Палочки Коха не выжили в «Чистилище»

<z>На бога надейся, да...</z>
Проблема туберкулеза в последние годы волнует всех. И больше всего – врачей, которые уже не раз заявляли, что количество только зарегистрированных заболеваний вплотную приблизилось к эпидемиологическому порогу.
Еще лет двадцать тому назад у нас в стране не только боролись с выявленными заболеваниями, но и вели массовую кампанию по профилактике туберкулеза. В частности, проводились массовые флюорографические обследования. В одном только Петербурге эту процедуру ежегодно проходило около 3 миллионов человек. Сейчас о таком приходится только мечтать. 2 миллиона в год – предельная цифра для второго по величине города России. Многие не проходили обследование на наличие туберкулеза уже более двух лет.
Причин для этого много. Среди них и материальная. Сделать флюорографию бесплатно можно лишь отстояв огромную очередь или по записи. А такая возможность есть не у всех. Вот и получается, что, понадеявшись на вечный русский авось, уверенные в том, что нас эта напасть не затронет, мы избегаем обследования. Не следует сбрасывать со счетов и недисциплинированность больных, у некоторых из которых вообще отсутствует желание лечиться. В результате у большинства обратившихся в момент постановки диагноза туберкулез находится уже в запущенной стадии, а значит, они представляют потенциальную угрозу для окружающих. Ну и надеясь в итоге на лучшее, не следует забывать, что, по объективным данным, от медиков успех борьбы с туберкулезом зависит менее чем в 15% случаев.
<z>Если хочешь быть здоров...</z>
Лет двадцать назад страдающих туберкулезом принято было делить на больных с открытой и с закрытой формой. На сего-дняшний день, по мнению специалистов-фтизиатров, это деление ошибочно. Любой больной туберкулезом – это носитель активной, то есть опасной для окружающих. Хотя, по словам Льва Каплуна, заведующего противотуберкулезным диспансером г. Кронштадта, вы вряд ли сможете заразиться туберкулезом, к примеру, в транспорте. Для этого нужен длительный контакт с больным. Выходит, что можно чуть ли не жить в одной квартире и есть с одной тарелки с носителем инфекции.
Однако бывают и исключения. Безусловно, все зависит от вашего здоровья. И если у вас ослаблен иммунитет, все равно, по какой причине: вы переутомились, недоедаете, испытали стресс, – палочки Коха могут стать и вашими.
Но бывает и наоборот. Излишне тепличные условия обитания также могут привести к ослаблению иммунитета. Вы можете ездить в личном автомобиле, работать и жить вдали от скопления людей, вести правильный образ жизни, полноценно питаться, и в один прекрасный день с удивлением узнать о болезни.
<z>Где же таится угроза?</z>
К сожалению, на сегодняшний день в нашем обществе сложилась неблагоприятная социальная ситуация: миграция, большое количество неработающего населения, бомжи, бездомные дети.
Объем туберкулезной инфекции увеличивается как за счет поступления туберкулезных больных со стороны, так и по причине снижения эффективности лечения.
Одним из самых серьезных источников распространения заразы являются места лишения свободы. По данным Минюста, заболеваемость туберкулезом подследственных и заключенных в 2000 г. в 35 раз выше, чем всего населения России.
Эффекта излечения и ожидать нечего, если посмотреть на норму суточного довольствия заключенных, находящихся на стационарном лечении. Больной туберкулезом получает на 50 грамм больше мяса, овощей, хлеба, чем здоровый зэк. Для сравнения: если обычная лагерная пайка составляет 20 грамм коровьего масла, то больному его положено в два раза больше. Существенным преимуществом туберкулезников являются 500 грамм молока, 50 грамм творога и половинка куриного яйца в день. К сведению, одним из основных условий полного выздоровления служит как раз таки полноценное питание, не говоря уже об условиях содержания.
К несчастью, зоной за колючей проволокой это не ограничивается. Люди выходят на свободу недолеченными. Со временем туберкулез перерастает в лекарственно-устойчивый (традиционные медикаменты перестают действовать). Кроме того, бывшие заключенные не стремятся, выйдя на волю, сразу же посетить туберкулезный диспансер. По понятным причинам, им хочется в первую очередь отметить освобождение. А лечение от туберкулеза длится достаточно долго, и больной помимо водки должен принимать еще и лекарства.
Так, в 2000 году более трети больных, возвратившихся в общество из мест лишения свободы, беспрепятственно распространяли туберкулезную инфекцию, так и не получив соответствующего лечения, а в очагах их проживания не проводились соответствующие профилактические мероприятия.
<z>Живучие твари</z>
Палочки Коха в латентной форме могут жить в течение 25 лет. При благоприятных условиях они оживают. Убить их можно только специальными дезинфицирующими средствами и кипячением.
По этим причинам здания, в которых находились противотуберкулезные диспансеры или больницы, после их закрытия не должны эксплуатироваться еще четверть века. Ведь прокипятить или продезинфицировать все углы и щели невозможно, и риск заболевания в таком помещении достаточно высок.
Пока эти нормативы соблюдаются. Так, туберкулезная больница в Разливе, где лечили открытые формы, была закрыта еще в 1980 году. Сделано это было по нескольким причинам. Во-первых, в стране отмечалось явное снижение заболеваемости туберкулезом. Кроме того, Разлив – это памятное, курортное место, и держать в нем опасную для окружающих больницу не хотели.
Несколько лет назад полуразрушенное и заброшенное здание привлекло внимание Александра Невзорова, подыскивавшего натуру для съемок фильма «Чистилище». В результате массового использования пиротехнических эффектов земля на территории бывшей больницы была частично сожжена, а то и вывезена на химический полигон. Что отчасти способствовало уничтожению потенциальной заразы.
Тем не менее можно предположить, что на это привлекательное с точки зрения бизнеса место кто-то может позариться еще до истечения контрольного срока, дабы открыть здесь очередной ресторан, бассейн или прачечную. Местные жители утверждают: «Если там что-нибудь откроют, мы туда не пойдем, даже если это здание дезинфицировали и долго проветривали, потому что знаем, что там находилось раньше».
В Кронштадте противотуберкулезный диспансер получил уже третье по счету здание. Первое пришло в негодность, и сейчас не эксплуатируется. На втором здании после переезда диспансера жители видели табличку с надписью «Психологический центр». Правда, через некоторое время ее сняли, а здание, по слухам, готовят к сносу.
Ситуация с квартирами, в которых проживали больные, обстоит хуже. Нигде не зафиксировано, какими заболеваниями страдали прежние хозяева. Если вам все-таки «посчастливилось» стать обитателем «коховского» рассадника, то в этой ситуации ремонт вряд ли поможет.
В общем, картина складывается безрадостная. Медицина слабеет, не получая соответствующего финансирования, а туберкулез тем временем свободно циркулирует по городу и за его пределами. Наглядным примером этого может служить Сестрорецк, где сейчас нет туберкулезной больницы.
Валентина Климова, заведующая противотуберкулезным диспансером г. Сестрорецка: «В общей сложности у нас на учете сейчас 1000 взрослых и 500 детей. Мы вынуждены направлять их в больницы Санкт-Петербурга, а также в Павловск, Пушкин. Больных с открытой формой туберкулеза стараемся отправлять специальным санитарным транспортом. Если формы заболевания небольшие, то больной сам добирается до города».
Информация к размышлению: Сестрорецк не единственный город, в котором сложилась подобная ситуация. Да и занимает он далеко не первое место по численности больных.
Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен