Краткое пособие по отъему бизнеса

Поднять предприятие из финансовой ямы, сделав его рентабельным, гораздо труднее, чем отнять готовый, стабильно работающий бизнес. Особенно, если к этому подключаются «кристально честные» сотрудники Следственного комитета РФ. История уголовного преследования мажоритарного акционера и гендиректора петербургского ЗАО «Маяк» Сергея Петрова – яркое тому подтверждение.

Сначала из гендиректора упорно пытались сделать организатора заказного убийства, совершённого в начале 2000 года. Тогда в Махачкале неизвестные расстреляли Тахира Казаватова – из инструктора производственной гимнастики этот человек превратился в крупного совладельца «Маяка», фактически став «крышей» швейного предприятия. Когда люди, желающие вслед за Тахиром отодвинуть Петрова от владения бизнесом, осознали, что срок привлечения за убийство может истечь до вступления в законную силу сфабрикованного в отношении гендиректора приговора, его тут же нашли, как обвинить в совершении мошенничества и вымогательстве…

Объяснить, почему Сергея Петрова следствие решило привлечь по ст. 159 (Мошенничество) УК РФ, довольно трудно. В качестве аргумента следователи привели, что обвиняемый оформил часть имущества «Маяка», когда предприятие находилось в предбанкротном состоянии, на другое юридическое лицо – ООО «Швейная фабрика «Сайма» в Выборге.

«Сайму» можно назвать филиалом «Маяка» в Ленинградской области. Её стоимость оценивалась несколько лет назад примерно в 30 млн рублей. Погибший Тахир Казаватов, по мнению адвокатов Петрова, никогда не владел акциями филиала. Соответственно, не мог претендовать на это имущество и младший брат расстрелянной «крыши» – Рашид Казаватов. При жизни брата ему доверяли лишь руководить бригадой строителей. Но когда Тахира не стало, мелкий строительный босс, вероятно, возомнил себя большим человеком.

Юридически младший брат не являлся наследником империи. Таковым он стал, когда скончалась мать. К этому времени Сергей Петров через третьих лиц выкупил долю Тахира. Однако Рашид решил оспорить сделку в арбитражном суде – три инстанции подтвердили: гендиректор «Маяка» приобрёл акции в соответствии с законом.

Что касается «Саймы», то раз старший брат не имел отношения к этому юрлицу, не мог подступиться к акциям швейной фабрики и бывший бригадир строителей. И всё-таки старший следователь по расследованию особо важных дел ГСУ СКР по Санкт-Петербургу майор юстиции Дендеберов, действуя в интересах своих дагестанских коллег, умело опознал в Сергее Петрове злостного рэкетира, предъявив ст. 163 УК РФ.

В постановлении о привлечении гендиректора «Маяка» в качестве обвиняемого от 30.01.2014 прямо указано:

Павел Дендеберов установил, что «26.09.2000 года около 21 часа 00 минут у дома № 13 по ул. Марата в г. Санкт-Петербурге Петров С. Б. совместно с Лившицем А. Н. и двумя неустановленными лицами, реализуя преступный умысел, … с целью наживы, из корыстных побуждений подошли в Казаватову Р. К., угрожая предметом похожим на пистолет, высказали угрозу причинения ему смерти, после чего потребовали передачи права на имущество предприятия ООО «Швейная фабрика «Сайма»… Затем они в подтверждение своих преступных требований нанесли не менее одного удара предметом походим на пистолет в область туловища Казаватову Р. К., тем самым причинив физическую боль, применив насилие опасное для здоровья, после чего для подавления его воли к сопротивлению и реальному восприятию последовавших ранее требований повторно высказали угрозы причинения смерти и с места преступления скрылись».

Далее следователь в виде утверждения пишет: «При этом лично он (Петров – прим. ред.) совместно с Лившицем А. Н., группой лиц по предварительному сговору в неустановленное следствием время, но не позднее чем с 29.08.2000 по 26.09.2000 на территории г. Санкт-Петербурга из корыстных побуждений, умышленно, с целью получения имущества в особо крупном размере, подыскал двух неустановленных лиц, которым дал указания о проведении вышеуказанных действий 26.08.2000».

То есть, как считает Павел Дендеберов, «своими действиями совершил преступление, предусмотренное п. «Б» ч.3 . 163 УК РФ». Значит, должен быть привлечён к ответственности как вымогатель.

Поразительно, но на судебном заседании сам Рашид Казаватов опроверг версию ретивого следователя. Адвокат Надежда Дуванская задала «потерпевшему» несколько вопросов.

Дуванская: Вы говорили следователю, что именно Петров С. Б. приставлял пистолет к вашему животу?

Казаватов: Нет.

Дуванская: Вы не говорили, что Петров С. Б. приставил вам пистолет?

Казаватов: Нет, в тот день Петрова С. Б. не было, но были люди от него.

Как же быть с утверждением Дендеберова, что гендиректор «Маяка» подходил в числе прочих лиц к «потерпевшему» 26.09.2000 года около 21 часа 00 минут у дома № 13 по ул. Марата в Санкт-Петербурге?

В тот злополучный вечер, как выяснилось, мелкий строительный босс был не один, а с неким Русланом Ахмедовым. Как ни странно, именно Ахмедов, будучи водителем НТВ, умудрился одним из первых побывать в феврале 2000 года на месте расстрела Тахира Казаватова. Водитель не только опередил милицейский наряд, но и подробно снимал на камеру детали происшествия. Спустя много лет Ахмедов предоставит запись, более похожую на отчёт киллера, сотрудникам Следственного комитета РФ.

После того, как гендиректор «Маяка» оказался в СИЗО, почему-то именно Руслан подрядился возить адвокатов Рашида Казаватова. А потом, когда следствие активно заинтересовалось инцидентом с пистолетом на улице Марата, Ахмедов из свидетеля с уникальной видеозаписью неожиданно стал дополнительным «потерпевшим», который тоже испытал в сентябре 2000 года «подавление воли к сопротивлению».

И раз уж Руслан Ахмедов подвергся угрозам преступников, то ему задала в судебном заседании пару уточняющих вопросов адвокат защиты Елена Кругляк.

Кругляк: Когда-либо вы писали заявление, что Петров С. Б. лично приставил пистолет?

Ахмедов: Нет.

Кругляк: Вы следователю говорили, что Петров С. Б. приставил пистолет?

Ахмедов: Нет.

Вот и получилось, что вымогателями якобы были неизвестные лица, которых «подыскал Петров». Странным образом ведётся в России следствие – достаточно кому-либо назвать себя потерпевшим, выдумав несуществующий эпизод и указав на человека, который чем-то неугоден, и готов обвинительный состав…

Нам же остаётся только предположить, что на роль «неизвестных лиц» те, кто сфабриковал уголовное дело в отношении Сергея Петрова, готовились назначить Шамиля Алибекова (по предложению авторитетного предпринимателя Маги Манасского добровольно признавшегося спустя двенадцать с половиной лет в причастности к убийству Тахира Казаватова и «опознавшего» организаторов преступления, в том числе гендиректора «Маяка») и киллера Александра Шиянова (погибшего в 2005 году в ДТП и потому не способного подтвердить или опровергнуть «откровения» Алибекова).

Свою версию придётся обосновать, обратившись к материалам уголовного дела. По информации «Конкретно.ру», в томе 36 на листах 4-5 имеется ходатайство адвоката Шарко, представляющего интересы мелкого строительного босса, на имя следователя Дендеберова. Документ датирован 23.07.2013 года – за несколько месяцев до ареста Сергея Петрова.

В этом ходатайстве Шарко просит истребовать из Верховного суда Республики Дагестан фото покойного Шиянова, которое любезно предоставил приведённый им же свидетель. А лик киллера нужен для того чтобы опознать покойника в качестве одного из вымогателей по эпизоду, возбужденному в Санкт-Петербурге.

Тогда Рашид Казаватов и Руслан Ахмедов смогли бы назвать Шиянова одним из «неустановленных лиц». В свою очередь Алибеков сознался бы в том, что они приезжали в сентябре из Дагестана в Санкт-Петербург. Например, по предложению гендиректора «Маяка». «Добровольно раскаявшийся» соучастник даже, наверное, опознал бы и арку дома № 13 по ул. Марата. Но на всякий случай, чтобы не запутаться, ограничил бы своё участие в роли шофёра, как сделал Алибеков, признаваясь в причастности к убийству Тахира Казаватова.

Впрочем, и ретивому следователю Павлу Дендеберову и судье Верховного суда Республики Дагестан Закиру Исрафилову оказалось достаточно сумбурных показаний Казаватова-младшего и его своевременного спутника Ахмедова.

Петров признан рэкетиром. Старший следователь по расследованию особо важных дел ГСУ СКР по Санкт-Петербургу за высокие показатели в служебной деятельности пошёл на повышение. Краткое пособие по отъему бизнеса привело к предсказуемому результату.

 

                         Павел Луспекаев, «Конкретно.ру», фото https://chernovik.net

 

 

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен