Последний рубеж Розина

Взгляд защитника башкирского коллектива на игру интересен еще и потому, что 26-летний Сергей Розин – уроженец Петербурга, воспитанник знаменитой колпинской школы, подарившей миру легендарного Николая Дроздецкого.
<z>– Сергей, а как начинался ваш путь в большой хоккей?</z>
– Наверное, как у многих мальчишек. Я жил в Колпино, учился в простой школе, когда пришел в класс тренер и пригласил ребят после уроков на тренировку. Надо сказать, что хоккей мне тогда очень не понравился. Все первое занятие я простоял на воротах и решил бросить клюшку. Но что-то во мне разглядел детский наставник Владимир Толстенков, заставил поверить в свои силы. Мы с ним общаемся до сих пор, я благодарен первому тренеру.
<z>– А вам говорили, что Дроздецкий тоже родом из Колпино?</z>
– Да, все мальчишки хотели на него равняться. Однажды, году в 1989-м, Николай пришел к нам на тренировку, так это было целое событие. Правда, моим кумиром детства был не Дроздецкий, а Фетисов. Вот про него я собирал все газетные вырезки, фотографии.
<z>– Семь лет вы играли в команде мастеров колпинского «Ижорца», неужели за это время вас ни разу не приглашали в СКА?</z>
– Вы знаете, в середине 90-х между двумя питерскими командами постоянно существовали какие-то трения, непонятные разногласия. Нам все время говорили: «Уходите куда угодно, только не в СКА». Вот и пришлось мне в 1999 году перебраться сначала в Липецк, а потом в Новосибирск.
<z>– В «Сибири» вы провели два хороших сезона, несмотря на амплуа защитника, наколотили соперникам добрых два десятка шайб и тем не менее покинули Новосибирск.</z>
– Да, «Сибирь» меня очень тепло провожала, болельщики просили остаться, а одна газета написала, что уходит «самый яркий защитник нашей команды». Но я получил предложение, от которого трудно было отказаться, – знаменитый чешский игрок и тренер Иван Глинка позвал меня в «Авангард». Это был великолепный сезон. В 2003 году в Омске подобралось целое созвездие мастеров хоккея: Максим Соколов, Максим Сушинский, Томаш Власак, Павел Патера, Мартин Прохазка, Иржи Шлегр. Только усталость помешала «Авангарду» в прошлом сезоне завоевать медали.
<z>– Интересно было играть в паре с олимпийским чемпионом 1998 года, опытнейшим защитником Иржи Шлегром?</z>
– Ну, Шлегр не только обладатель золотых медалей Олимпиады в Нагано-98 и «бронзы» в Лиллехаммере-92. Вместе с «Детройтом» Иржи завоевывал Кубок Стэнли. Играть с ним в паре – большая школа для любого защитника. Шлегр очень хорошо читает игру. Пас, бросок, скольжение – все на высшем уровне. И потом, у Иржи сильный характер, большую часть игр он провел «на зубах», с незалеченной травмой. Мне повезло, что судьба свела с Иржи.
<z>– В прошлогоднем полуфинале против «Северстали» все ждали большой драки двух бойцов: Александр Юдин – Иржи Шлегр. </z>Это действительно было так серьезно?
– Нет, «великое противостояние» раздули журналисты. Ну, подрались, разошлись. Никакой злобы или отвращения. И потом, у нас же не НХЛ, особо кулаками не помашешь. Большие штрафы, длительные дисквалификации. К слову, то удаление Шлегра во многом и помешало «Авангарду» выйти в финал.
<z>– А как вам работалось с Глинкой?</z>
– Иван был великим игроком и стал великим тренером. Он – не диктатор, ни разу не повысил голос, умеет действовать убеждением, постоянно держит себя в руках. Глинка доверял игрокам, хоккеисты – ему. Вообще, он обладает каким-то магнетизмом, что ли. Мы находили общий язык. Но вот ушел Глинка из «Авангарда», и я надолго не задержался в Омске, хотя с новым тренером Валерием Белоусовым мы расстались по-хорошему. Но ничего, в Уфе встретил старого приятеля Илью Горбушина, в детском хоккее мы были друзьями-соперниками. Я – в «Ижорце», он – в СКА.
<z>– Второй раз в этом сезоне вы приезжали в Питер уже в форме клуба «Салават Юлаев». Сергей, а на ваш взгляд, почему СКА так неудачно выступает в чемпионате?</z>
– Сложно говорить. Хотя вот против нас СКА играл неплохо. Видно, что стараются. Может, не хватает удачи, да и удалений у питерцев многовато. Повторюсь, сейчас грязно играть невыгодно.
<z>– А вы бы хотели играть за СКА?</z>
– Когда-нибудь мечтаю вернуться домой.
<z>Фото Вячеслава Евдокимова</z>