Смерть без Мицкевича…

Выжившая в блокаду школа № 216, где ещё совсем недавно углублённо изучали польский язык, умирает естественной смертью. С конца 90-х сюда приходит всё меньше первоклашек, и теперь содержать здание и педагогов ради 130 учащихся стало просто невыгодно. Под какие нужды собираются отдать привлекательный объект недвижимости в двух шагах от Невского проспекта?

Наступление на Польшу?

В 1991 году работавшая ещё в блокаду школа по воле первого мэра Санкт-Петербурга Анатолия Собчака получила имя польского поэта Адама Мицкевича. Углублённое изучение польского языка здесь начиналось уже со второго класса. Преемник Собчака – губернатор Владимир Яковлев, в 1998 году, который был объявлен ЮНЕСКО годом Мицкевича, в честь 200-летия со дня рождения поэта, установил перед учебным учреждением бюст создателю «Пана Тадеуша». Говорят, на открытии памятника видели даже нынешнего врио губернатора Александра Беглова.
В конце апреля интернет взорвался многочисленными публикациями: единственную в России школу с изучением польского языка закрывают. В первую очередь, поползло подозрение, что всему виной политика – разлад российско-польских отношений, якобы особенно усугубившийся после воссоединения Крыма и начала боевых действий на Донбассе.

Однако действительность оказалась куда печальнее. Оказывается, польский язык в 216-й средней общеобразовательной школе Санкт-Петербурга уже давно стал обузой. С конца 90-х, пока его изучение было обязательным, число учеников здесь неизменно сокращалось.

Смуглолицые знатоки шляхтичей

Как рассказала корреспонденту «Конкретно.ру» исполняющая обязанности директора школы Ирина Фузеева, даже в былые годы, когда Генеральное консульство Республики Польша предоставляло двоих преподавателей-носителей языка, сами поляки вели детей учиться не сюда, а в английские, французские, немецкие школы. И это притом, что в 216-й польский язык преподают бесплатно, а, например, в культурно-просветительском обществе «Полония» и Союзе поляков Петербурга за это приходится платить деньги.

Но всё-таки лет 15 назад школьники с воодушевлением польский язык, а некоторые даже поступали туда учиться – страна западных славян казалась заграницей. Но затем интерес стал постепенно снижаться.

Ирина Фузеева замечает, что проработала в 216-й школе на разных должностях 25 лет. Когда она только пришла сюда, в учреждении образования насчитывалось 870 учеников, сейчас их – только 136.

По мнению начальника сектора информации администрации Центрального района Натальи Чачиной, начиная с 2015-2016 учебного года, школа перестала быть востребованной у населения, и это отразилось на комплектовании классов. Так на 1 сентября 2015 года школа не смогла скомплектовать первый класс – желающие учиться здесь исчислялись единицами. В последующие годы начался отток детей из уже скомплектованных классов.

Объясняется это элементарно. Первый же вопрос у родителей будущих первоклассников: «А зачем нам обязательный польский язык, что он даст?» И весь интерес к учебному заведению, как правило, заканчивается. Вдобавок поблизости расположено ещё несколько школ.

В позапрошлом году с 216-й сняли статус «с углублённым изучением польского языка». Но и это не создало очереди из желающих попасть сюда учеников. Ирина Фузеева вздыхает, мол, даже пыталась вводить внеурочное изучение китайского языка, только бы привлечь детей, – всё равно не идут. В итоге сюда стали отправлять тех учеников, которых в другие школы просто не брали.

Перекос отразился и на мнении местных жителей, которые начали уничижительно называть 216-ю «филиалом Кузнечного рынка». В самом деле, если сейчас, скажем, в середине дня побывать в школе, то славянских лиц среди учеников можно и не встретить.

«Вы посмотрите на контингент: узбеки, таджики, азербайджанцы. Зайдите в любой класс», – констатирует исполняющая обязанности директора.

По её словам, нынешним ученикам и без польского языка тяжело, многие из них поначалу даже по-русски с трудом изъясняются. Качество обучения на выходе, соответственно, объяснимое. Зато такой интернационал смотрится довольно забавно в давно прописавшемся в 216-й школе фольклорном ансамбле «Поляне». Основательница коллектива Ирена Бестужева постоянно вывозит ребят на выступления по городам Польши и России.

«Вы представляете, мы показываем Рождество или закликание весны – это обряды, поскольку фольклор. А там одни таджики-узбеки. И два человека славянской внешности», – сетует Ирина Фузеева.

А ведь полтора года назад, на 15-летии этого коллектива, Ирену Бестужеву и юных танцоров громко чествовали в стенах школы. Почетными гостями этого юбилея стали польский вице-консул Эдита Недведская, председатель культурно-просветительского общества «Полония» Чеслав Бласек, созданный в прежние годы в этом учебном учреждении ансамбль «Гаик» и коллектив польской песни и танца «Корале». Да и сейчас большое помещение в школе отдано под гардеробную для концертных костюмов.

И никакой политики

Ирина Фузеева настаивает – не нужно искать политику в сегодняшней печальной истории. По её словам, российские и польские дети дружат, не обращая на внимания на тех, кто пытается поссорить народы. Бывают, правда, моменты, которые требуют разъяснений. Например, смотрят ученики дома новости и видят, что в Польше громят памятники советским воинам.

«Дети приходят, и говорят: зачем мы памятник Мицкевича пойдём на субботник убирать? Они наши памятники громят. Собираю линейку, объясняю: ребята, мы – вне политики. Это не простой народ делает. Мы не варвары, у нас никто памятники не будет скидывать и осквернять. И мы продолжаем ухаживать», – рассказывает Ирина Фузеева.

В свою очередь начальник сектора информации администрации Центрального района Наталья Чачина отметила, что поскольку 216-ю школу реорганизуют путём слияния с 206-й школой, то это наоборот – только на руку польским дипломатам, которые искренне хотят, чтобы их культура изучалась и внедрялась в России: «Им куда более интересно не для 100 детей это говорить, а для 600, они только – за». Поэтому польский язык и культура, кружки, и прежний образовательный процесс должны полностью сохраниться при переходе в другое учебное заведение. Более того, всем 30 педагогам 216-й школы, по словам Чачиной, будет предложено перейти в 206-ю школу.

«Осуществить перевод планируется существующими на текущий момент классами. В школе № 206 работает отделение дополнительного образования, поэтому кружки народного творчества и фольклорный ансамбль – театр обряда «Поляне», также продолжат свою работу», – добавила сотрудница районной администрации.

Погоны или мантии?

Чиновница уверена, что школьное здание останется в системе образования и «в любом случае будет использоваться под нужды образования, а не под что-то иное». Именно поэтому, заверила наша собеседница, будет сохранён и расположенный с 2014 года в 216-й школе первый интерактивный музей, посвящённый войне в Афганистане и кавказским военным кампаниям «Они защищали Отечество».

Тут, правда, можно вспомнить декабрьские страсти вокруг 204-й школы с углублённым изучением финского языка, которая находится на Миллионной улице, в том же Центральном районе. Часть её помещений отдали на время под размещение воспитанников кадетского корпуса Следственного комитета. Родители школьников разволновались, что учреждение образования могут под сурдинку расформировать.

Официальные представители СКР такую возможность исключают, однако говорят о том, что кадеты будут занимать школьные классы, пока не закончится ремонт корпуса – например, ещё года три. При этом комитет по образованию Санкт-Петербурга придерживается версии – 204-я продолжает работать, а воспитанники ведомства Бастрыкина находятся лишь в тех помещениях, которые школа будто бы не использовала.

Кстати, здание Воронцовского дворца, в котором более 60 лет находилось Санкт-Петербургское суворовское училище, в октябре 2019 года заселится Третьим кассационным судом общей юрисдикции. Поэтому к утверждению о том, что с уходом Мицкевича в объекте недвижимости на Графском переулке будет жить образование, можно отнестись не так однозначно…

Кирилл Чулков, «Конкретно.ру»
  • 856
Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен