Наркосупермаркет 24 часа

Чтобы своевременно удовлетворять свои потребности, Хамаз занялся сбытом наркотиков. Бизнес оказался как нельзя более востребованным. К дому в поселке, где он и проживал вместе с семьей, косяками потянулись любители дурмана. На суде соседи, проходившие по делу как свидетели, рассказывали, что у них под окнами постоянно была какая-то суета: к дому то и дело подъезжали машины.
Даже когда об этом «супермаркете» стало известно правоохранительным органам, криминальный бизнес Зарипова не свернулся. Однако взять наркодилера с поличным удалось не сразу: он продавал наркотики «проверенным» людям. Никого из посторонних к себе не подпускал. И все же сотрудникам милиции удалось провести несколько контрольных закупок и расплатиться за это мечеными деньгами.
Со слов старшего следователя следственного Управления при МВД Карелии подполковника юстиции Ивана Аникеева, занимавшегося расследованием данного дела, при задержании в квартире наркодилера в разных местах было найдено большое количество наркотиков. Кроме героина, уже упакованного в «чеки», также была обнаружена крупная сумма денег, среди которых и те самые – меченые. В ходе следствия было установлен и еще один факт: жена Хамаза, видимо, не в силах противостоять пристрастиям супруга, а может быть, узрев в его занятиях путь к быстрому обогащению, превратилась в результате в его сообщницу – она расфасовывала марихуану и героин с помощью незамысловатых бытовых весов.
По факту незаконного оборота наркотиков в особо крупном размере было возбуждено уголовное дело. Однако, несмотря на неопровержимые доказательства, обвиняемый полностью все отрицал. Утверждал, что наркотики ему подбросили. От себя добавим: лопатой.
Следствие длилось менее трех месяцев. А вот суд заседал около восьми. Оказалось, что у обвиняемого неожиданно пропал дар русской речи, и он, хоть и гражданин России, но ни слова не понимает по-русски. Адвокат Зарипова затребовал толмача. Но вполне очевидно, что найти в Карелии независимого от среды переводчика с азербайджанского языка непросто. Впрочем, для обеспечения конституционных прав обвиняемого переводчик все-таки был ему предоставлен.
Увернуться от наказания ни по причине языкового барьера, ни по каким другим причинам господину Зарипову не удалось. Суд приговорил его к восьми с половиной годам лишения свободы. А его сообщница-жена получила три года тюремного заключения.
Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен