Силовики взялись за казаков

<z>Введение госреестра несколько лет назад фактически раскололо и так неоднородное казачье сообщество России. Одни стали государевыми людьми, другие по-прежнему сохранили статус общественных организаций. Самой крупной, авторитетной и старейшей среди них считается «Союз казаков России» (СКР). Вполне возможно, что лидер Единороссов встречался и с ними тоже, поскольку СКР имеет представительство в большинстве регионов страны.</z>
Генерал-майору Трошеву было в какой-то степени проще и легче.
Во–первых, совсем недавно (с начала 2003 года) он стал советником президента по вопросам казачества, сменив на этом посту генерала Дейнекина. И фактически от него будет зависеть принятие многострадального закона «О казачестве», насчитывающего восемь вариантов и почти десятилетний стаж хождений вокруг да около Госдумы.
Во-вторых, в Северной столице почти не осталось общественных казачьих организаций. Одни вошли в реестровое объединение – отдельный Северо-Западный казачий округ. Другие – сидят по домам. Действующих общественных казачьих организаций насчитывается совсем немного, и в качестве реальной политической силы они могут представлять интерес только для партий леворадикального патриотического толка.
А вот за реестровых казачков разгорелась самая настоящая борьба. Причем у каждой из двух противоборствующих партий есть своя «приманка». Можно предположить, что «Единоросы» способны пообещать казачкам «службу государеву» в качестве муниципальных милиционеров (что-то вроде почти забытых народных дружин). Но это уже пытались сделать в Петербурге несколько лет назад, когда во главе ГУВД стоял Вениамин Петухов. Тогда всерьез обсуждался вопрос о создании в составе милиции казачьего подразделения. Но…. не захотели казачки идти на предложенную зарплату.
А потом вопрос все равно уперся бы в отсутствие федерального закона. Геннадий Трошев на пресс-конференции в ИА «Росбалт» публично заявил, что свою миссию на посту советника Президента по вопросам казачества он видит в том, чтобы провести через новый состав Госдумы «Закон о казачестве». Кстати, Трошев считает, что если бы Владимиру Путину такой закон был бы не нужен, то не поставил бы президент бравого генерал-полковника на нынешнюю должность, а разогнал бы весь казачий реестр, созданный еще при Борисе Ельцине.
Можно предположить, что закон «О казачестве» будет принят довольно быстро, какая бы из партий ни прошла в Госдуму. Любой из них это будет выгодно из-за пресловутого 3-процентного барьера, обеспечивающего финансовую господдержку первой десятки партийных функционеров. А каждая тысяча голосов избирателей – это приблизительно 1% из трех необходимых. Если учесть, что в Петербурге насчитывается приблизительно 5 тысяч казаков, а в Москве, наверняка, с приписными и того больше, то силовикам-партийцам есть за что бороться.
Кроме того, вслед за парламентскими грядут президентские выборы, и готовить к ним электорат надо уже сейчас.
И партийным, и беспартийным силовикам понятно (президенту страны тем более), что за казаками нужен пригляд, а лучше им дать возможность нести службу, чем они будут шастать по просторам дальнего и ближнего зарубежья в качестве наемников. Другое дело, в каком виде будет принят такой закон, что он даст реально казакам, и как будут в него вписаны общественные организации?.
Тот же Трошев заявляет, что, например, в составе Российской Армии отдельные казачьи подразделения, как при царе-батюшке, не нужны, а вот в качестве поддержки тем же пограничникам будут вполне востребованы. Вопрос, как всегда, упирается в деньги. Если государство не в состоянии выполнять свои финансовые обязательства перед кадровыми офицерами и солдатами, оценивая труд лейтенанта в 3 тысячи рублей в месяц, то что же в таком случае получат группы «казачьей поддержки». Закон, за который сегодня ратуют две «силовые партии», по идее должен разрешить таки все 12 видов деятельности, прописанных в государственном казачьем реестре. Например – организацию казачьих хуторов, но это фактически фермерство. Или, например, – сопровождение грузов – а это уже вторжение на «поляну» охранных предприятий, которые вряд ли захотят подвинуться. Или обеспечение войсковых частей продуктами питания – а там тоже «свои» поставщики и т.д. и т.п. Похоже, что даже если разнесчастный закон примут, то он будет напоминать анекдот про слона: «съесть то он съест, да кто ж ему даст».
Учитывая то, что «Единороссы» неизменно во всех социологических опросах занимают первое место и политологи предрекают им 41% на выборах, можно предположить, что и ситуация с самим реестровым казачеством может изменяться. И «общественники» поменяются местами с «реестровыми». Питерские могут в такой ситуации проиграть однозначно – не на того лидера (или ту партию) поставили.
Но можно допустить и другой вариант: обе партии, привлекающие на свою сторону казаков сегодня, убивают двух зайцев сразу – обеспечивают себе дополнительный балл и, одновременно, готовят поляну для президентских выборов. Реально же ни реестровые казаки, ни общественники не получат каких-либо преимуществ от этих выборов – что госдумовских, что от президентских.
  • 1 170
Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен