Об ожидаемых плодах церковного единства

<z>Все решат кадры</z>
Если отбросить все имущественные, административные и организационные вопросы, связанные с формами и методами единения двух русских церквей, на решение которых, без сомнения, уйдут годы, то плодотворное общение представителей российского и зарубежного клира уже началось. И особенно важно, что оно продолжает охватывать наиболее прогрессивные слои российского и зарубежного клира. Говоря о России, следует отметить, что наметившийся путь диалога и миролюбия между церквями-сестрами, должен будет помочь конструктивным реформаторам внутри самой Московской Патриархии преодолеть то церковный тоталитаризм, который является досадным рудиментом «времен оных». Однако, чтобы двигаться дальше, необходимо пояснить, что подразумевает автор под понятием - прогрессивные слои отечественного и зарубежного клира.
Самыми прогрессивными на сегодняшний день представляются те церковные иерархи, которые сумели провести переговоры о грядущем единении церквей в теплой атмосфере взаимного понимания, уважения и предельной откровенности. Но те, глобальные задачи, которые они наметили и наметят, придется решать другим. Хотя бы потому, что успех или неуспех их масштабных проектов будет зависеть от положения дел внутри рядовых церковных приходов.
За время восьмидесятилетнего рассеяния, представители зарубежного клира набросали много обвинений в адрес Московской Патриархии. Некоторые договорились до того, что последняя якобы вовсе утратила божественную благодать. Спор разгорелся нешуточный. И теперь задача прогрессивных церковных сил состоит в том, чтобы постараться забыть все свои прежние обиды. И начать вместе стоить то, что со временем можно будет назвать Единой Русской Православной Церковью. Но далеко не всем эта задача под силу. Если говорить о священниках зарубежной церкви, чьи приходы расположены на территории России, то в некоторых из батюшек сильно укоренилась привычка осуждать. И прямо-таки навык оправдывать собственное нерадение и каноническую несостоятельность тем, что они де гонимы. Их, разумеется, нельзя пока причислить к тем силам, которые мы договорились называть прогрессивными. Хотя помочь им преодолеть это порок сможет память о том, жало греха осуждения всегда и в первую очередь направлено против того, кто осуждает. Можно в данном контексте вспомнить о том, что Византия пала отчасти из-за того, что очень старалась жить и действовать назло католическому Риму. Чем все это кончилось, мы знаем. Константинополя давно нет, а на его месте стоит Стамбул.
Да и пример некоторых представителей белой эмиграции тоже может оказаться весьма кстати.
Вместе с тем, всем, кто готов сегодня, забыв обиды, двигаться от раскола к единству, как воздух необходима истинная братская любовь. Чтобы в очередной раз не стать теми отважными колобками, которые с честью погибли в борьбе отжившего со старым. Тем более что некоторые газетные обозреватели уже пробует усмотреть в действиях церковных иерархов некие меркантильные резоны сугубо личного плана. Как бы там ни было, важно то, что сегодня первоиерархами двух русских церквей руководит Проведение. Тем же, кто хочет строить новые церковные отношения важно помнить, что жить по-христиански - это уже большая слава.
<z>Для чего это нужно</z>
Многие из великих российских литераторов девятнадцатого столетия сходились во мнении относительно того, что все население нашей страны можно условно поделить на три психологических типа. Это, во-первых, натуры широкие, но слабые. Во-вторых, натуры сильные, но очень узкие и страстные. И, в-третьих, личности широкие и сильные. Так вот сам поиск и консолидация «нравственного остатка» в среде российского и зарубежного клира, который только и способен составить духовную основу будущего возрождения русской церкви, должна будет повлиять на то, чтобы натур широких и сильных становилось в России все больше и больше. Прогнозируя данный процесс, можно сказать, что в основу данного изменения сознания вполне может быть положен исконный тип русского человека, который даже великий подвиг может совершать в исключительной простоте и скромности. Прибегая к светским терминам можно сказать, что будущее прогрессивное священство обязано стать истинными духовными отцами в вопросах воспитания общества. Тогда как всем прочим «обиженным» и «гонимым» история отведет место на лавочке, где они смогут вволю предаваться своим жалобам и сплетням. Важно, что ни на что и никогда они уже не смогут существенно влиять.
Та задача, которая вскоре ляжет на плечи прогрессивного священства обоих церквей не будет легкой. Достаточно вспомнить, что треть населения России страдает теми или иными социальными болезнями. Среди которых алкоголизм, наркомания, рост числа криминальных проявлений, огромное количество беспризорных детей и сирот, эпидемия самоубийств. Отчасти это можно объяснить глобальной потерей интереса к человеческой личности. Хорош только то, кто хочет и умеет стать богатым. Но в той же Италии, например, говорят: «Кто способен за год удвоить свой капитал, тот заслуживает того, чтобы быть расстрелянным двенадцатью месяцами ранее». Ненавязчиво напомнить людям, что далеко не все можно купить и не все следует продавать - одна из первоочередных задач будущей русской церкви.
Вместе с тем наивно было бы думать, что духовное возрождение России наступит уже завтра. Скорее всего, пройдут целые десятилетия, прежде чем, наша страна, в очередной раз, заглянув в пропасть, оборотится вспять. И, набирая силы, силы подойдет к тому рубежу, на котором она стола в преддверии своего крещения. И помочь ей в этом есть кому. Так, например, прихожане одного из крупнейших приходов Русской Православной Церкви Заграницей - Богоявленского храма в Бостоне - обратились к первоиерарху РПЦЗ - митрополиту Лавру с просьбой о скорейшем воссоединении с Московским Патриархатом. Они пишут, цитируем: « Мы всячески поддерживаем Ваше Высокопреосвященство и всех наших архипастырей в деле восстановления нормальных братских церковных и литургических отношений между Русской Зарубежной Церковью и Церковью-Матерью в лице Московского Патриархата. Прихожане Русской
Православной Церкви Заграницей выражают надежду на то, что уже в ближайшее время увидят митрополита Лавра и других архипастырей РПЦЗ сослужащими со Святейшим Патриархом Алексием II и другими российскими архиереями. Тогда вслед за Вами и наши священнослужители, давно тоскующие по литургическому общению с Русской Православной Церковью, смогут сослужить в российских храмах во время паломничеств в Россию, а близкие нам по духу российские батюшки, приезжая за границу, смогут сослужить с нашими священниками в наших зарубежных храмах, и все мы, радуясь, сможем сознавать себя членами и причастниками единого Тела Христова. И этим будет залечена рана разделения, нанесенная Русской Православной Церкви коммунистической революцией 1917 года и десятилетиями атеистической советской диктатуры». Очевидно в связи со сказанным и то, что самым могучим фактором объединения Руси стало в свое время именно христианство.
<z>И свет во тьме светит, и тьма не объяла его</z>
Среди великих людей, считавших, что спасение миру придет от России, были Федор Достоевский, Серафим Саровский, Серафим Вырицкий и др. Неужели же подобное возможно? Да, если вспомнить судьбу того, кто, сам, приняв крещение, привел к Христу всю Православную Русь.
Святой князь Владимир, прозванный Красно-Солнышко в молодости не отличался нравственностью. Убийства, попойки и разврат являлись частью его языческой жизни. Достаточно вспомнить, что первой его женой была красавица Рогнеда, похитив которую, он убил всю ее родню. Включая отца и мать невесты. В дальнейшем, разлюбив супругу, он намеревался и ее лишить жизни, но этому помешал их малолетний сын.
Еще будучи женат на Рогнеде и убив своего родного брата, Владимир взял в наложницы его беременную жену – греческую монахиню Анну. Жен у князя было четыре. И, сверх того, как указано в летописи, у него насчитывалось не менее восьмисот любовниц в Вышегороде, Белогородке и в селе Берестове. И все девицы в его княжестве боялись его «любострастного взора». Но все это продолжалось только до тех пор, пока Владимир не принял христианства. После водного крещения жизнь его в корне изменилась, и он сам назвал свою бывшею жизнь скотской. Именно поэтому некоторые историки склонны олицетворять судьбу князя Владимира с судьбой России. Утверждая, что трудно найти русского, который, искренне уверовав, не сумел бы исправиться. Если это действительно так, то дело за малым. Вспомним, что вместе с христианством церковь в X веке принесла на Русь идеалы любви и милосердия. Чем очень благотворно повлияла на грубые общественные нравы. Самой церковною практикой, соединенной с проповедью, она отнюдь не учила и не доказывала, а именно показывала, как следует жить. И как решать дела не только личные, но и общественные. При этом церковь давала приют всем «сирым и убогим».
Отношения светской и церковной власти могли десятилетиями находиться в гармонии. Так как царь и патриарх считали себя ответственными перед Богом за судьбу каждого гражданина своего Отечества. Десятую часть своих доходов князья и цари всегда жертвовали на церковь.
<z>Кстати:</z>
По сообщению Газеты.ру, архиепископ Марк, возглавлявший делегацию РПЦЗ, попросил прощения за все резкие высказывания в адрес Матери-Церкви, которые накопились за годы разделения двух ее частей. Такие же извинения были повторены им и в ходе беседы с членами Священного Синода Русской Православной Церкви. «Все эти высказывания не хотелось бы помнить и повторять» - добавил Марк.
  • 1 632
Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен