам не хочет, чтобы в Санкт-Петербурге состоялась премьера возрожденного «Норд-Оста».

Пока репертуар Мюзик-холла полностью снят, а в здании идет ремонт и антрепризные спектакли. Полным ходом готовятся к «вступительному экзамену» нового директора – премьере ревю «Виват, Мюзик-холл», аккурат ко Дню города.
Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен