Корейские друзья маршала Язова

Глава КНДР Ким Чен Ын прислал телеграмму с соболезнованиями на похороны Дмитрия Язова, назвав его «нашим близким товарищем, другом». Последний маршал СССР не раз бывал в Пхеньяне, смотрел парад с Ким Ир Сеном, рыбачил и пил водку с Ким Чен Иром, а также высоко ценил страну чучхе и её армию.
 
 
Скончавшийся на прошлой неделе маршал Дмитрий Язов был фигурой исторического и международного масштаба, что называется, по должности. С одной стороны, в бытность министром обороны СССР он общался с ведущими мировыми политиками Джорджем Бушем-старшим, Маргарет Тэтчер, Цзян Цзэминем и другими. Был награждён орденами стран социалистического лагеря: Кубы (где служил во время Карибского кризиса), ГДР, Чехословакии, Монголии, а также Сирии и даже независимого Казахстана.
С другой, в независимой Литве он был приговорен к 10 годам лишения свободы по делу о событиях 13 января 1991 года. А в независимом Азербайджане националисты радовались смерти Язова, поминая беспорядки 20 января 1990 года. Эти, в общем-то робкие и неуклюжие попытки пресечь местечковый сепаратизм и национализм, сохранить расползающееся государство, как и последовавшее создание ГКЧП, успеха не возымели.
В России тоже всё складывается непросто. Конечно, уже никто не обвиняет последнего маршала империи в «государственной измене», как в 1991 году. Наоборот, многие сегодня критикуют его как раз за то, что не стал арестовывать в те дни Михаила Горбачева и Бориса Ельцина. Однако вряд ли можно отрицать, что Дмитрий Тимофеевич остался верен себе: предателем и перевертышем он не был. И странно выглядит, когда посетивший Язова за три недели до смерти министр обороны Сергей Шойгу вручил ему орден «За заслуги перед Отечеством» третьей степени. Такую же имеет, скажем, бывший пресс-секретарь бывшего премьера Дмитрия Медведева Наталья Тимакова. А первой степени (как экс-президент Франции Жак Ширак или давний приятель Владимира Путина Михаил Ковальчук) старый фронтовик, выходит, не заслужил.
Однако есть страны, где верность принципам ценят и по сей день. И в этой связи стоит вспомнить об особых отношениях товарища Язова с мангендэской семьёй руководителями Северной Кореи.

«Истребитель зашел в хвост»


Назначение генерала армии Язова в 1984 году командующим войсками Дальневосточного военного округа совпало с позитивными переменами в советско-северокорейских отношениях. После критики «культа личности» Иосифа Сталина в СССР две социалистические страны не особенно дружили между собой. Бонзы КПСС, вроде партийного идеолога Михаила Суслова, критиковали идеи чучхе и особенно не нравилось им продвижение Ким Чен Ира в качестве преемника вождя. Северокорейцы в свою очередь были недовольны разрядкой между Союзом и странами Запада, критиковали советский «ревизионизм» и «войнофобию».
Однако после взаимного бойкота США и СССР Олимпиад в Москве и Лос-Анжелесе, а также гибели над советской территорией южнокорейского «боинга», в Кремле вспомнили о дальневосточном союзнике и решили активизировать контакты. По инициативе министра обороны Дмитрия Устинова Ким Ир Сена пригласили в Москву. В 1984 году он проехал на поезде через всю страну до советской столицы, где провёл переговоры с генсеком Константином Черненко.
В дни 40-летия освобождения Кореи в августе 1985 года состоялся ответный визит. В Пхеньян поехала советская делегация, в которую входили высокопоставленные гражданские и военные чины: глава Азербайджана Гейдар Алиев, маршал Василий Петров, летчик-ас и маршал авиации Евгений Савицкий, вице-адмирал Николай Ясаков, генералы Валентин Варенников, Дмитрий Волкогонов и Дмитрий Язов.
Советские товарищи посетили парад войск пхеньянского гарнизона и массовое факельное шествие. «Даже лучше чем в Баку»,  пошутил Алиев. Но какой там Баку! В СССР ничего подобного не было. И сегодня идеальная симметрия проходящих по площади Ким Ир Сена колонн, чеканный строевой шаг, боевые марши оставляют завораживающее впечатление. Это многолетне отрепетированное и доведённое до совершенства действо в КНДР не имеет аналогов в мире. Естественно, на советских военных сталинской выучки это произвело сильнейшее впечатление.
Делегацию принял лично Ким Ир Сен, который носил во время Великой Отечественной войны погоны капитана РККА и с теплотой относился к бывшим фронтовикам. Тем более что в её составе был Яков Новиченко  сибирский крестьянин и советский сержант, который в далеком 1946 году спас жизнь восходящему Солнцу нации, накрыв собой брошенную в него во время митинга гранату. Новиченко получил звание героя КНДР, стал живым символом русско-корейской дружбы и его ещё много раз пышно встречали в Пхеньяне с многочисленной семьей.
Ким Чен Ир же сопровождал советских товарищей на рыбалку в море. Летчик Савицкий тогда умудрился поймать окуня за хвост. «Истребитель зашел в хвост!» шутил молодой руководитель. Наловив окуней, сели обсуждать на скалах у костерка под уху проблемы мира и социализма.

Цветы для пятна на лбу Горбачева


А в ходе массовых гимнастических выступлений на самом большом в мире стадионе имени 1 мая дети образовали портреты Ким Ир Сена и Горбачева из живых цветов. Язов потом вспоминал, как тот живо интересовался, из каких цветов было выложено пятно на голове. «Пожалуй, это был единственный случай, когда портрет Горбачева выложили цветами»,  написал маршал в мемуарах. Портрет генсека в цветах был призван показать уважение к лидеру СССР и его новому курсу. А перестройку Ким Ир Сен сперва счёл хитрой тактической уловкой.

«Горбачев предпринимает важные внешнеполитические акции. Мы приветствуем их, – говорил он министру иностранных дел СССР Эдуарду Шеварднадзе во время его визита в Пхеньян в 1986 году. – Очень хорошо, что вы возобновили диалог с Японией. Если удастся нейтрализовать её – мы стабилизируем положение в Азии. В вашей партии отказались от политики закрытых дверей и пошли на открытый диалог с противником. У нас есть пословица: если хочешь добить тигрят, надо идти в логово тигра. Вы идёте в логово тигра, чтобы добить там тигрят».

В общем, Ким переоценил Горбачева: того неудержимо влекло в объятья мировых лидеров, и это был не хитрый план, а капитуляция. Зря цветами портрет выкладывали...
Ну а Язова перестройка вынесла на самый верх власти. Накануне поездки в Японию генсек остановился в Хабаровске, где проехал по объектам Дальневосточного округа. Приглядевшись к командующему, он решил сделать на него ставку: старая гвардия в армейском руководстве насторожённо относилась к Горбачеву и его реформам, и советскому лидеру требовался человек со стороны. В 1987 году Дмитрий Тимофеевич стал министром обороны СССР.

Так предавали Эрика Хонеккера


«Язов Заставит Офицеров Воевать»  так расшифровывали его фамилию в войсках. Заставить воевать, как известно, не получилось. Скорее торговать, в том числе оружием, и впахивать на разных подсобных работах, чем промышляли и офицеры, и солдаты в период распада СССР и создания новой России, чтобы банально выжить. Это не вина Язова, такова была общая ситуация в стране.
Яркой иллюстрацией к бардаку и раздраю, исходящих с самого верха, является история с предательством бывшего главы ГДР Эрика Хонеккера, старого коммуниста, аккуратно критиковавшего горбачевские перемены. После объединения страны его обвинили в измене родине и уничтожении ряда перебежчиков из Восточной Германии в Западную через берлинскую стену. Хонеккер лёг в советский военный госпиталь и затем с санкции Язова 13 марта 1991 года был вывезен в СССР, где запросил политическое убежище. Горбачев сперва называл его своим дорогим гостем, однако вскоре начал колебаться. Министр обороны, говорят, протестовал категорически. Однако в ноябре Хонеккеру в убежище отказали.
Принять его выразили готовность в Северной Корее. Ким Ир Сен, который родился с Хонеккером в одном году и хорошо знал его, готов был выслать самолет. Но отмашки с советской стороны не последовало. В итоге тот укрылся в посольстве Чили и через некоторое время был выдан германским властям.

«Россияне... намереваются зарабатывать деньги за счёт Хонеккера, лидера бывшей демократической Германии, который сейчас лечится в Москве, – возмущался Ким Ир Сен. Слышать это больно. Что можно сказать, видя, как, соблазняясь не столь уж тугим кошельком с долларами, продают товарища? Беспокоюсь о его судьбе. Страна погибла – и людям тоже суждена горькая участь».
Маршал Язов, уже сидевший после провала ГКЧП в камере СИЗО Лефортово, такие мысли безусловно разделял.

Рюмка водки в корейском бронепоезде


Дмитрий Тимофеевич отсидел два года, затем был выпущен на свободу и амнистирован. Поправлять здоровье в Пхеньян его пригласил Ким Чен Ир. Язов побывал в Северной Корее в 1995-ом и 1998-ом годах. Это были сложнейшие времена так называемого «Трудного похода», когда распад традиционных связей, международные санкции и природные бедствия привели к голоду в стране. Отношения с Россией были на точке заморозки: Борис Ельцин и слышать ничего не хотел про бывшего союзника. Поэтому в пхеньянском цирке ставились номера про бедственную жизнь пенсионеров в России, а коммунистам в лице Виктора Анпилова корейские товарищи оказывали помощь, надеясь на скорую революцию в Москве.
Ну и Язова принимали естественно по высшему разряду.
После провала в 90-е годы, отношения вновь стали налаживаться с приходом к власти Владимира Путина. Президент съездил в Пхеньян, затем Ким Чен Ир нанёс два ответных визита в Россию, как и отец, на поезде. В 2002-ом году доехал даже до Москвы и Санкт-Петербурга. Язова он пригласил как почётного гостя в свой вагон. О том, как это было, маршал рассказывал в интервью «Комсомольской правде»:

– Захожу. Обнялись. Пригласил к столу. Он, кстати, неплохо по-русски говорит.
– Что на столе было?
И зачем вам это надо! Да всякое было. Было что и выпить, и закусить. Все корейские блюда. Капуста там, морские гребешки, рыбы всякие, салаты, грибы... Мне они особенно понравились.
– Ну, а все-таки, что для настроения принимали? 
– Что-что! Я, например, водки шарахнул. Ленинградской. Хорошая водка. Ким уже, наверное, мои вкусы знает. Я водку предпочитаю. А Ким пил французское вино. Тоже, конечно, хорошее. Пили, закусывали, вспоминали былые встречи, обменивались мнениями, обсуждали кое-какие вопросы...

Тогда либеральная пресса много возмущалась и иронизировала по поводу визита: и электрички-де по маршруту движения поезда задерживались, и вообще зачем иметь дело с «мировой холерой»... Язов отвечал, мол, нечего слушать либералов. Северная Корея  наш важный стратегический союзник. За словом в карман он вообще не лез, особенно по отношению к прогрессивной общественности. Например, её кумиров Елену Боннэр и Галину Старовойтову называл «кладбищенскими воронами» и «трупоедками».
Дмитрию Тимофеевичу Язову было суждено пережить и Ким Ир Сена, и Ким Чен Ира. Однако же от их сына и внука Ким Чен Ына принесли венок на похороны, а в телеграмме с соболезнованиями сказано:

«Товарищ Язов был известным военно-политическим деятелем, подлинным патриотом и образцом ветеранов, который в раннем возрасте вступил в армию, принял участие в священной отечественной войне против фашистских германских агрессоров и совершил подвиг, также самоотверженно служил укреплению обороноспособности страны. Товарищ Язов с искренним почтением и благоговением относился к великому вождю корейского народа товарищу Ким Чен Иру и внёс большой вклад в укрепление чувства дружбы между народами двух стран – КНДР и РФ».

И не поспоришь.

Андрей Дмитриев, «Конкретно.ру», фото из открытых источников


Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен