Куда уедет цирк?

Например – цирком. Так в городе появился Упсала-цирк, который «увел» с улицы 50 подростков. От самых маленьких 3-4 лет, до 16-17-летних парней. В соответствии «с цирковой традицией», Упсала переезжал с место на место. Только в Центральном районе он сменил восемь адресов. В Петроградском – два. Как утверждает бывший педагог-организатор Упсалы Галина Бреус, их откровенно гнали. Хорошо, если маленькие циркачи не слышали от чиновников фразу: «уходите отсюда со своими грязными детьми».
Наконец цирк нашел приют на Резной улице – в одном из глухих углов Петроградской стороны. Сегодня его могут выгнать и отсюда. Об этом вчера было заявлено на пресс-конференции проводимой Упсалой в офисе организации. Даже ее проведение началось со скандала. Первоначально участников приглашали в школу, расположенную неподалеку. Туда, где артисты Упсалы проводят репетиции и могут в полной мере показать взрослым (противникам и сторонникам) свое искусство.
Однако гости приходили к закрытым дверям и вынуждены были искать место дислокации Упсалы самостоятельно. Среди участников пресс-конференции был и Александр Кавалеров – знаменитый «Мамочка» из кинофильма «Республика Шкид». Он утверждает, что директору школы под страхом увольнения запретили пускать к себе журналистов. Одновременно, по словам Астрид Шорн, чиновники из терруправления уже месяц требуют отдать ключи от помещения на Резной улице.
Похоже, что страсти разгорелись из-за отсутствия в Упсале «надзирающего чиновника» в виде педагога-организатора, составляющего отчеты и планы. Когда цирк приютили, он попал под патронаж отдела по работе с молодежью территориального управления. Итогом опеки стало то, что Упсала получил помещение в 60 кв. м. бесплатно, так как оно принадлежит районной администрации. Взамен в организации должна была существовать «штатная единица» – педагог-организатор. И он в Упсале был еще год назад. В ходе пикировки, произошедшей между бывшим педагогом организатором Галиной Бреус и Астрид Шорн, стали понятны истоки конфликта. Госпожа Бреус считает, что Упсале помещение на Резной не нужно. Да, оно довольно маленькое, поэтому невозможно проводить полноценные репетиции. Астрид отстаивает свою позицию, объясняя, что Упсале необходим не просто небольшой офис и большой зал для репетиций. Им нужно помещение с душем и горячей водой, желательно с плитой.
Видимо чиновники (кто-то из них даже пришел в роскошной шубе, стоящей не один десяток тысяч рублей) не в состоянии понять, в каком положении находятся маленькие артисты. В цирке занимаются дети из одной многодетной семьи, в чьей квартире нет отопления и горячей воды. Что не удивительно для этой части Петроградского района, где люди живут иногда в квартирах с провалившимся полом или потолком. Пикантность ситуации придает тот факт, что бывшая глава администрации Петроградского района - Людмила Косткина, ныне занимает пост вице-губернатора и курирует вопросы, связанные, в том числе, и с такими детьми, как артисты Упсалы.
В социальную гостиницу нуждающихся в крыше над головой «упаслят» пытаются устроить тоже не сотрудники администрации, а общественная организация. Пока же детям надо где-то мыться (и не только после репетиции) и стирать одежду. Бывает, что юные артисты Упсалы, которым дважды аплодировали в Германии, ходят голодными и накормить их более-менее домашним обедом можно только на Резной, уже ставшей для многих домом. Однако, похоже, что это важно только для Астрид и тех, кто непосредственно общается с детьми каждый день. Терруправление интересуют только планы, отчеты и ставки. Причем ни одного сотрудника отдела по работе с молодежью из районной администрации на пресс-конференции не было. За них пришлось отдуваться пресс-секретарю. Картина складывается очень безрадостная. Похоже, что районных чиновников обуяли амбиции и им необходимы даже не планы и отчеты (по утверждению госпожи Шорн, требуемые документы сдавались), а обязательное присутствие в общественной организации человека от администрации.
Сотрудники Упсалы, еще летом предлагали найти компромиссный вариант – сдать помещение на Резной цирку в аренду. Это обойдется в приемлемую для организации сумму (с учетом социального коэффициента) – 50 долларов в месяц. Однако для этого его необходимо снять с баланса терруправления и передать в ведение КУГИ, и документы соответственно оформлять там. Астрид утверждает, что городские чиновники согласны пойти на такой шаг, дело за районом. Представитель районной администрации еще летом, пока дети были на гастролях, не пришел на назначенную встречу, где можно и нужно было решить вопрос с помещением. По сути, «дом Упсалы» – это выселенная квартира далеко не в самом престижном месте города, хоть и в центре. Сдать ее самостоятельно администрация не сможет и не будет этого делать, поскольку помещение имеет строго определенный статус – оно предназначено для подростковых клубов. Но даже они сейчас работают по верхней планке самоокупаемости и далеко не всякому взрослому по карману отдать своего ребенка в кружок при подростковом клубе. Упсала же готова вкладывать свои деньги, лишь бы дети не бегали голодным по улице, не воровали, не нюхали клей. Но, несмотря на это, взрослые уже услышали частное мнение районных чиновников, о том что профиль их организации не подходит под работу подростковых клубов.
Понадобился назревающий в прессе скандал, чтобы участники конфликта, в котором заложниками стали дети, хотя бы договорились лично сходить на прием к главе районной администрации с петицией по поводу помещения на Резной улице. Однако никаких гарантий, что завтра у взрослых сотрудников цирка не отберут ключ от «дома Упсалы», никто, разумеется, не даст.