Как не заметить убийство

18 мая 2003 года из окна квартиры на четырнадцатом этаже дома номер один по улице Авиаконструкторов выпала пятнадцатилетняя школьница Ольга Васильева.
Ход предшествующих событий был таков: за два часа до смерти Ольга помыла посуду и полы в кухне свей квартиры, выключила музыку, затем вышла на улицу, сказав матери, что собирается с подругой в библиотеку. Но по дороге, очевидно, встретила знакомых, среди которых была сверстница, находившаяся с Ольгой в натянутых отношениях. Как утверждают очевидцы, она всячески унижала Васильеву за экзальтированность ее натуры. Так случилось, что девочку позвали с собой и, чтобы не показать себя маменькой дочкой, трусихой и тому подобное, она пошла в гости на Авиаконструкторов.
Девушку, конфликтовавшую с Ольгой, не раз видели в том доме в компании четырех местных молодых людей весьма неприглядного вида. И когда погибла Васильева, они были там же.
<z>Тайны следствия</z>
Разбор обстоятельств дела был поручен следователю прокуратуры Приморского района Петербурга господину Тортоеву. Вскоре появилась официальная версия следствия – самоубийство.
Заключение Тортоева основывалось на следующих фактах: девушка находилась в переходном возрасте и, как многие амбициозные личности, привлекала к себе внимание неординарными, демонстративными выходками и капризами. Так, например ей хотелось сделать французский маникюр за 2 тысячи рублей, модельную стрижку за 5 тысяч. Подружкам было уже объявлено, что так оно и будет. Но родители отказали, и Ольга, в душе чувствовавшая себя артисткой, представив, вероятно, себя на сцене в драматическом амплуа, написала письмо с угрозой самоубийства, положила его в секретер и благополучно о нем забыла. Когда мать нашла его, состоялся серьезный разговор, дочь поплакала и обещала, что больше никогда не будет пугать родителей, а письмо выкинет. Впрочем, избавиться от своего творения она забыла, а после кончины девочки при осмотре квартиры оно было найдено и приобщено к делу. Это и стало едва ли не краеугольным камнем, на котором строилось расследование – вскоре появился отказ в возбуждении уголовного дела по факту гибели ребенка.
Второй аргумент следователя заключался в том, что Ольга страдала модной болезнью булимией. После еды она удалялась в уборную, и ее тошнило. Родители, однако, заподозрили неладное и выяснили, что рвотные рефлексы дочь вызывает сама. Действительно, незадолго до смерти она непродолжительное время лечилась в детском психиатрическом центре с диагнозом «нервная булимия у истероидной личности».
Это стало еще одним «довесоком» в пользу отказа в возбуждении уголовного дела.
<z>Другая версия</z>
Между тем привлеченные адвокатом юристы, ознакомившись с делом, вынесли другое предположение – либо убийство, либо доведение до самоубийства.
Кроме того, врачи утверждают, что ни о каком стремлении к самоубийству речи не шло. В медицинских документах часто встречается запись – суицидные мысли и намерения категорически отрицает. Очередная подобная запись появилась в амбулаторной карте Васильевой за неделю до гибели при плановом посещении психиатра.
Что же касается писем, еще при жизни мать Ольги обратилась в тот же центр к опытному врачу Букреевой. Психиатр успокоила – это лишь шантажное поведение. Тем более Ольга была целеустремленной, занималась шейпингом, собиралась поступать в театральную студию. Все это никак не соотносилось с депрессивно-маниакальным стремлением умереть.
Есть и еще один существенный момент в этой трагедии. Десятилетний Егор Ефимов, находившейся в тот день неподалеку от места событий – во дворе, рассказал инспектору по делам несовершеннолетних, что примерно в пять часов вечера 18 мая, подняв голову на шум, увидел, что на 14 этаже находятся четыре молодых человека и среди них девушка. Один из парней – самый высокий – поднял ее и перекинул через перила балкона, она схватилась за его куртку, и, как показалось, надорвала её. Парень отпустил девушку, и она упала. Егор крикнул брату, который был рядом, он и вызвал милицию.
Пятнадцатилетний брат Ефимова разговаривал в момент падения со знакомыми. Он тоже видел, что на балконе стояла вышеописанная компания. Отвернувшись, он услышал хлопок, увидел лежащую на земле девушку, изо рта которой текла кровь. А один из тех парней быстро вышел из подъезда.
Также выяснилось, что у девушки были синюшные кровоподтеки на обоих запястьях, Возможно, ей выкручивали руки или крепко держали за них. Кроме того, как утверждают очевидцы, у нее была оторвана мочка уха вместе с серьгой. Согласно заключению профессора Александра Матышева, специалиста по травмам, связанным с падениями с высоты, кровоподтеки обеих рук погибшей – это следы борьбы, а две обширные гематомы на животе и груди никак не могли появиться при падении на спину. Это опять-таки следы борьбы на лестнице или балконе.
Существует еще масса доводов, подтверждающих, что смерть Васильевой была насильственной, но доблестные сыщики твердят одно – «чокнутая, вот и выбросилась».
Семь раз возвращалось дело на проверку в прокуратуру. Один раз из этих семи с заседания суда. После очередной жалобы адвоката Сергея Соломонова городская прокуратура отправила дело на новую проверку в прокуратуру Приморского района – для дополнительного опроса свидетелей и установления лиц, возможно, причастных к данной трагедии.
Сколько еще будет длиться эта история?
  • 6 063
Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен