Рифмы после нокаута

Маленькие человеческие слабости, естественно, не чужды и спортсменам. Ну скажите, почему случайная встреча в трамвае с музой, облаченной в мини-юбку, простого инженера заставит взяться за перо, а олимпийского чемпиона – нет? Покорители рекордов, отложив в сторону штанги и гири, также не прочь в майский вечер сочинять вирши в честь дамы сердца.
Наверное, вы удивитесь, но неофициальное лидерство среди поэтов-спортсменов уверенно держат… боксеры, а первое место здесь по праву занимает легендарный чемпион мира Мохаммед Али. Не все знают и то, что лет тридцать назад Оксфордский университет присвоил грозному тяжеловесу почетные звания – доктора философии и профессора поэзии.
Когда руководство Оксфорда на полном серьезе выдвигало Али на замещение вакантной должности профессора кафедры литературы (с хорошими перспективами и высоким окладом), то свой экстравагантный выбор ректорат мотивировал вескими аргументами: «Да, действительно, в лирике боксера преобладают технические погрешности, но зато в его произведениях полно темперамента и жизненных сил, которых так недостает современной поэзии». С седовласыми учеными никто и не спорил, тем более что их оппоненты никогда не забывали о страшных нокаутах в исполнении чемпиона.
Сам Мохаммед Али всегда обижался, как ребенок, если критиковали его творчество. Однажды он с кулаками набросился на журналистов, которые, по его мнению, слишком примитивно рассказывали на газетных полосах о поединках тяжеловеса. Али не нравилось, что репортеры, характеризуя действия боксера на ринге, используют такие эпитеты, как «вмазал», «врезал», «вдарил». Нельзя так выражаться о профессоре поэзии, особенно когда сам чемпион никогда в своих речах не употреблял нецензурных выражений и крепких словечек.
Всю свою «ненависть» к сопернику Али излагал в незамысловатых стишках типа: «Не шумите в зале, я уложу его в начале», или «Моя левая, как бритва. А голова твоя, как тыква», ну и так далее. Промоутеры от шоу-бизнеса были в восторге, лучшей рекламы предстоящих поединков трудно было придумать. Впоследствии Мохаммед Али многие эти свои стихотворения опубликовал даже в автобиографической книге «Величайший».
Вообще, тема «Бокс и поэзия» заслуживает отдельного исследования. Ярких примеров для такой диссертации – предостаточно. Известный российский боксер, чемпион Москвы, финалист первенства Советского Союза, а ныне тренер Борис Курочкин в свое время создал целый поэтический цикл «Мама», «Молитва», «Белая береза», который вошел в сборник «Отдушина». А новая книга Бориса Ивановича так и называется – «Бокс-поэзия».
Интересно, что в этом сборнике Курочкин очень тепло отзывается о чемпионе России, неоднократном обладателе «Золотого пояса» по версии Пан-азиатской боксерской ассоциации петербуржце Николае Валуеве. Причем хвалит своего молодого коллегу ветеран бокса не только за победы, но и за то, что Валуев слагает очень неплохие вирши. Подтвердить этот факт невероятно сложно, ведь на просьбы журналистов почитать свои произведения Питерский великан только отшучивается. Мол, отстаньте, какие стихи, кто это придумал. Остается лишь надеяться, что сам Николай со временем все же решится издать свой сборник стихов. Как Мохаммед Али или Борис Курочкин.
Что же заставляет людей, больше привыкших бить по груше, сняв перчатки, браться за перо? Один известный спортивный физиолог, изучающий тайны человеческого мозга, недавно рассказал мне любопытную вещь. До сих пор нейрохирурги почему-то исследуют лишь отрицательные последствия многочисленных ударов в голову. В народе сложены сотни анекдотов и баек о «пробитости» боксеров. Но никто не задумывался, а вдруг происходит обратный процесс, и после нокаута активно начинают работать центры мозга, отвечающие за творчество? Тут уже слово не за нами, а за академиком Бехтеревой. А может, «тайны подсознания» здесь совсем и ни при чем? Просто «Это май – чародей! Это май – озорник!».
Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен