Запад – восток

На появление в Петербурге частных силовых структур первыми, похоже, отреагировали немцы. Как вспоминает учредитель спецназовского «Ската» Эдуард Курчинский, еще в 1990 году сотрудники милиции отправились в Германию закупать дефицитную тогда амуницию. Неважно, что, вернувшись в Петербург, спецназовцы обнаружили, как выстрел из автомата Калашникова прошивает бронежилет навылет, а хваленые «сферы» годятся, по нашим экстремальным условиям, только в музей. Но помимо приобретения амуниции, организаторы поездки решили познакомить русских с коллегами по службе. Так сказать, в порядке обмена опытом с германской полицией.
Наши туристы успели к этому времени послужить родному государству в спецподразделении ОМОНа «Резерв», а заодно отточить профессиональные навыки в качестве «воротчиков» и охранных кооператоров, благо законодательство позволяло. И вот приводят русских в немецкий спецназ. Вдруг двухметровый амбал, при виде которого мурашки по коже бегут, заявляет: мол, ну кто здесь самый крутой – выходи… Вышел Александр Снетков, и с одного удара нокаутировал, как выяснилось потом, чемпиона Берлина по единоборствам. Тот и не догадывался, что Батя, похожий на неповоротливого медведя, может мгновенно взорваться мощной атакой. В общем, вышел казус. Немца унесли, а его коллеги всерьез заинтересовались сотрудничеством с этими загадочными русскими.
В 1993 году этот памятный для поверженного амбала визит обернется появлением в составе Ассоциации «Защита» совместного с немцами охранного предприятия «Зиба Санкт-Петербург». Практически в то же время будет учреждено совместное российско-бельгийское охранное предприятие «Защита-интернешнл», где компаньоном Александра Снеткова, Игоря Минакова и бывшего подчиненного Бати по милицейскому спецподразделению Павла Крылова выступит иностранный предприниматель Ан Поллаерт Фреди Адольф. Но прежде, как говорилось в одной из предыдущих глав, в Петербурге окажутся эмиссары из транснациональной компании Wackenhut. Вместе с тем законопослушные европейцы начнут привлекать питерских охранников для обеспечения общественного порядка на своих мероприятиях. Разница между привычной на Западе частной охраной и русскими силовиками, которые не стесняются в средствах и не обращаются при первой опасности в полицию, выглядела слишком резкой. В 1995 году две «дикие бригады» из влиятельного в Петербурге охранного предприятия пригласили поработать на пивном фестивале в Германии.
Первый шок наши крепыши испытали, когда им выпало охранять колонну немецких неонацистов. Полсотни здоровых молодчиков в черной униформе прошествовали по главной улице, скандируя приветствия безвременно, на их взгляд, ушедшему на небеса фюреру. Следует добавить, что чернорубашечники вдобавок были вооружены ножами-бабочками. Так вот и «вели» русские охранники немецких наци от вокзала до фестивальной площадки.
Еще больше удивились «эти русские», когда выяснилось, что никакого инструктажа по организации охраны проводиться не будет, а взаимодействия с полицией не ожидается. Из спецсредств выдали только куртки с соответствующими надписями. Правда, тут же посоветовали не надевать их в темное время суток. На всякий случай. Но, вероятно, слухи об «отмороженных» русских распространились мгновенно. Весь фестиваль знал, что его охраняют какие-то «бандиты из КГБ». Зато никаких эксцессов не произошло.
В середине девяностых весь перечень заметных охранных предприятий с участием иностранного капитала исчислялся в Северной столице американским «Вакенхат-СПФ», совместным с теми же американцами «Каскадом», российско-германской «Зибой Санкт-Петербург» и «Секьюрикор-Охрана Санкт-Петербург Лтд». Последнее образовалось еще в 1992 году как совместное детище Управления вневедомственной охраны при ГУВД и крупнейшей английской охранной фирмы Securicor International Ltd. По-настоящему частной структурой гибрид псевдомилиционеров и чопорных островитян стал лишь в самом конце девяностых, когда был куплен владельцем Концерна «Защита» Игорем Минаковым и превратился в Группу компаний Securicor Okhrana. К 1992 году относится и скоротечный российско-американский охранный проект КОС. Засекреченная структура с бегущим волком на эмблеме декларировала полный комплекс услуг по обеспечению безопасности. От инкассаторских автомобилей и физической охраны до поставки амуниции для спецслужб и средств пожаротушения. Через пару лет что-то не заладилось. Навороченную пожарную машину, принадлежавшую КОС, случайно обнаружили в конце девяностых в Уфе.
Однако абсолютное большинство иностранных компаний, которые рискнули вести бизнес в России, быстро раскусили, что от бандитов защищает вовсе не происхождение уставного капитала. К 1996 году практически все сильные охранные предприятия могли похвастаться, что среди клиентов есть иностранные компании со звучными торговыми марками. В 1997 году по результатам сравнительного анализа инвестиционной привлекательности, проведенного журналом «Эксперт», Петербург занял первое место в стране по минимуму инвестиционных рисков и второе – по своему инвестиционному потенциалу. Это косвенно свидетельствовало о том, что в отличие от «инвесторов первой волны», которые отправились осваивать «странных русских» еще в самом начале девяностых, иностранцы научились находить защиту для своего бизнеса. Или, по крайней мере, правильно договариваться с криминалом. В 1998 году рейтинговое агентство ФИТЧ-Ай-Би-Си-Эй и инвестиционный банк «Голдман Сакс» признали город наиболее надежным заемщиком в России.


В числе наиболее крупных зарубежных партнеров Петербурга оказались Coca-Cola, Rothmans, Knauf, Neste, датский концерн «Торкильд Кристинсен», Mcdonalds, а также ЕБРР и МБРР.
Вплоть до конца девяностых зарубежные бизнесмены устанавливали контакты с будущими защитниками через доверенных лиц. В зависимости от того, к кому были ближе эти лица – к «крыше» или к «оперативному прикрытию», тем и доверяли иностранцы отстаивать бизнес от наездов. Но после того как получила громкую огласку за рубежом конфликтная ситуация с питерским фастфудом «Минутка» (бывший «Сабвей»), который, по мнению американского инвестора – фирмы East West Inwest Limited – захватила ее «крыша», иностранцы начали явно тяготеть к сотрудничеству с легальным охранным бизнесом.
В 1995 году питерские охранники, в свою очередь, осторожно двинулись за рубеж. Петербургское отделение Ассоциации международного сотрудничества «Безопасность предпринимательства и личности» (впоследствии Группа компаний BPS – Business and Personal Security – Прим. авт.) открыло в Хельсинки свое представительство – фирму BPL Suomi-Finland Oy.
По словам Президента Группы компаний BPS, в прошлом – майора ФСБ Юрия Завьялова, «когда представительство начинало сотрудничать с финскими бизнесменами, они нас «пробивали», даже не скрывая этого. В то время российские теневые структуры активно работали по привлечению иностранного капитала в Петербург с целью последующего отъема. Нам приходилось заниматься возвращением дебиторских задолженностей, вести дела в суде, участвовать в разрешении «конфликтного общения». Постоянные клиенты – финны – породили спрос на информацию. Мы начали ориентировать их в мире российского бизнеса и, постепенно, занялись этим профессионально. Затем информационная деятельность переместилась непосредственно в Финляндию. И основное предназначение финского представительства заключается именно в обеспечении западного клиента о российских партнерах. После августовского кризиса усложнились экономические взаимоотношения между Россией и странами Скандинавии в связи с возможными рисками работы в нашей стране зарубежных компаний. Прежде всего, эти риски были связаны с отсутствием единых правил ведения бизнеса, существенных различиях в стилях управления, выборе надежного банка, пробелах в законодательной базе. Кроме того, произошел обвал экспорта скандинавской готовой продукции. Мы стали оказывать помощь финским клиентам в становлении их бизнеса на территории России и в плане физической безопасности. Ведь по данным ОСС ГУВД, самое большое число преступных посягательств среди иностранных граждан происходило именно в отношении финнов…».
Работа с иностранными клиентами продолжалась. Группа компаний BPS стала членом Финско-Российской торгово-промышленной палаты и петербургского Союза предпринимателей, получила аккредитацию в постоянном представительстве Москвы в Петербурге. Сегодня BPS обеспечивает комплексную безопасность клиентов – проведение полномасштабного анализа уязвимости объекта, внедрение системы технической защиты, выставление физической охраны и привлечение мобильных групп, кадровое и информационное сопровождение, а также аналитические разработки в интересах своего «подзащитного». Неудивительно, что BPS была признана министерством транспорта России одной из восьми компаний, которым доверены все работы по Международному кодексу по охране судов и портовых средств. В итоге частные охранники занялись морской безопасностью, обеспечивая защиту судов под российскими и зарубежными флагами, которые швартуются в гавани Выборга, Мурманска, Архангельска и других портовых городов.
Пришло время, когда руководители Группы компаний ощутили необходимость в получении зарубежного опыта управления. Образование получали на берегах туманного Альбиона. А недавно в BPS началось внедрение международных стандартов качества ИСО 9001:2000.
В сентябре 1998 года проведенный Издательским домом «Оперативное прикрытие» опрос среди зарубежных дипломатов, работающих на территории Петербурга, показал, что в качестве основных гарантов безопасности ими по-прежнему рассматриваются правоохранительные органы. «Если британские фирмы извещают нас о проблемах с безопасностью и просят совета, мы связываем их с региональным управлением по организованной преступности, – ответила консул Ее Величества Генерального консульства Великобритании Алисон Принг. – Наш опыт говорит о том, что РУОП оказывает очень серьезную помощь в таких проблемах».
Однако не все дипломаты могли, пожалуй, поддержать уверенность госпожи Алисон Принг в качественной работе правоохранительных органов. Пикантный случай, происшедшая в 1997 году с представителем Генерального консульства Королевства Швеция, не попала на страницы газет… Тоска по родине, чужие обычаи, груз ответственности – тяжела участь дипломата. Душевный покой швед находил в объятьях русской подруги, разведенной милой петербурженке средних лет. Если же добавить, что у подруги была дочь-подросток, то иностранец чувствовал себя настоящим отцом семейства со всеми вытекающими из этого обязанностями.
Однажды дочь пропала. Мать бросилась в милицию, где ей сдержанно объяснили, что поиски начнутся по истечении трех суток. Швед тотчас обратился к человеку, негласно обеспечивавшему безопасность Генерального консульства. Но друг-разведчик посетовал на то, что внебрачная связь с иностранкой могут стоить дипломату карьеры. Через знакомых бизнесменов бедолага, едва соображающий от бесконечных рыданий подруги, повстречался с «людьми из русской мафии». Собеседники задавали бесконечные вопросы, выясняли подробности, вплоть до того, что, может, ненароком, во временной семье дипломата образовалась «шведская тройка»? Наконец «люди из русской мафии» сообщили отцу семейства, что на самом деле являются частными детективами. Показали соответствующие документы, взяли скромный задаток за работу и отправились по своим прошлым чекистским каналам наводить справки.
К концу первого дня выяснилось, что в разговоре с одноклассницами «дипломатова дочь» говорила о новой компании, которая предлагает поехать на юг. Через сутки милой петербурженке позвонил незнакомый человек. Он объяснил, что связь с неприкосновенным скандинавом иногда стоит больше, чем она предполагала…
Прошло три дня. В далеком селе под Кишиневом питерские детективы обнаружили девушку, которая еле ворочала языком от введенных насильно лекарственных препаратов. О методах воздействия на похитителей частные сыщики скромно умолчали. Вряд ли в процессе в процессе возвращения «дипломатовой дочери» в Петербург ни одно животное не пострадало.
Семья счастливо воссоединилась. Частные детективы доказали свою профпригодность и честно заработали вознаграждение. Подданный Королевства Швеция продолжил развивать международное сотрудничество на берегах Невы. Своевременно отозвалась на просьбу и милиция, вскоре после завершения истории предложившая матери начать поиск…
Тем не менее, мнения дипломатов, высказанные в проведенном опросе, были к концу 1998 года придирчиво исследованы в Смольном. И вскоре в городе состоялся первый в истории «Конкурс среди охранно-детективных организаций для участия в работе по обеспечению безопасности предпринимательской деятельности». Его организатором стал, по некоторым сведениям, бывший разведчик Валентин Макаров, занимавший пост заместителя председателя комитета по внешним связям и, одновременно, председателя комиссии по вопросам информационного обеспечения безопасности предпринимательства при губернаторе Петербурга. «Мы предъявляли к претендентам жесткие требования, – сказал он при подведении итогов. – Одно из них – отсутствие предупреждений со стороны управления по лицензионно-разрешительной работе ГУВД. Если же таковое имело место, рассматривалось, насколько серьезным было нарушение. Критерием являлось и отношение к деятельности конкретного охранного предприятия государственных силовых структур. Понятно, в дальнейшем нельзя исключать вероятности, что даже компания-победитель не попадет в оперативную разработку. И если работа такого охранного предприятия все больше становится неформальной, наша комиссия прекратит договорные отношения между Администрацией города и фирмой… Сейчас на рынке действует огромное количество охранных предприятий. Существует опасность, что часть из них создана для легализации ношения оружия и защищает интересы преступных сообществ. Это опасение подтверждается фактами. Как отделить зерна от плевел? С помощью конкурса, который является жесткой системой сертификации».
Учитывая, что основным местом работы Валентина Макарова все-таки являлся комитет по внешним связям, а годом раньше по его инициативе состоялся конкурс среди информационно-аналитических служб, подоплека мероприятия была ясна. Иностранцы, обращаясь в Смольный, могли получить ответ – «правильные» силовики вышли к ним на контакт или не очень. Среди девятнадцати победителей оказались оба «Ската», «Форт-С», «Стаф» и другие. Кстати, практически одновременно с работой комиссии, возглавляемой Валентином Макаровым, на питерскую почву попробовали пересадить услугу, которую еще с середины девяностых оказывали иностранцам охранные предприятия в Москве. Предложение создать в Петербурге комплексную службу обеспечения безопасности зарубежных граждан исходило от известной столичной силовой фирмы «Миг». Поначалу перспективой расширения клиентской базы заинтересовалось несколько охранных предприятий. Но материальные дивиденды от такой деятельности ожидались нескоро. В отличие от необходимости тут же инвестировать значительные денежные средства. Необходимо вспомнить, что попытка «обезопасить иностранцев» была предпринята едва ли не через пару месяцев после августовского кризиса – не лучшее время для рискованных бизнес-проектов. Скорее всего, поэтому московским опытом воспользовался только «Стаф». По словам генерального директора Юрия Федотова, с конца девяностых и по сегодняшний день англоязычные иностранцы могут воспользоваться «картами экстренной помощи». При возникновении любой конфликтной ситуации владелец такой карты связывается с оперативным дежурным, который свободно изъясняется на языке международного общения. Если ситуация не представляет реальной угрозы для клиента, ему дадут совет, как правильно вести себя в конкретной обстановке. Но в случае, требующем немедленного вмешательства, к иностранцу направляется мобильная группа быстрого реагирования. Надо сказать, «карта экстренной помощи» пользуется реальным спросом.
Незадолго до проведения Смольным «Конкурса среди охранно-детективных организаций для участия в работе по обеспечению безопасности предпринимательской деятельности» в Петербурге появилась силовая фирма «Аванпост», впоследствии выросшая до одноименной группы предприятий. В создании «Аванпоста» приняли участие консультанты из Америки, Германии, Франции, что позволило новичку быстро освоиться на рынке и получить в качестве клиентов иностранные компании. Казалось, союз бывших сотрудников правоохранительных органов и зарубежных консультантов прочно «оседлал» буржуйский бизнес, вступив практически во все ассоциации делового сотрудничества. Но конкурент появился нежданно…
Охранное предприятие «Альфа-Норд» долгое время относилось в Петербурге к «силовым середнячкам». А бывший офицер Евгений Климов, отвечавший в фирме за контакты с окружающим миром, внешне походил скорее на представителя творческой профессии – музыканта, дизайнера, ну, в худшем случае, на продвинутого программиста. Худощавый блондин с длинными волосами, собранными в хвост на затылке. Но интеллигентная внешность, очки и умение улыбаться при встрече оказались для «Альфа-Норд» находкой. С Евгением Климовым, который к тому же неплохо знал криминальный мир, охотно общались скандинавы – Neste и Skanska, затем немцы, американцы, французы и, наконец, соседи-эстонцы. Одновременно охранники активно занялись противодействием недружественному поглощению – это когда к директору крупной компании приходят незнакомцы и ласково убеждают: лучше расстаться с активами добровольно, чем через процедуру принудительного акционирования или банкротства.
В 2003 году Евгений Климов сделал неожиданный ход конем. Он продал контрольный пакет акций в «Альфа-Норде» менеджерам крупнейшей эстонской охранной фирме Falck Baltics, которая в конце девяностых приватизировала вневедомственную охрану у себя в стране. Примечательно, что эстонские охранники входят в крупнейший международный концерн Group 4 Falck, являющийся едва ли не монополистом в сфере обеспечения коммерческой безопасности в Северной Европе. Таким образом, на петербургский рынок пришла частная силовая структура с годовым оборотом в 100 миллионов долларов. Да к тому же с эстонской пропиской. Стоит ли удивляться, что именно к «Альфа-Норд» обратилась люксембургская компания Dorinda, запустившая в России сеть гипермаркетов «O`Кей». Вслед за Петербургом такой гипермаркет появился в Ростове, где заботу о безопасности объекта взяла на себя дочерняя фирма «ОП А-Н Секьюрити Юг». Кстати, после приобретения эстонцами контрольного пакета акций «Альфа-Норд», в Петербург переехал иностранный гражданин Марк Лутс, который умело насаждает в российском силовом бизнесе иностранный опыт.
Надо признать, безукоризненный английский Марка Лутса и общительность Евгения Климова приводят к самым непредсказуемым результатам. С одной стороны, услугами предприятия «Альфа-Норд» готовы пользоваться все больше иностранных компаний. Тем более что работа с персоналом, по мнению руководителей этой фирмы, тоже относится к сфере обеспечения безопасности, а такая позиция более чем устраивает иностранцев. С другой стороны, преждевременные высказывания Марка Лутса в средствах массовой информации о предстоящей участи УВО всерьез насторожили охранные предприятия Петербурга. Некоторые из них даже усмотрели в этом возможную экспансию на региональный рынок. Хотя все гораздо проще. Иностранцы не привыкли работать по правилу «перевернутой пирамиды». И охрана для них – один из элементов комплексной сферы обслуживания клиента.
Конечно, в середине девяностых такой подход противоречил бы всем канонам питерского охранного бизнеса. А сегодня Евгений Климов и Марк Лутс считают, что любая коммерческая структура может выбирать себе охрану, как любую другую услугу. Заметим, многие участники силового рынка придерживаются противоположного мнения. Когда охрана, как хвост, дается однажды и навсегда. Поэтому работа менеджеров «Альфа-Норд», которые, будто торговые агенты, предлагают коммерсантам «купить комплексное обеспечение безопасности», подчас вызывает неудовольствие у конкурентов. Если принять во внимание, что предлагаемые расценки высоки, то Марк Лутс убежден – его предприятие проводит широкую антидемпинговую кампанию. То есть потенциальные клиенты, узнав, сколько же стоит качественная охрана с импортным акцентом, всерьез задумываются над тем, доверять ли другим силовикам, которые готовы работать за гроши.
«Альфа-Норд» пока продолжает удивлять. Недавно охранники провели социальную акцию «Инвалидная коляска предоставляется бесплатно!» Владельцам шикарных иномарок, паркующимся на местах, которые специально отведены у гипермаркетов «O`Кей» машинам с ручным управлением, сотрудники «Альфа-Норд» ненавязчиво предлагали новую услугу. Инвалидное кресло в сочетании с телевизионной съемкой подавалось прямо к водительской двери. Возможно, в следующий раз состоятельный автовладелец не станет нарушать права тех, кому машина заменяет ноги.
Задержатся ли иностранные охранники в России? Комитет по безопасности Государственной думы уже планирует ограничить на территории страны работу охранных предприятий с иностранным капиталом. В качестве довода приводятся намеки сотрудников ФСБ на возможные связи частной охраны с зарубежными спецслужбами. Хотя есть в желании думских законотворцев маленькая закавыка – депутат Геннадий Гудков, ратующий за изгнание иностранцев из силового бизнеса, не только чекист, но и владелец крупнейшего в стране объединения частных охранных предприятий «Оскордъ-Еврогард». А корни это объединения тоже уходят на Запад. В Петербурге, тем временем, успешно трудится «дочерняя» компания гудковского «Оскорда»…

  • 7 444
Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен