Отчего лысеют итальянские дизайнеры и чего хотят Дольче и Габбана?

Они намерены занять место убитого Джанне Версаче. Такое мнение высказал итальянский дизайнер Алессандро Теодори на мастер-классе для российских представителей модной индустрии, где побывал и корреспондент «Конкретно.ру»


Как заметил дизайнер на встрече в Едином центре предпринимательства, после смерти выдающегося кутюрье в индустрии моды образовалась определённая ниша. В неё и стремится сейчас попасть дуэт. Сам Алессандро уже 40 лет как готовит коллекции трикотажа для Dolce & Gabbana, Christian Dior, Hermes, Alfred Dunhill и других. По его признанию, сделанному не без улыбки, работа в нише Haute Couture настолько сложна, что из-за этого Алессандро потерял почти все свои волосы. Облысел в смысле.

Чтобы держаться на плаву в этом бизнесе, коллекции нужно обновлять каждые полгода. Именно поэтому Алессандро Теодори часто работает с заграничными дизайнерами. Он даже думает сделать предложение петербургскому таланту Кириллу Овчинникову – о создании узоров, рисунков на тканях для некоторых изделий.

А всех желающих получить опыт в Италии петербургских дизайнеров маэстро пригласил к себе на производство. И снова пошутил – чтобы попасть к нему на стажировку или работу, нужно только огромное желание, остальному научат на месте. Например, как в одно касание отличать ткань из пуха с брюшка кашемировой козы в 16 микрон от ткани в 18 микрон. Сам-то он давно это умеет, иначе не выбирал бы кашемир для именитых кутюрье. Или понимать важность выбора именно белой козы, а не с подпалинами для получения нужной ткани, или знать, что коза ела, что пила и где паслась до того, как её вычесали. Ведь как говорили древние, дьявол кроется в деталях.

Хотя на самом деле всё просто, а секрет известен любому владельцу, например, собаки, кошки или даже хомячка – чем лучше животное питается, тем качественнее шерсть. Плюс в случае с козами – от места выпаса зависит чистота волоса. Частички грязи до конца не удалить ничем, поэтому ткань не будет идеальной. Кстати, раньше, говорит Алессандро, производители никогда не использовали пух с хвоста козы. А в 21 веке продавец так и норовит впихнуть приличному кутюрье материал, откуда ни попадя. Так что приходится смотреть в оба.

Алессандро Теодори и его партнер по бизнесу Ренато Барчези (Renato Barchiesi) приехали в Петербург в рамках вполне себе делового мероприятия – программы по поддержке импортозамещения. Её цель – обмен опытом между производителями и расширение партнёрских связей с регионом Марке. Это тот, что на побережье Адриатического моря. На мастер-класс в ЕЦП пришли более ста начинающих петербургских дизайнеров. И, разумеется, практически сразу захотели на Адриатику. Благо, что итальянцы не отказали и обещали принять всех, кто приедет.

Петербургские же официальные лица – председатель Комитета по развитию предпринимательства и потребительского рынка Эльгиз Качаев, его заместитель Елена Капустина и директор Центра развития и поддержки предпринимательства Лев Кузнецов призвали предпринимателей активнее участвовать в мероприятиях, а уж потом лететь на Андриатику. Ведь задача, которую поставил перед собой КРППР, в действительности непроста – сделать Петербург третьей столицей моды после Парижа и Милана.

Кстати, убедить итальянцев в том, что российская Северная столица открыта для совместных проектов, удалось ещё в XVIII веке. Заинтересованы они в укреплении взаимовыгодных связей и сегодня.

Заинтересованы в таких контактах и российские производители. Как заметил Эльгиз Качаев, отечественный легпром должен сосредоточиться на производстве высококачественных тканей. Пока дела с этим идут неважно. Для организации производства требуется всё – от сырья до современных станков. И пока мы сами не готовы производить продукцию, необходимо регулировать таможенные тарифы на ввоз сырья. Потому что сейчас готовую одежду импортировать дешевле, чем ткань. Отсюда и высокая себестоимость местного продукта по сравнению с заграничным.

Федеральный центр на эти инициативы откликается очень осторожно. В Москве настаивают на том, что важнее наладить собственное производство, нежели идти на регулирование таможенных тарифов. И пока российские производители раскачиваются, козы Кашмира по-прежнему оказываются впереди оренбургских ангорок.

Плюс, по словам участницы мастер-класса дизайнера Ирины Семёновой, многие покупатели сегодня просят показать органический сертификат на ткань. Название документа говорит само за себя. Спрос на экологически чистый продукт вырос на фоне повальных аллергий. И пока достать такую ткань, к сожалению, можно только за границей.

Традиционное недоверие соотечественников к российским товарам – ещё один серьёзный барьер на пути петербургских кутюрье. Так, например, в середине 2000-х дизайнер Полина Раудсон, по её словам, претерпела большие убытки, поменяв этикетки с «made in Italy» на «made in Saint-Petersburg». Дело доходило до абсурда: Полина специально меняла бирки на один и тот же товар – «Italy» брали, «Saint-Petersburg» нет.

В разговоре с корреспондентом «Конкретно.ру» дизайнер заметила, что индустрии моды требуется поддержка на уровне не только властей Северной столицы, но и в Правительстве России. Полины Раудсон настаивает на том, что в стране должна поменяться идеология отношения к собственному продукту, и верит, что рано или поздно так случится.

Верит в это и итальянец Алессандро Теодори. Он считает, что Петербург – город с большой историей и давними культурными традициями. А мода – это часть культуры и истории. Поэтому город на Неве должен стать центром притяжения дизайнеров, как Милан в Италии, Лондон в Великобритании, Париж во Франции. Но, возможно, это будет не сразу, резюмирует кутюрье, не теряя оптимизма.

 

                            Екатерина Климина, фото с сайтов https://urbanmoms.ca и http://www.crpp.ru

 

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен