Ледяной порт

Но хорошо или плохо работает в «мирный» период та или иная структура, выясняется в критической ситуации. Как раз такая и создалась сегодня на Балтике в связи с аномальными морозами.
А они в Петербурге выдались действительно на славу. Город-порт попал во власть льда, и некоторые так называемые специалисты даже утверждают, что Балтика промерзла настолько, что в морскую столицу России можно дойти пешком по заледеневшему морю аж из Стокгольма. Однако смельчаков, желающих проверить столь смелые заявления, еще не нашлось. Зато наличествуют отважные судовладельцы и фрахтователи, которые ради прибыли готовы вести свои суденышки «напролом» прямо к причалам питерского морского порта.
Что ж, желания морских коммерсантов вполне понятны. Но кое-кто из них вынужден был отказаться от этой затеи, поскольку портовые власти издали запрет. Вследствие этого в морской администрации порта (МАП) стали раздаваться телефонные звонки от недовольных таким положением дел судовладельцев, чей бизнес попал в прямую зависимость от погоды. Неужели бизнесмены ни за что ни про что теряют прибыль, а питерский порт – свою привлекательность? Оказалось, винить морскую администрацию не в чем, она вовремя подготовилось к зиме. А вышеуказанный запрет связан не с отсутствием ледоколов, вслед за которыми в порт зимой тянутся караваны судов, а с причинами совсем иного рода.
<z>Лёд крепнет – грузооборот растёт</z>
Финский залив уже замерз, и лед начинает «захватывать» центральную Балтику. Эстонские порты и часть некрупных финских в связи с такими погодными условиями стали закрываться из-за отсутствия собственного ледокольного флота. Сегодня ситуация чем-то напоминает холода, разразившиеся в 79–80 году, когда Балтика замерзла вплоть до Датских проливов. И если эстонские порты прекращают работу после нервных попыток отыскать ледокол, то наша система изначально предусматривает наличие в порту подобного флота. Поэтому на фоне своих конкурентов питерский морской порт выгодно отличается.
Сегодня на балансе МАП находится 8 ледоколов. Из них – три линейных арктических и пять портовых. В некоторых случаях для проводки судов уже по акватории порта используется «Капитан Плахин» – ледокол Северо-Западного речного пароходства. В итоге жаловаться на запустение не приходится, порт не снижает объемов переработки грузов. На сегодняшний день непосредственно у причалов стоит 88 единиц плавсредств, 40 единиц ждут своей очереди у приемного буя – их в ближайшее время заведут в порт. Также 17 судов подошли к кромке льда, которая, кстати, находится в 200 милях от берега. 13 судов уже двигаются от кромки к приемному бую.
К слову, заместитель начальника МАП Дмитрий Васильчиков, подводя итоги работы, замечает, что, согласно генеральной схеме развития, питерский морской порт должен был переработать в 2002 году 32 млн. тонн грузов. На практике порт превысил эти показатели больше чем на десяток миллионов, переработав 41,3 млн. тонн грузов. В этом году, говорит Васильчиков, ни две недели морозов, ни неутешительные прогнозы на ближайшее будущее не смогут помешать выйти порту на запланированные показатели грузооборота. Сейчас в порту введено круглосуточное дежурств для принятия оперативных решений, каждые два дня заседает штаб ледовых операций, ищущий наиболее оптимальные варианты ледовой проводки судов. Возникает даже на первый взгляд парадоксальная ситуация, зимой грузооборот порта возрастает, хотя количество судозаходов сокращается. Оказывается, что в зимнее время в порту обрабатываются в основном крупнотоннажные суда, сменяя пусть многочисленные, но более мелкие пароходы, не способные передвигаться зимой.
<z>Спасение во льдах</z>
Недавно продемонстрировал свою работу в сложных погодных условиях и спасательный
координационный центр Морской администрации. Еще до Нового года во всех новостях
муссировали сюжет о спасении одного из иностранных моряков. Судно, на котором он служил, находилось на внешнем рейде – вдали от берега. И моряк, чье зрение из-за травмы глаза стало ухудшаться не по дням, а по часам, мог бы так и не дождаться помощи врачей. Ледокол подошел бы к судну лишь спустя несколько часов, поэтому спасатели решили отправить вертолет. Больного подняли лебедкой на зависшую на высоте 12 метров машину и переправили в больницу. А не так давно один из портовых ледоколов своевременно снял с корабля и переправил на берег боцмана, у которого был сердечный приступ.
<z>Опасная экономия</z>
Что же это за запрет, если в порт заходят суда? Объясняя это, капитан порта Михаил Синельников говорит, что в его кабинете раздавались звонки от судовладельцев, которые располагают пароходами неледового класса с недостаточной толщиной корпуса и энергетическими установками мощностью менее чем 3 тыс. лошадиных сил. Такое судно можно попросту продырявить осколком льда, вылетевшим из-под ледокола. И если летом получивший пробоину корабль еще мог свернуть на мель, то сейчас из пробитого во льдах морского канала ему деваться некуда – а это напрочь перекроет движение.
Однако, как рассказывает заместитель начальника МАП Юрий Михов, судовладельцы нередко предпочитают не терять прибыль на экипировке судна. Тотальная экономия приводит к тому, что в порт стремятся суда неледового класса, которые обходятся гораздо дешевле. А в команды зачастую набирают дешевую рабочую силу – жителей каких-нибудь слаборазвитых островных государств, ни разу в жизни не видевших не только снега, но и врача, хотя известно, что прежде чем отправиться в плавание, моряк должен пройти соответствующую медкомиссию. Поэтому и появляются проблемы со здоровьем. Стремясь сэкономить буквально на всем, такие судовладельцы создаю угрозу портовой экономике. Для таких недобросовестных деятелей портовые власти и издали ограничение.

"Наша Версия на Неве", № 3, от 27.01.2003

  • 2 490
Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен