Мосты повисли над дворами...

Через какое-то время траншеи, обитые железом, стали ржаветь. Фонари иногда тухли, иногда – гасли. Кораблик чем-то стал напоминать кусок ограждения тюрьмы или особого режимного предприятия. На скамейках не хватает планок. Но это, право, мелочи, для посторонних. Что же касается аборигенов, то они с грустью вспоминают исчезнувшую под брусчаткой спортивную площадку с хоккейной коробкой, небольшое поле, где можно было играть и в футбол, и в баскетбол. Естественно, что все со временем потребовало ремонта или, на худой конец, замены. Однако вышло по-другому.
Обитатели двора судачат между собой, что европейский дизайн территории был сделан по желанию кого-то из очень именитых жильцов. Вроде бы ему портил пищеварение вид пришедшей в упадок спортивной площадки. В вопросе идентификации личности благодетеля мнения народа разделились. Одни уверяют, что им стал заместитель председателя комитета по строительству Валентин Столяров. Другие называют его предшественника Владимира Желиостова. Из двух претендентов в крестные отцы уникального дизайна в одном из домов, окружающих двор, действительно обнаружился господин Желиостов. Надо сказать, что человек он в городе далеко не последний. До 1996 года руководил Департаментом строительства администрации Петербурга. Однако после просочившихся в прессу многочисленных намеков прокуратуры, что сей государственный чиновник совмещает работу на государственном поприще и в коммерческих структурах, вынужден был покинуть свой пост. А коммерческой структурой, по данным наших коллег, являлось правление Фонда капитального строительства, реконструкции и капитального ремонта, непосредственно осваивающего деньги первого транша Международного банка, выделенные на реконструкцию исторического центра Петербурга. Есть очень большая вероятность, что на благоустройство двора таки пошла часть средств, выделенных для центра города.
Уже после отставки с государственной службы Валерий Михайлович, как сообщали СМИ, с головой ушел в совмещение различных должностей, но все по той же, родной строительной тематике. Стал управляющим филиалом «Строительный» «Промышленно-строительного банка», а через некоторое время еще и советником «Строительной корпорации Санкт-Петербурга». Аккурат перед очередными выборами местных депутатов, в чьи ряды надеялся влиться.
Но вернемся все-таки во двор. Дело в том, что, по данным некоторых СМИ, сей коммерсант-многостаночник является совладельцем некой инвестиционно-строительной фирмы «КС-инвест», а та, в свою очередь, входит в число партнеров-основателей «ЯПК-групп», ставшей четыре года назад генеральным консультантом проекта по облагораживанию дворов и фасадов. Как говорят, консультанты нехило заработали на том проекте. Вроде бы, по данным Счетной палаты России, около трети из 31-миллионного кредита пошло на оплату их услуг. Деятельностью «ЯПК-групп» заинтересовались правоохранительные органы, и поговаривают, что даже было заведено уголовное дело. Однако сегодня о его судьбе ничего не известно.
Что же до именитого жильца, то, как выяснилось, он, ко всему прочему, еще и входит в Попечительский Совет Межрегиональной федерации жилищных кооперативов. И по роду своей деятельности на этом поприще должен «осуществлять контроль за соблюдением профессиональных стандартов кооперативов». Не иначе как замощенный плиткой двор как раз и есть соблюдение этих самых стандартов.
Правда, в доступном взору окружении ни одного кооперативного дома не наблюдается. А жильцам от столь облагороженной территории и вовсе ни тепло, ни холодно. Может, и красиво, если трава подстрижена. Но вызывает определенные неудобства, дискомфорт и ощущение, что тебя отправили на постоянное место жительства в музей.
Говорят, что зимой двор вообще превращается в зону риска. Тонкие канатики ограждения прячутся в сугробах, и народ бьет носы и ломает конечности. Особенно дети, не знакомые со спецификой местности и пытающиеся добраться до горки наикратчайшим путем. Взрослых же подстерегают другие неприятности. Стилизованные мостики покрываются коркой льда. Подъем у них, конечно, небольшой, но при определенных обстоятельствах можно навернуться так, что мало не покажется.
Детская площадка, которую добрые дяди-дизайнеры все-таки оставили подрастающему поколению, вызывает только возмущение дворовых аборигенов. На крохотном пятачке втиснуты миниатюрная горка, песочница, куда не пускают малышей, поскольку она превратилась в отхожее место для домашних животных, и почти сломанные пружины-качели. Из всего этого изобилия детвора в возрасте от трех до шести лет пользуется только горкой. И то, как говорят, очередь прокатиться приходится занимать чуть ли не с утра. Тинейджерам энергию девать вообще некуда. В соседние дворы, где еще сохранились спортивные площадки, не пойдешь – там своя молодежь. Родители уверяют, что в близлежащих окрестностях нет ни одного доступного по цене и удобного по расположению подросткового клуба. Остаются или Московский парк Победы, или соблазны в виде двух кафе ресторанного типа, располагающиеся прямо во дворе.
Местные жители уверяют, что многочисленные скамеечки вечером и ночью оккупируют наркоманы, бомжи и недоперепившие клиенты кафе. Их привлекают не только сидячие места: в торце одного из домов обосновалась круглосуточно работающая аптека. Периодически кто-нибудь из жильцов натыкается на валяющиеся шприцы или становится свидетелем драки нищих за мусорный бачок.
Но самое смешное и одновременно грустное в этой истории то, что за весь этот претенциозный, но неудобный дизайн вынуждены платить сами обитатели трех домов.
Вообще-то это наводит на определенные размышления. А не стоит ли хотя бы спрашивать горожан, каким они хотели бы видеть свой собственный двор? Коль скоро содержать его будут на деньги жильцов, а не на государственный счет. Ведь программа благоустройства дворов в городе набирает обороты.
<z>Фтот Льва Мельникова</z>
Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен