Подсудимый просит защиты

Обвиняемый в поджоге «Пассажа» попросил защиты у суда

 

Неожиданно закончилась первая половина заседания судебного процесса о поджоге торгового центра «Пассаж» 15 апреля. Обвиняемый Антон Коростелев попросил суд принять меры по его защите. Молодой человек сказал, что в СИЗО, где он сейчас содержится, ему не дают покоя сотрудники правоохранительных органов, угрожая смертью в случае, если он не признается в совершении преступления.

Напомним, суд над Алексеем Пулялиным и Антоном Коростелевым, длится с августа прошлого года. Они обвиняются в поджоге по найму в корыстных целях с целью получения материального вознаграждения, в причинении вреда здоровью различной тяжести, в умышленном убийстве более трех человек (пожар в «Пассаже» унес жизни 25 человек – БНКоми).

Подавляющее большинство потерпевших, чьи родственники погибли в ходе пожара, на суде высказали сожаление о неприменении смертной казни и просили пожизненного заключения для подсудимых.

В ходе предварительного следствия Пулялин и Коростелев давали признательные показания. Но с человека, на которого они указывали как на заказчика данного преступления – известного в городе предпринимателя Фарида Махмудова, подозрения официально сняты равно, как и прекращено уголовное преследование.

Сегодня судебный процесс на той стадии, когда ведется допрос подсудимых. Оба молодых человека свою причастность к поджогу «Пассажа» отрицают. Также они заявляют о некорректных действиях со стороны правоохранительных органов на стадии следствия, а также о применении физического и психологического насилия.

Из показаний Пулялина, данных им суду 15 апреля следует, что, находясь по данному делу под стражей с весны 2006 года, он совершил около десяти суицидальных попыток (резал вены). По словам гособвинителя Антона Айназарова, медики дали заключение о показном характере данных действий.

Интересы Пулялина, которого родственники погибших, регулярно посещающие судебные заседания, характеризуют как более хитрого и изворотливого, представляют три адвоката. У Коростелева всего один защитник – Илья Гурьев. Да и тот дремлет на судебных заседаниях. Кажется, что подзащитный более инициативен, нежели его адвокат.

Так, 15 апреля, когда в судебном заседании уже зашла речь об обеденном перерыве, Коростелев обратился к суду и стал читать с бумажки рукописный текст.

– Прошу вас повлиять или оказать помощь в пределах ваших полномочий. Вчера 14 апреля 2008 года, после того, как меня привезли в СИЗО, меня повели в… кабинет, где сидели какие-то люди. После того как они представились, что они сотрудники ОБОП и начали…, что если я не соглашусь на 167 статью (умышленное уничтожение или повреждение имущества путем поджога, повлекшее по неосторожности смерть человека или иные тяжкие последствия – БНКоми) в суде, то после суда меня убьют… Сделают все так, что у меня останется только два выбора: либо смерть, либо признание…

Обвиняемый также заявил, что различного рода угрозы и устрашения со стороны тюремщиков происходят постоянно, и в общие камеры их не сажают потому, что «там много народу, и давление оказать у администрации не получится».

Гособвинитель Айназаров после данного заявления высказал мнение, что если озвученные Коростелевым факты подтвердятся, то это следует расценивать как провокацию стороны обвинения. Поэтому он попросил тщательнейшей проверки. Его поддержали все участники процесса. После чего председательствующий судья Валерий Кунторовский сказал следующее:

– Суду весьма прискорбно, что ни сторона обвинения – профессиональные юристы, ни сторона защиты – профессиональные юристы, не знают, что в полномочия суда не входит осуществление данной проверки. Поэтому суд определит: заявление приобщить к материалам дела, копии направить по подведомственности – в прокуратуру РК и в Управление федеральной службы исполнения наказаний.

 

© Агентство экономической информации «Бизнес-новости Республики Коми»

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен