TERRA спора – Ольгино

<z>Обмануты и забыты</z>
По-видимому, даже если кто-то из обитателей Ольгино и слышал о грядущих переменах, то за четыре года либо перестал верить информационным сообщениям, либо уже не воспринимал их как что-то реальное. Однако гром все-таки грянул.
В четверг, 13 мая, в поселковом клубе проводились «общественные слушания» по поводу строительства завода.
Представители ГУП «Водоканал» и городской санэпидслужбы дружно уверяли, что никакого вреда ни людям, ни поселку от нового завода не будет. Взывали к гражданской позиции, поскольку от введения в строй предприятия выиграет весь город. Не надо будет тащить ил на полигоны, которые находятся уже и так на грани полного заполнения. Не надо выбивать дополнительные площади земли для устройства нового места складирования вредного осадка.
Однако ольгинцы в своем неприятии строительства завода стояли насмерть. Хотя саму необходимость строительства никто не отрицал. Камнем преткновения стал риторический вопрос: «Почему у нас? Нельзя ли где-нибудь подальше»?
Если послушать старожилов поселка, за несколько последних десятилетий их обманывали по крайне мере трижды. И каждый раз, поверив обещаниям, они лишались чего-то привычного. Первый раз это случилось еще в 70-е, когда начиналось возведение знаменитой дамбы. Аборигены утверждают, что тогда к ним приезжал главный идеолог и строитель – Юрий Севенард. Убеждал в необходимости создания комплекса защитных сооружений. В итоге местные рыбаки забыли, что такое лов корюшки рядом с домом. Она просто перестала заходить в те места. Второй раз жителей агитировали согласиться на строительство самой станции Северной аэрации. Уговорили... Теперь, как уверяют жители, когда ветер дует со стороны станции, выйти на улицу без платка невозможно – такой стоит специфический запах.
Ольгино по своей структуре напоминает любой российский город. Есть участки с добротной застройкой, а есть такие развалюхи, к которым страшно подойти. Но ведь и там живут люди. Около сотни частных домов, где ютятся в основном пенсионеры, до сих пор не имеют даже водопровода. Не в лучшем состоянии и деревянные многоквартирные дома. Часть из них обещали расселить, и, кажется, снова обманули. Во всяком случае, жителей одного из домов по Пролетарскому проспекту точно «кинули» на обещанное расселение.
<z>Лукавый аргумент</z>
Словом, вряд ли теперь те, кто живут в этом месте, поверят хотя бы одному чиновнику. Тем более что представители «Водоканала», продемонстрировав красивую, но абсолютно непонятную большинству схему и технологию будущего завода, не смогли ответить на некоторые важные вопросы.
Например, в качестве аргумента необходимости строительства говорилось о том, что город не может больше позволить себе выделять участки земли под полигоны для складирования ила. Оно и понятно, земля-то нынче в цене, да и осадок надо как-то утилизировать. Однако никто из интересующихся так и не понял, куда будет деваться зола от сожженного ила. На какие полигоны? Или городу все-таки придется выделять землю под очередной участок для складирования токсичных веществ?
А кто-нибудь посчитал, сколько прибыли недополучит региональный бюджет, если в поселке перестанут покупать коттеджи состоятельные люди, готовые платить из собственного кармана немаленькие налоги за землю, дом, инженерные сети и коммунальные услуги без скидок и льгот?
Пока земля в поселке – одна из самых дорогих. Место считается комфортабельным, поскольку расположено в 15 минутах езды от города. Кто-нибудь сможет вычислить процент недополученной прибыли в городской казне в случае закрытия местного мотеля? Гостям, хоть иностранным, хоть нашим, вряд ли понравится специфический запах и дым – неизбежный спутник сжигания. То же самое можно сказать и о потенциальных клиентах частного реабилитационного центра, расположенного на территории Ольгино. Пока бизнес исправно платит налоги. Построят вредный завод – и коммерсанты, и состоятельные люди могут уйти с территории, оставив ее хиреть и разрушаться. А что будет с теми, кому некуда деваться?
Ученые утверждают, что частички тяжелых металлов сжечь невозможно, они в качестве мельчайшей взвеси могут уйти в воздух. Если это так, то люди, живущие в прилегающих к Ольгино районах, тоже будут дышать этим воздухом.
<z>Его не знали даже в лицо</z>
Кроме того, на повестку дня сразу ставится вопрос: что будет со знаменитой Юнтоловской рощей, имеющей статус особо охраняемой территории? Она хоть и находится в региональном ведении (в отличие от заказников), но все-таки упомянута в Европейской конвенции о защите водно-болотных угодий. А располагается в каких-то полутора километрах от места пресловутого строительства.
Как на историческую рощу, а заодно и лежащий чуть дальше (в трех километрах) парк 300-летия Петербурга, где совсем недавно губернатор собственноручно высаживала деревья, подействует дым и вещества, попавшие вместе с ним в атмосферу?
На все эти вопросы должны были бы дать ответ материалы оценки воздействия на окружающую среду. По научному – ОВОС. Такая документация по закону «Об охране окружающей среды» и в соответствии с приказом Госкомэкологии, изданном еще в 2000 году (и его никто не отменял), должна предшествовать общественным слушаниям и быть общедоступной. Жителям поселка Ольгино ни о существовании таких документов, ни о правилах проведения процедуры ничего не известно.
Между тем, судя по тому, как развиваются события, складывается впечатление, что руководство «Водоканала» по какой-то, не совсем пока понятной, причине проигнорировало упомянутые требования. Впрочем, есть люди, придерживающиеся более жестких оценок. К примеру, экологическая организация «Гринпис» на прошлой неделе вообще распространила информацию о том, что «Водоканал» отказывается предоставлять полную информацию о строительстве.
Сотрудники этой организации утверждают, что полгода пытаются получить документы по ОВОС, но удостаиваются только отписок с требованием подтвердить статус общественной организации. Даже просьба комитета по энергетике и инженерному обеспечению городской администрации предоставить такие сведения общественным экологам не подействовала. Но ведь активы ГУП «Водоканал» принадлежат городу, а свои права оно реализует через уполномоченные органы администрации. Получается, что водоканальцы наплевали не только на жителей поселка Ольгино и «вредных» экологов, но даже на один из профильных городских комитетов.
В итоге скандальный «Гринпис» теперь затребовал открытый доступ к информации через суд. Да вдобавок нажаловалcя на действия ГУПа в Департамент государственного контроля МПР. Есть информация, что в ведомстве Сергея Якуцени экологам обещали поддержку. И вполне возможно, что после очередного письма на «Водоканал» за нарушение природного законодательства может быть наложен штраф.
По всей видимости, конфликт находится в начальной стадии. Как скоро и с каким результатом он разрешится, предсказать невозможно. Ясно одно – завод по сжиганию водного осадка безусловно нужен. Цена вопроса: где строить, какую технологию использовать и как защититься от выбросов.
Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен