«Власть не внимательна ни к жертвам, ни к подвигам»

8 сентября Санкт-Петербург отметил 77-ю годовщину начала блокады Ленинграда. Впервые на десятках площадок в городе прошла самодеятельная акция с поимённым поминовением погибших. Идеолог акции Лев Лурье в беседе «Конкретно.ру» рассказал, что относится к блокадникам, как к жертвам концлагеря, и заявил, что городские власти демонстрируют по отношению к ним полное равнодушие.



Тезис

Идея поимённого поминовения погибших в день начала блокады Ленинграда появилась у пенсионера Юрия Вульфа, который с 2016 года зачитывает имена не переживших блокаду жителей своего дома на Конной улице.

С подачи Льва Лурье идею в этом году распространили на весь город, организовав в итоге более 60 площадок, на которых в общей сложности планировали прочитать около 600 тысяч имён. Акцию поддержали директор Эрмитажа Михаил Пиотровский и народный артист СССР Олег Басилашвили.

Лурье, выступая в прессе, критиковал официальные городские мероприятия 8 сентября за излишний милитаризм и неуместные концерты с полевыми кухнями.

Организаторы акции напоминают – это мрачная памятная дата. Миллион погибших, подавляющее большинство из которых мирные граждане, старики, дети, у которых не было выбора – разве они героические защитники Ленинграда? Не правильнее ли относиться к ним как к жертвам страшной войны?

Если так, то какое отношение могут иметь к памяти погибших всевозможные официальные шествия и возложения цветов, ряженые в гимнастёрки школьники, собранные по разнарядке чиновники и работники бюджетных учреждений, которые проходят сотнями и тысячами перед взирающими сверху на них начальственными випами? И тут же телеканалы, снимающие массовую процессию с тем, чтобы выдать в эфир новости с изрядной долей пафоса…

Нужна ли нынешней молодёжи изрядная доля фальши и показухи?

Вот и Лев Лурье однозначно говорит: «Проблема-то заключается в том, что наша власть не внимательна ни к жертвам, ни к подвигам. Меня волнуют во власти не её какие-то идеологические дискурсы, а полное равнодушие, наплевательство, желание потратить казённые деньги на какое-то фанфаронство или поделить их. Вот и всё».

Однако поминовение умерших в блокаду ленинградцев в формате личного соучастия из потомков будет избавлено от формализма. Наш собеседник отмечает, что не намеревался никому ничего навязывать, и говорит, что каждый мог встретить День памяти блокады в зависимости от своих эстетических предпочтений.

«В нашей акции нет никакого противодействия власти. Власть сама по себе, а мы сами по себе», – уточняет Лурье, поясняя, что не собирается «ни с кем меряться».

Антитезис

Тем не менее, в акции Лурье чувствуется отсутствие в её предпосылках тезиса о героизме и подвиге жителей блокадного Ленинграда.

Отвечая на вопрос, кем являются пережившие блокаду, героями или жертвами, Лев Яковлевич говорит: «Они для меня как узники концлагеря». Этот же тезис он повторяет в комментарии для петербургской синагоги, которая стала одним из мест чтения списков имен погибших.

«Подобно тому, как в Израиле вспоминают жертв Холокоста, всем петербуржцам стоит вспомнить павших в блокаду», – приводит синагога слова Лурье. Здесь с особым вниманием подошли к поимённому поминовению жертв осаждённого города – чтение имён будет продолжаться каждую субботу вплоть до 27 января, Дня полного освобождения Ленинграда от фашистской блокады. Кстати, 8 сентября – канун Нового года по еврейскому календарю, Рош Ашана, который в еврейских молитвах назван «Днём памяти».

Сравнение блокадников с жертвами холокоста — это то, что уцелело от позиции Льва Лурье образца 2015 года, когда в своей статье в «Деловом Петербурге» он заявил, что весь героизм защитников города был выдуман властями. Видимо, намекая, что город лучше было бы сдать.

Недавно ушедший от нас почётный гражданин Санкт-Петербурга Михаил Бобров тогда публично ответил Лурье, назвав кощунством заявление своего оппонента, который утверждал: «Для петербуржцев освобождение от осады – то же, что освобождение Освенцима для евреев».

Ленинград, писал Бобров, наш любимый город – светлое, замечательное место, символ героизма, стойкости, решительного противостояния злу, тогда как Освенцим любить нельзя.

Демарш Лурье в 2015 году тогда встал в один ряд со скандальным опросом телеканала «Дождь» о целесообразности сдачи Ленинграда. С тех пор Лев Яковлевич скорректировал свою позицию и высказывается о блокаде иначе. «Избежать ее было невозможно, потому что блокада – это ответственность Гитлера», – сказал Лурье нашему корреспонденту.

Однако от создания образа подвига блокадников он по-прежнему воздерживается: «Во всей этой истории есть разные подвиги – есть подвиг выжить, есть подвиг поделиться хлебом с близким, если самому не хватает. Есть подвиг стараться не опуститься в скотских условиях. Есть подвиг воевать на фронте – потому что была же ещё Ленинградская битва, это отдельно от Ленинградской блокады».



Синтез

Первоначально родившаяся как общественная инициатива акция «Бессмертный полк» была вовремя замечена и подхвачена властями. Результат известен – мощное международное движение по сохранению личной памяти о поколении Великой Отечественной войны. Вряд ли поимённое поминовение погибших в блокаду поддержит Смольный – ведь в действиях Лурье легко усмотреть дискредитацию массового подвига ленинградцев.

Безусловно, если бы имена погибших читали не только Михаил Пиотровский и Олег Басилашвили, но и почётный член Ассоциации блокадников Георгий Полтавченко, это бы заметили все государственные СМИ, а в комментариях губернатора наверняка нашлось бы место важным словам о подвиге.

Кстати, сам Лурье против господдержки ничего не имеет, а наоборот, надеется, что к этому народному движению присоединится и президент Владимир Путин, семейная история которого хранит страшные воспоминания о блокаде. Так же, как вышел глава государства в рядах участников «Бессмертного полка».

«Лучше поминать как-то, чем не поминать никак», – убеждён Лурье, комментируя такой вариант продолжения акции.

 

                      Кирилл Чулков, «Конкретно.ру», фото из альбома «Фоторепортеры на войне»

 

  • 789
Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен