Елизавета Боярская: «Больше хочется смотреть на ангела, чем на башню Газпрома»

Лиза Боярская считает себя несовременным человеком, возможно именно поэтому гармоничнее всего чувствует себя в образе исторических личностей. В своем последнем фильме «Адмирал» она исполнила роль любимой женщины Александра Колчака – Анны Тимиревой. Возвращение актрисы в современный мир оказалось сложным…

 

- Елизавета, вы сами смотрели фильм «Адмирал»?


-Да, два раза. Сейчас мне хочется посмотреть его еще, но я понимаю, что после этого буду тосковать целую неделю.

 

- Тяжело было выходить из образа Анны?


- Даже сейчас тяжело. До сих пор испытываю очень противоречивые эмоции. Раньше я знала Колчака по школьным учебникам и урокам истории. То есть достаточно скомкано. Понимала, что это один из лидеров белого движения, главнокомандующий Черноморским флотом. В какой- то момент - верховный правитель России. Во время съемок этот персонаж раскрылся для меня, как человек.  И про него я знала все: как он ходит, как разговаривает, как поведет себя в следующее мгновение… Я настолько комфортно чувствовала себя в этом костюме, говоря эти слова, любя Александра Васильевича. И когда закончились съемки, появилось ощущение, будто у меня что- то отняли. Словно меня выкинули из поезда, который пошел дальше. А когда я посмотрела фильм, помимо личной истории, начала существовать история глобальная. Вроде бы разоблачение советской власти уже состоялось, но когда я сидела в зале, было ощущение, что нас всех раздели. Что мы все где- то прятались, ничего не знали, не видели, не слышали, везде была вата и вдруг…остались нагими. Появилось ощущение страха, поскольку все это не выдумка ведь мы снимали реальные вещи! Война сама по себе страшная вещь, но еще ужаснее война гражданская, кода русский человек убивает русского человека. Неужели этого никто не мог предотвратить? Как такое допустили? Я не ожидала, что в этом фильме мы всколыхнем такой пласт! И я ревела во время обоих просмотров. Потому что пережила еще раз этот страшный финал и поймала себя на мысли, будто потеряла любимого человека.

 

- Два года вы были погружены в историческую эпоху дореволюционной России. Чем отличаются люди той эпохи от наших современников?


- Люди жили в другом мире. Мне кажется, что они были более честными, порядочными, открытыми. Было другое отношение к вере, религии, к женщине. Во время Великой Отечественной войны мужчины покинули женщин. И те привыкли быть самостоятельными, копать картошку, носить тяжелые предметы, считать себя самыми сильными. Эта привычка не ушла. Она существует по сей день, только сейчас мы этого уже не осознаем. Я, кстати, такая же – впереди планеты всей. Это не правильно. Правильно было тогда. Ведь женщина – это мать, хранительница очага. Но может быть, когда у меня появится семья, я стану такой, какой по- настоящему хочу быть…

 

- Недавно вам предложили сыграть дочь Д’Артаньяа. Почему отказались?


- В прошлом году я была занята в двух больших проектах – «Адмирал» и «Я вернусь». Плюс я заканчивала институт, у меня начиналась сессия, экзамены. В общем, из 365 дней, 360 были заняты.

 

- Какую миссию, как актриса, для себя видите?


- Почему- то все считают, что у нас глупый и недалекий зритель. Ничего подобного. Это все вранье, не надо просто снимать пошлейшие реалити и ток- шоу. Хорошей работой надо поднимать зрителя к себе. Поэтому, думаю, что актеры не просто должны развлекать публику, а как в пушкинском «Пророке» - глаголом жечь сердца людей. Я не для того пришла в профессию, чтобы веселить народ, который приходит развеяться после рабочего дня в театр. Выйдя на сцену я должна что- то сказать людям, что- то перевернуть в них. Поэтому для меня победой является не награда, а или признание, а когда после спектакля человек иначе смотрит на себя и окружающий мир. И даже если 3 человека из трехсот почувствуют это, уже здорово.

 

- Ваша известность сказалась на общении со сверстниками, коллегами по работе?


- Мне посчастливилось принять участие таких проектах, как «Ирония судьбы-2» и «Адмирал». Но моя профессия не делает меня лучше людей, которые занимаются другими профессиями. Это такая же работа, как и ваша. Я совершенно не причисляю себя к так называемым «звездам» и подобное причисление меня жутко раздражает. Такой бред! На мой взгляд, «звезда» - это человек с огромным жизненным и творческим опытом, которого любит и уважает вся страна. А когда тебе 20 лет и ты чувствуешь себя светилом на небосклоне это глупо и мелочно. Что касается общения с коллегами… Мы делаем общую работу и на одной работе я никогда не говорю о другой. Та известность, о которой вы говорите, не наложила на меня отпечаток до такой степени, чтобы я не могла вести себя так, как хочется.

 

- Навязчивые поклонники не достают?


-   Меня достать негде. Я бываю дома, в театре, на вокзале и аэропорту. Так что навязчивые поклонники в поле зрения не появляются.

 

- Елизавета, вопрос на злобу дня. Недавно стало известно, что Петербург по-прежнему собирается участвовать в проекте строительства «Охта- центра». Вы за или против появления газпромовской башни на берегах Невы?


- Знаете, я очень люблю Париж, Лондон, Киев. Но Петербург – мой самый любимый город. Он для меня особенный и неповторимый. Когда шла речь о катке на Дворцовой площади, я была за. По- моему это светлая и позитивная вещь – горожане лишний раз ехали в центр посмотреть на красоту, а заодно и покататься на коньках. Это же не граффити вокруг Александрийской колонны, а каток! Но строительство башни Газпрома очень спорно. Ведь не глупые люди сказали, что самой высокой отметкой в городе должен быть крест на Александрийском столпе. По- моему, это правильно. Стройте все, что хотите – высотки, «стекляшки», только чтобы это не портило внешний вид центра. Мне больше хочется смотреть на ангела, чем на башню Газпрома. Или стройте ее так, чтобы никто не видел. Надо все- таки соответствовать званию культурной столицы.  

 

Беседовала Яна Плотникова

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен