Куда ушёл протест…

Профсоюзные лидеры из разных городов России, в том числе Алексей Этманов – человек, которым еще лет 10 назад пугали работодателей, рассказали о том, почему сегодня, в условиях экономической нестабильности и худшего материального положения, чем в сытые нулевые, не слышно об акциях протеста на отечественных заводах

Герой нулевых

Под руководством Алексея Этманова, председателя Межрегионального профсоюза «Рабочая ассоциация» (МПРА), в 2005-2011 годах – главы первичной профсоюзной организации ЗАО «Форд Мотор Компани» (Всеволожск, Ленинградская область) прошли в те годы, пожалуй, самые громкие забастовки.

Порой конвейер на автосборочном предприятии полностью останавливался или же рабочие там бастовали по-итальянски, когда работа продолжалась, но только по правилам. А всё, что, по мнению профсоюза, в эти правила не вписывалось, не выполнялось.

Наиболее громко штормило «Форд» ровно десять лет назад, в декабре 2007 года. В результате этой и других акций местные рабочие последовательно добивались выполнения своих требований, в частности, повышения зарплаты. А фамилия Этманов по результатам массовых протестов получила всероссийскую известность.

В то время Алексею было немногим за тридцать. Он был «красной тряпкой» для окологосударственных СМИ и желанным союзником для оппозиции, особенно левой. Звучали призывы даже выдвинуть бывшего сварщика в президенты страны. Однако Этманов так и не стал политиком федерального уровня. Избирался в 2011 году только депутатом регионального парламента, а в 2016-м попробовал пробиться в Госдуму, но не прошёл.

Сейчас 45-летний Алексей Этманов – личность, известная скорее в узких кругах, он продолжает активно заниматься профсоюзной и политической деятельностью, просто обыватель о ней редко слышит. Почему же сегодня не слышно о стачках и забастовках на российских предприятиях? Жить стало лучше, жить стало веселее? Или найден разумный компромисс между работниками и работодателем?

– Ни то, ни другое. Во-первых, происходящие случаи протестов элементарно замалчиваются. По моим данным, меньше подобных акций, по сравнению с «бурными нулевыми», не стало. Во-вторых, почти все, кто пытается отстаивать своё место под солнцем, сегодня автоматически записываются едва ли не в число врагов народа. Считается, что требования о повышении зарплаты раскачают и утопят нашу общую лодку. Протестовать в таких условиях довольно сложно, – признается наш собеседник.

По признанию Этманова, нынче протестные акции прошлых лет, какие проходили на «Форде» провести нереально. Вне зависимости от отрасли или региона. Притом, что явного улучшения во взаимоотношениях между работниками и работодателями не происходит. Кем бы последние ни были – российскими гражданами или иностранцами.

– Большинство транснациональных корпораций, приходящих в Россию, пытаются заменить экспатов на русский менеджмент. В результате смешиваются вместе западные корпоративные стандарты и наши национальные привычки. Получается довольно жёсткий суррогат – философствует Алексей Этманов.

В итоге, оценивая отечественную автомобильную промышленность, как наиболее для себя близкую, он называет адекватным лишь руководство завода «Фольксваген» в Калуге.

Связка работодателя с чиновником

Однако, как выясняется, и в Калуге есть проблемы.

– Любой протест возникает, когда стороны не нашли возможности договориться. На нашем предприятии (ООО «Фольксваген Груп Рус») так происходило довольно длительное время и довольно часто. Но сейчас камнем преткновения является не работодатель, а… представители госвласти, которые постоянно вмешиваются во взаимоотношения между профсоюзом и администрацией, курируют менеджмент. Менеджеры представляют интересы не своего предприятия, а чиновников, – рассказывает председатель первичной профсоюзной организации МПРА в Калужской области, куда входят заводы «Фольксваген», «Бентелер» и «Пежо Ситроен», Дмитрий Трудовой (это не псевдоним – прим. ред.).

По его мнению, некоторое затишье с забастовками связано не с качественным улучшением условий труда, а с ужесточением контроля за рабочими.

– Нынешнее положение работников по сравнению с 2007 годом, безусловно, улучшилось. А вот если брать более короткие сроки, например период трёхлетней давности, то платежеспособность людей ухудшилось в разы. В 2014 году зарплата рядового сотрудника VW-Калуга была более 900 евро, сейчас чуть более 500, – говорит Трудовой.

Есть претензии у активиста и к статистике. Она теперь фиксируют «только те протесты, которые были проведены в точном соответствии с законодательством».

– Как результат мы получаем в официальных отчетах вместо 3-5 тыс. протестов в год только 3-5 (не тысяч) на всю страну. Остальных как будто и не было. Просто ужесточилось законодательство по ограничению для демонстраций и шествий, – констатирует он.

Как и Этманов, Трудовой считает, что СМИ либо замалчивают протестные явления, либо преподносят с нелучшей стороны, обвиняя в попытках раскрутить простой пикет до «оранжевой революции» в сотрудничестве с Госдепом.

Влияние экономического кризиса он видит в том, что возможности российских промпредприятий улучшать социальные стандарты для работников существенно уменьшились.

– Многие заводы вообще закрываются или приостанавливают деятельность на период кризиса, какое уж тут улучшение условий? Все средства работодатель направляет на поддержание своей жизнеспособности, – уточняет профсоюзный деятель.

Потенциально протестная активность может появиться только на предприятиях, где есть неподконтрольные профсоюзные организации.

– К сожалению, таких в Калужской области единицы, я слышал лишь о протестах профсоюза медиков в городе Людиново, – признается он.

А активист профсоюза со сборочного производства OOO «ПСМА Рус» (Пежо Ситроен Митцубиси Автомобили Рус) Калужской области Владимир Сорокин добавляет, что большинство людей в принципе не готовы отстаивать свои интересы. И соглашается с тем, что связке работодателя с чиновником организаторы возможных протестов пока ничего противопоставить не могут.

Работодатели протестовали сами

Лидер тверского отделения независимого профсоюза «Новопроф» Дмитрий Кожнев начал с объяснения того, почему забастовки на заводах были популярны в нулевые.

– На тот момент почти везде в руководстве оставался российский менеджмент с навыками и культурой управления времён СССР. Они действовали топорно и ещё не освоили технологии манипуляции, разобщения и психологического подавления людей, свойственные для зарубежного «передового опыта». Сейчас подходы к управлению коллективами поменялись, – объясняет Кожнев.

При этом, по его мнению, акции нулевых часто даже не были протестом наёмных работников против работодателей, но были организованы самим работодателем в качестве давления на федеральный центр или региональные власти для выбивания субсидий и особых условий.

А в целом на ситуацию влияют следующие особенности российского рабочего класса:

Во-первых, патерналистское мышление. Люди редко воспринимают себя как субъект, способный на что-то влиять, вместо этого ждут, что проблемы за них решит «добрый» президент, губернатор или прокурор. Если посмотреть на все прошедшие протестные акции, можно увидеть, что они, в основном, не «экономические» (оказывающие давление на экономическую составляющую бизнеса работодателя), а «демонстративные» – с целью привлечь внимание того или иного «доброго царя» к несправедливости.

Во-вторых, это отсутствие опыта и культуры борьбы. Профсоюзы старой закалки в большинстве случаев – «турагентства», «собесы» и «агентства праздников» по организации новогодних ёлок и спортивных мероприятий. В лучшем случае – это юридическая консультация, но не организация, призванная отстаивать права сотрудников.

В-третьих, сказывается юридическое невежество людей. Они не знают своих прав, и в лучшем случае готовы выступать лишь за соблюдение минимальных норм ТК.

Кстати, часто протестные акции организуются не профсоюзом, а стихийно и спонтанно. И пока тенденций к изменению этой ситуации не наблюдается.

Правда, сами работодатели больше не организуют протест для коммуникаций с властью. Они научились действовать более гибко и не допускают формирования «критической массы». Топ-менеджеры уяснили, что из работников вполне можно выжимать все соки, не нарушая законов напрямую. Если платить зарплату вовремя, пусть даже она на грани МРОТ, люди не готовы протестовать всерьёз.

Из изменений последних лет Кожнев назвал также использование чёрных зарплат и заёмного труда, особенно распространившегося в малом и среднем бизнесе, сфере питания.

Относительное затишье в забастовочном движении он объясняет тем, что «трудящиеся пока не привыкли к новым условиям», не знают, как себя вести. А профсоюзное движение занято собственной перестройкой. Появляется всё больше профсоюзов, основанных на органайзинге, то есть более активном вовлечении работников в свою деятельность и переходе к коллективным действиям в качестве инструмента для решения всевозможных проблем.

Единичное событие в год

Кожнев добавляет, что полноценная забастовка для нашей страны сегодня – единичное событие. И её не стоит путать с отказом от работы из-за невыплаты зарплаты. Такие действия – это законная реакция работника на действия работодателя. В 2017 году работники ОАО «Сладонеж» в Омске провели серию пикетов из-за неоплаты переработок, обращались в прокуратуру…

– На пищевых предприятиях, пожалуй, единственная полноценная забастовка прошла около пяти лет назад на омском заводе «Инмарко». А в общепите Москвы за несколько лет была лишь одна профсоюзная кампания против «Сбарро», – замечает он.

Ещё один профсоюзный деятель из Твери на условиях анонимности рассказал, что за эффективной протестной деятельностью работников обязательно должен стоять чей-то экономический (многократно превышающий фонд оплаты труда) или политический интерес.

– Например, в годы приватизации протестные действия снижали стоимость приватизируемого предприятия и помогали организаторам таких действий прийти к руководству процессом приватизации и на той же волне войти в местную власть… – напомнил тверской собеседник «Конкретно.ру». – Затем работодатель организовывал протесты для давления на власть.

Сегодня он не видит тех заказчиков, которые могли бы привести в действие протестное движение на предприятиях.

 

                            Кирилл Кудрин, «Конкретно.ру», фото с сайтов http://istprof.ru и http://bloknot.ru

 

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен