О культуре – или хорошо, или ничего

Закрытое мероприятие

 

25 марта в России отмечался День культуры. В этот день снова отличились руководители псковского музея-заповедника, которые еще раз доказали, что кому попало они свои сокровища не показывают.

Любительский театр

Осваивая смежную специальность, в лучших традициях провинциальных театров, несколько сотрудников музея разыграли комедию по недопущению одного единственного журналиста в Дом Масон на пресс-конференцию, которая была посвящена открытию фондохранилища и выставки «Время… мода… стиль…» Извините за нескромность, но этим журналистом оказался я. Всех остальных на пресс-конференцию пустили.

Охранник через домофон сообщил мне, что «это закрытое мероприятие», и дверь не открыл. Кроме того, он сказал: «Вас в списках нет». Впрочем, не было в списках и фотокорреспондента «Городской газеты» Глеба Костина. Но его пустили.

Культурная политика

Все, в общем-то, понятно. «Городскую газету» давно пытаются сделать ответственной за   то, что состояние нашей культурной сферы – не самое благополучное. «Душители культуры», «антирусские элементы», «жидомасоны»…    Оказывается, это все мы. Люди, издавна считающие себя носителями духовности, не привыкли читать о себе критические материалы. Постановки местного театра, книги местных авторов, выставки местных художников, состояние музейных экспонатов… Все это заведомо должно быть прекрасно. Точно также, как постановки приезжих театров, книги столичных авторов, концерты гастролеров…

Такова, видимо, культурная политика. Не дай Бог, кого-то обидеть. Разрушить хрупкое равновесие.

Охранная грамота

Спектакль под названием «Закрытое мероприятие» затягивался. Мимо меня проходили десятки людей: бывшие и нынешние сотрудники музея, журналисты, участники семинара работников культуры… Пускали всех, кроме меня. Ситуацию попытались исправить представители пресс-службы областной администрации. Но охранник, получив соответствующие инструкции, встал «насмерть» и пускать меня в Дом Масон отказался категорически.

Комедия получилась, может быть, не самая изысканная, но довольно смешная. Особенно забавно было наблюдать за лицами тех, кто с серьезным видом стоял на страже «секретного объекта». Может быть, они думали, что мне надоест ждать, и я уйду. Все-таки снег, метель… Ожидание на улице длилось минут сорок. Потом дверь широко распахнулась, и охранник великодушно разрешил мне войти внутрь. На лестнице меня встретила сотрудница музея со словами: «Ну, заходите. Может быть, еще что-нибудь напишите, что мы украли…» «Что ж, если украдете, то обязательно напишу», – мог бы ответить я.

Пресс-конференция к тому времени закончилась, и в мансарде началась церемония открытия выставки. Сотрудница музея, показывая старинные пояса,   как раз говорила собравшимся о том, что означает выражение «распоясаться».

В день работников культуры некоторые руководители музея-заповедника еще раз продемонстрировали свой культурный уровень. Это очень на них похоже. Видимо, такое сейчас время. Такая мода. И такой стиль.

Что же касается открытия выставки, то оно прошло совершенно ожидаемо. В тесной мансарде люди пытались пробраться поближе к экспонатам… Более неприспособленного для выставок помещения я еще не встречал. И это не удивительно. Деньги из президентского фонда выделялись совершенно для других целей. В Доме Масон должны были храниться уникальные старинные книги, а не детские башмачки Натальи Дубровской, которые она   принародно подарила фондохранилищу.

 

Алексей Семенов

Городская газета, № 14 (194)

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен