«СеЗаМ» впервые достался ветеранам

На VIII форуме СМИ Северо-Запада профессиональное и общественное жюри присудили высшую журналистскую награду коллективу Информационного департамента «Оперативное прикрытие», который выпустил на телеканале ТКТ-ТВ программу «В 6 часов вечера после войны», посвященную 30-летию ввода советских войск в Афганистан и 15-летию начала войны в Чечне. Впервые за всю историю престижного конкурса статуэтка была вручена за телевизионную передачу, главными героями которой стали ветераны боевых действий…

 

Как ни странно, журналистское сообщество относится к подобным работам своих коллег немного свысока. Практически никогда дипломы и грамоты в профессиональных конкурсах не завоевывают те, кто работают в так называемой «ветеранской прессе» – газетах, журналах, радио- и телепрограммах, которые специально «заточены» под участников боевых действий или учреждены общественными организациями ветеранов. Ведь в понимании обычного человека – это любительские сборники рифмованных фраз, невнятные воспоминания о боевой юности и непременные сетования о том, что родина упорно не замечает своих героев…

 

Да и вообще, ветераны боевых действий – тема давно не модная. Все, кто мог сделать на ней профессиональную карьеру в журналистике, всерьез перестали интересоваться этим лет через пять после окончания войны в Афганистане. Правда, совсем скоро загорелся Северный Кавказ, но антивоенные настроения в обществе заставили быстро свернуть разговор о судьбах бывших солдат, которым пришлось заново привыкать к мирной жизни, вернувшись из-под пуль.

 

Так или иначе, материалы о судьбах ветеранов боевых действий раз за разом направлялись для участия в профессиональных конкурсах, но в топ-лист номинантов даже не попадали. Сложно сказать, почему на этот раз случилось по-другому…

 

Телепрограмма «В 6 часов вечера после войны» стала, пожалуй, единственным за последний год серьезным обращением к теме возвращения ветеранов в мирную жизнь, их выживания в обществе, которое порой стремится отгородиться от своих же воевавших граждан, не слышать и не замечать их, записывая то ли в беспомощные калеки, то ли в криминальные группировки. Кто такой ветеран боевых действий – пьяный десантник, который плещется в фонтане? Безногий попрошайка на перекрестке? Человек из льготной очереди на жилье или завсегдатай поликлиники, который нахально лезет впереди всех? Кому нужны газетные статьи или телевизионные передачи о том, как якобы превратившиеся в убийц нормальные парни до конца своей жизни культивируют в себе псевдогероев, нацепляя цацки на грудь?

 

Война никого не делает хуже или лучше. И далеко не каждому приходится ходить в атаку. И, слава богу, что не каждому. Ведь когда опасность подстерегает постоянно и совсем не там, где ее ждешь, главной задачей становиться – выжить. А героизм… Если героизм, это вытаскивать из-под огня малознакомого пацана из соседней роты или офицера из другого полка, которого раньше толком и не видел, вытаскивать не потому что медаль дадут – ну нельзя же своих бросать! Нельзя, и точка… Если боишься, но все же лезешь вперед, безо всякого пафоса, а чтобы потом стыдно не было – это героизм, то пусть иногда абсолютно бессмысленный в мирной жизни поступок называется именно так… Но главное все-таки – выжить и вернуться…

 

И вернувшись, вдруг понять, что все переменилось. Вроде осталось, как раньше, но как-то иначе выглядит. И ты переменился. Только понять это хотят родные, друзья, такие же парни, хлебнувшие лиха, больше или меньше… Хочется докричаться, рассказать, приблизиться к тем, кто продолжает жить, как раньше. Да только сделать это, оказывается, трудно. Бывает, что помогает водка, но и она же снова затаскивает туда, где нужно прожить день, именно день, а потом следующий, и еще один…

 

Возможно, героизм и состоит в том, чтобы вернуться и начать заново жить, вопреки постоянному желанию измерять свою судьбу по войне. Чтобы привыкнуть, что ты почти слепой из-за разорвавшейся рядом мины. Или должен выполнять обычную мужскую работу по дому оставшейся одной рукой. Или стать вечным надомником, клеить картонные коробки и смотреть, сидя на коляске, как пацаны играют в футбол… А если вернулся назад без царапины, то не отводить глаза в сторону, глядя на родителей, которым осталась на память о таком же солдате только фотография в траурной рамке.

 

И нужно привыкнуть, что за праздничным столом, где собирается компания старых знакомых, вряд ли значит что-то твой молчаливый третий тост. Когда не чокаясь…

Хотя часто ты стараешься и виду не показать, и почему-то пьешь его, когда бокалы уже пусты. И будто бы отгораживаешься от своей непридуманной истории, которая не слишком интересна там, куда ты вернулся…

 

Героями телепрограммы «В 6 часов вечера после войны» стали почти пятьдесят ветеранов боевых действий, в основном – руководители общественных организаций, которые объединяют петербуржцев, выполнивших свой воинский долг на больших и малых войнах. Это был трехчасовой разговор в эфире, который прерывался сюжетами о жизни ТОЙ и НЫНЕШНЕЙ. Откровенный и честный разговор, как и полагается между взрослыми мужчинами.

 

Многие из них уже участвовали в таких встречах под прицелами телевизионных камер. В декабре 2004 года, когда ИД «Оперативное прикрытие» проводил девятичасовой телерадиомарафон «Черный тюльпан» в прямом эфире телеканала «СТО» и радио «Петроград – Русский шансон». Или в августе 2005 года, в студии, возведенной под куполом СКК «Петербургский». На этот раз журналисты «Оперативного прикрытия» организовали в прямом эфире все того же телеканала четырехчасовой марафон «Спецназ», на который приехали бойцы спецназа из разных регионов страны – легендарная «Альфа», «Русь», «Вымпел» и питерские «Град», «Тайфун», «Гранит», боевая элита ГРУ и ВДВ.

 

Кто такой ветеран? В понимании многих – это старик, воевавший в окопах Великой Отечественной. Только вот никак не смирится страна с простой мыслью – тех фронтовиков, считая медперсонал тыловых госпиталей, личный состав армейских штабов и курсантов учебных частей, осталось ВТРОЕ меньше. Чем сегодняшних ветеранов боевых действий, а проще – участников локальных войн и вооруженных конфликтов. Каждый сотый россиянин не пенсионного возраста побывал на войне. Побывал – не значит прокатился на экскурсию по местам боев…

 

Еще несколько лет, и если в них не увидят продолжателей ратной славы и боевых традиций, страна рискует потерять свою историю. Ведь вся жизнь государства российского – это, увы, череда бесконечных войн. Так сложилось…

 

Победная статуэтка «СеЗаМ-2010» вручена за программу о ветеранах боевых действий. Но почему-то никто из коллег-журналистов не упомянул об этом, перечисляя победителей профессионального конкурса. Примерно так же в начале восьмидесятых относились к войне в Афганистане – вроде есть она, но раз официально не объявлена, то пусть считается исполнением интернационального долга и братской помощи дружественному народу.

 

Но есть в этом награждении и свой, очень важный смысл, за что нужно еще раз поблагодарить жюри – тема, которую почему-то долго не замечали в журналистском сообществе, впервые обрела профессиональное признание такого уровня, победив в спецноминации «Энергетика памяти».

 

 Кирилл Метелев, «Конкретно.ру»

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен