Жуткое воскресенье-2

Хроника беды

Время 16.15. Звонок на пульт дежурного МЧС. «Срочно, срочно… Рухнул дом… там люди… Люди!»

Кто-то кричит, кто-то плачет… «Мама, мама!..» «Где дверь?!» Под деревянными обломками – раздавленный котенок. На детской кроватке в одной из квартир – огромный шкаф-купе, он подмял под себя всю комнату…

Скорая, спасатели, милиция… «Все живы?!» Оказалось, все… Газовые баллоны целы? Целы. Взрыва не было – облегчение. Выводят жильцов на улицу. Тем, у кого поломаны ребра, рваные раны – оказывается помощь. 17.15 – появляются представители местной администрации. Чиновничье «Приходите завтра – разберемся» никто не воспринимает. Перед глазами – дом, в котором все перевернуто, раскурочено, разбито…

19-20-21 июня. Сообщения в некоторых СМИ – «Все люди расселены!». Статья в нашем еженедельнике – «Наша редакция не оставит без внимания развитие этой истории…» Не оставляем…

26 июня. В доме без печей, газоснабжения и электричества… продолжают жить люди. Стариков и детей забрали к себе соседи и родственники. А все остальные – остались на руинах, в тихом шоке ожидая, что дальше? Люди так и не получили даже временного жилья…

Без пищи и сна

Прошло несколько дней. Дом обесточен, печки развалены. Затопить разбитую порушенную печь – значит, спалить дом. Жильцы недоедают, недопивают, мерзнут.

Соседи приносят кипяток, чтобы согреться, попить хотя бы чаю... Оставить свои квартиры без присмотра никто не решается. Да и идти просто некуда…

– Жилье, которое нам предложили на о.Краснофлотский, – совершенно не устраивает, – говорит жилец из квартиры № 4 Василий. – Я же еще учусь, а туда сложно выбираться. Еще нам предложили, как и большинству других соседей – жить в старых яслях. Здание отштукатурено и отремонтировано, деревяшка с удобствами – центральным отоплением, водой и туалетом. Нам предложили на всю семью две комнаты – 20 и 12 кв. метров. В общем, мы согласились. Но туда невозможно зайти, потому что в этом маневренном фонде живет какой-то мужчина и выезжать не собирается. В общем, новые постояльцы туда въехать не могут.

Вася ждет, когда же власти предпримут хоть какие-то реальные действия? И гоняет Камазы, которые пытаются проехать рядом с разрушенным домом его детства. Если застрянет Камаз – дом развалится вовсе.

Хорошо бы переехать в предложенное жилье, в ясли – в обесточенном доме без печей холодно и жутко. Стены, потолок, пол – все скрипит, ходит ходуном… Но куда идти?

– А мы взяли ссуду в банке – купили квартиру в этом злополучном доме, отремонтировали, все свои средства вложили в это, - рассказывает Наталья. - И вдруг дом рухнул… На кроватку ребенка грохнулся огромный шкаф-купе… Хорошо, малыша там не было… Волей случая… Куда нам теперь идти?

В первый день Наталья была в истерике.

– Страшно так, – призналась она. – Любому человеку хочется жить по-человечески. Из кожи вон ползли, чтобы нормально жить. Купили здесь квартиру с условием, что дом капитально отремонтирован. И вот – беда. Предложили в том самом маневренном фонде, в бывших яслях. Но, во-первых, это не отдельная квартира – коридорная система. Во-вторых, не говорят, когда и в каком состоянии нам вернут наше жилье. Сначала и вообще сказали: у вас квартира в частной собственности, сейчас вам сюда свет проведем и живите как хотите. Потом восстановим печи. А ремонт, а надежность? Потом предложили в маневренный фонд. Мы бы уже и согласны, но войти туда не можем. Закрыто. Говорят, вы не слушайте, что там по телевизору говорят и в газетах пишут. Вам они все равно не помогут, на прессу всем плевать. А у нас денег нет, чтобы ваш дом по-нормальному ремонтировать. Живите как можете, терпите.

Шепот и крысы

Виталий Степанович живет на втором этаже, квартира тоже в собственности. Жена болеет. Но свою квартиру люди также не оставляют. Идти-то куда?
Из восьми квартир рухнувшего дома только вторая переезжает. А остальные отдали детей и стариков по знакомым и сидят в своих квартирах. Не потому, что не верят и не хотят переехать, а потому что не могут – заперто или предыдущие жильцы маневренного фонда не освобождают жилплощадь, такие же горемыки…

– Я в деревне жила много лет, так никогда такого беспорядка, такого безобразия не видела, – сетует почти шепотом пенсионерка Галина Петровна. – У меня вот, когда дом рухнул, – открытая рана появилась да слом ребра… Рана вроде подсохла и подзатянулась. А кости не срастаются. Хожу едва-едва. В квартире – дыры сквозные, холодно очень, мерзну… Но идти некуда. И мебель не знаю как вынести да и куда… Диван вообще провалился под половые доски… А власти не делают ничего, даже не приходят… Не смотрят, живы ли еще здесь. Или ждут, что уже и нет нас? Только крысы, крупные, голодные, бегают… Того и гляди – во сне нападут стаей. Много их. Дыры повсюду, бездомные собаки и мы, люди, не считай что домашние – тоже уличные, лишние, вроде. И не смотри, что всю жизнь трудились…

Редакция продолжит отслеживать судьбу Калинина, 20. В поселке третьего лесозавода, по нашим сведениям, очень много деревяшек стоит на городках, как на честном слове. И неизвестно, какой из них завтра рухнет, потрясая округу жутким грохотом и вопиющим бездействием чиновников…

© Независимый взгляд
  • 1 036
Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен