Над улицей Мира клубы поднимались…

Еще за час до начала заявленного мероприятия все въезды и выезды на улицу Мира были перекрыты усиленными нарядами ГИБДД. Более того, «посторонним» машинам, в числе которых оказались даже «жигули» управления ГО и ЧС Центрального административного района и еще несколько спецавтомобилей, была запрещена парковка даже на Австрийской площади. Грозного вида прапорщик решительно заворачивал их прочь, невзирая на чины и звания сидевших в салонах людей.
Ближе к двум часам пополудни настал черед и пешеходов. Как впоследствии выяснилось, такие меры предосторожности были приняты не напрасно.
…Сначала перед строем руководителей спасательных служб и глав районных администраций выступил вице-губернатор Андрей Черненко, который вкратце ввел собравшихся в курс дела. По его словам, главной целью учений была проверка готовности пожарных и спасателей к ликвидации последствий техногенных катастроф, определение степени слаженности действий различных городских служб в экстремальных ситуациях, а также – и это стало новым веянием для нашего города – выяснение готовности питерских властей в целом к противодействию актам терроризма.
При этом в кулуарных разговорах ответственные чиновники не очень-то и скрывали тот факт, что одной из причин такого «большого сбора» стали во многом несогласованные действия коммунальщиков и спасателей во время памятного многим декабрьского пожара в доме №36 по улице Рубинштейна. Как известно, в тот раз лишь благодаря самоотверженным действиям пожарных удалось избежать человеческих жертв, однако жильцы дома понесли во многом невосполнимый материальный ущерб. Кроме того, первую реальную помощь в виде пункта временного размещения, горячего чая и бутербродов они получили лишь спустя несколько часов после эвакуации из горящего здания, что недопустимо даже в условиях лета, а тем более зимы. А тут еще случилась трагедия в московском аквапарке «Трансвааль». В общем, поводов для проведения подобных учений у властей Северной столицы оказалось более чем достаточно.
Само действо началось с поджигания нескольких дымовых шашек на втором этаже пустующего 4-этажного дома №15. Впрочем, по легенде учений оно было вполне обитаемо и считалось общежитием. В доказательство этого из одного окна на тротуар вывалился манекен, одетый в сине-оранжевый комбинезон спасателя. Шлепок об асфальт перекрыл все остальные звуки. После этого эпизода рискованный самостоятельный спуск «жильцов» – в этой роли выступали молодые воспитанники учебных заведений МЧС – с верхних этажей при помощи в общем-то обычных веревок уже не выглядел лишь красивой инсценировкой. Стало ясно, что условия учений и впрямь будут максимально приближены к боевым.
Вскоре сквозь клубы разноцветного дыма, которые укутали улицу Мира практически на всем ее протяжении, к месту «происшествия» один за другим с включенными сиренами и световыми спецсигналами стали прорываться экипажи машин – пожарных, спасательских, медицинских. Порой интервалы между их прибытием составляли пару-тройку десятков секунд. Конечно, в условиях реального ЧП такая оперативность, скажем так, маловероятна. Однако и показухой происходившее назвать можно было лишь с большой натяжкой. Скорее собравшимся была представлена идеальная схема действия – и взаимодействия – различных служб в ходе ликвидации последствий чрезвычайной ситуации техногенного характера.
И действительно, пока пожарные занимались своим прямым делом – заливали огонь водой (в ходе такого вроде бы обычного занятия они ненароком наполовину смыли красовавшийся на стене лозунг, который, впрочем, от того стал звучать еще более вызывающе: «…оду Лимонову!») и извлекали погорельцев наружу при помощи альпинистского снаряжения и раздвижных автолестниц, – другие специалисты занимались своим.
Сотрудники местного РУВД держали оцепление и препровождали спасенных в пункт сбора. Одновременно они при помощи мегафонов оповещали о пожаре жильцов соседних зданий. Тем временем работники ГИБДД пригнали к «горящему» зданию эвакуатор – стоявшая на проезжей части бежевая «Волга» явно мешала огнеборцам в их работе.
Возле карет «скорой помощи» толпился народ. Кому-то предстояло сделать пару глотков кислорода, других ожидали более серьезные медицинские процедуры. К счастью, все они лишь обозначались.
Параллельно со спасателями, милиционерами и врачами трудились и специалисты из местного ГУЖА, «Ленгаза», «Ленсвета» и «Водоканала». Обычно в суматохе пожаротушения о них как-то забывают. Между тем именно от них зависит, отключат ли горящее здание от газо- и электроснабжения (в противном случае даже рядовой пожар может обернуться катастрофой, да и сами спасатели во избежание неоправданного риска попросту стараются почем зря не лезть в необесточенные помещения), подадут ли воду для пожарных расчетов. Кроме того, кому-то же надо взламывать запертые металлические решетки, двери и – по последней моде, особенно популярной в центральных районах Петербурга, – ворота.
Кстати, насчет последних. Если в условиях настоящего ЧП задраенные ворота в принципе выламываются достаточно легко при помощи тяжелой пожарной или строительной техники, то как быть, если в какой-то двор-колодец надо проехать обычной бригаде «скорой» или коммунальной аварийной службы? Или такие «мелкие» нюансы не входят в сферу компетенции городских и районных властей? Но это так, к слову.
Всем процессом борьбы с огнем и спасения людей – как правило, даже в тушении рядового пожара должны принимать участие специалисты из одиннадцати (!) различных служб – поначалу руководил начальник дежурной смены пожаротушения, которая первой прибыла к месту возгорания. Впоследствии из его рук эстафету подхватывают сотрудники районной комиссии по чрезвычайным ситуациям. Именно они организуют предоставление первой помощи пострадавшему населению и готовят соответствующие предложения главе администрации района.
Если проблема принимает общегородские масштабы, руководство спасательными работами берут в свои руки уже специалисты Комиссии при правительстве Санкт-Петербурга по предупреждению и ликвидации чрезвычайных ситуаций и обеспечению пожарной безопасности. Правда, согласно сценарию учений, на этот раз они выступали скорее в роли заинтересованных, но все-таки наблюдателей.
Наконец «пожар» потушен. В расположенной по соседству школе заканчивал свою работу оперативный штаб. Вице-губернатор Андрей Черненко и начальник Главного управления по делам ГО и ЧС Санкт-Петербурга генерал-майор Виктор Сафьянов в ходе краткого брифинга прокомментировали ход и итоги учения. По их общему мнению, если действия каждой из служб по отдельности на этот раз можно смело оценить на «отлично», то уровень координации их действий в целом пока тянет максимум на троечку. Значит, есть еще над чем работать.
Над чем конкретно, участники мероприятия, носившего, между прочим, статус выездного заседания городского правительства, выясняли уже в более узком кругу. Из того немногого, что стало достоянием журналистов, известно следующее: на заседании, которое последовало вслед за учениями, главным образом обсуждалась Концепция развития гражданской обороны и пожарной безопасности Санкт-Петербурга на период 2004–2010 годов. Вскоре она будет представлена на утверждение городского правительства.
Конечно, любой, даже очень грамотно составленный, документ не сможет полностью исключить из нашей жизни техногенные катастрофы. Остается надеяться, что реализация вышеуказанной Концепции поможет хотя бы уменьшить вероятность их возникновения и снизить материальные и людские потери. А то около девяти тысяч пожаров, в которых погибло почти четыреста петербуржцев (таковы официальные и, увы, вполне традиционные итоги 2003 года), – статистика поистине страшная…