Ветераны в норме

 

- С праздником! - такими словами встретил журналистов «Новой» 85-летний Юрий Марков, участник Великой Отечественной войны, инвалид I группы, и объяснил: - Скоро День Победы… 
Жизнь фронтовика, и без того уже небогатая на события, теперь и вовсе ограничивается четырьмя стенами его 11-метровой комнаты. Не то что прогулка во дворе дома, даже балкон - в пяти шагах от постели - стал для него недосягаем. А тем более тесная, но уютная, вмещающая всю семью из пяти человек, 6-метровая кухня и в конце коридора совмещенный санузел. Сейчас на расстоянии вытянутой руки от инвалида - стакан с водой и лекарства на экстренный случай, около кровати - горшок и телефон. 
Такой его жизни чуть больше месяца, и Юрий Васильевич к ней еще не привык. Когда ему нужно принимать таблетки, наполнить стакан водой или воспользоваться горшком (ничего этого без посторонней помощи сделать старик не может), он вынужден звать дочку или зятя. Зовет и плачет от своей беспомощности. Беспомощным он не был никогда. 
- Гулял каждый день, пусть с палочкой, но в любую погоду и подолгу. Мог даже в магазин за покупками сходить, - рассказывает дочь ветерана Зинаида. 
Инсульт скосил Юрия Маркова после визита в районную администрацию. Он слег - не тогда, когда с осени 1941-го до зимы 1942-го, пешком, в грузовых поездах и на попутках, перебиваясь подачками и гнилой картошкой, проделал путь из одного конца страны в другой, не когда в 1944-м, сбитый фашистским самолетом, тонул в Баренцевом море, не когда после победы в 1945-м вместе с освободительными войсками дошел до Северной Кореи. Нет. Все это Юрий Васильевич перенес. А вот один-единственный разговор с чиновниками не выдержал… 
Война разлучила в то время 16-летнего Юру с матерью и отцом. Летом 1941-го из Ленинграда, где он родился и окончил школу, родители отправили сына в эвакуацию - в город Вышний Волочек Тверской области. 
- А осенью того же года, - добавляет Юрий Васильевич, - поскольку батя работал на военном заводе, их самих перевели в Свердловск. Так мы и расстались… 
Но вскоре война дошла и до Вышнего Волочка. Марков говорит, что до сих пор помнит черты лица немецкого летчика, сбрасывавшего бомбы на детей, прятавшихся в поле. 
- Несколько месяцев я попартизанил, - продолжает ветеран, - а потом подался к родным в Свердловск. Пешком, на попутках, в грузовых поездах - по-всякому бывало. Ел что придется, гнилую картошку считал за счастье, часто есть было совсем нечего. Добирался полгода. Только зимой 1942-го, больной, уставший, истощенный, наконец увидел близких. 17-летнего Юру взяли токарем на отцовский завод - точить снаряды для катюш. А еще через год - зимой 1943-го - он сбежал на фронт. 
- Никому ничего не сказал, - Юрий Васильевич знал, что его не отпустят. - После ночной смены взял вещи, сел в поезд. У меня бронь была, но какая бронь - когда идет война?.. Начинал воевать рядовым, затем сержантом, старшим сержантом, боцманом. Лишь после победы мне исполнилось двадцать лет. 
В военные же годы, окончив училище, Юрий Марков служил в морской авиации. Его штурмовой авиационный полк вел бои повсюду - от Мурманска до Дальнего Востока. 
- У нас в морской авиации существовала традиция, - вспоминает бывший летчик: - как полк потопит корабль врага - в столовой на ужин поросенок. 
После победы, в 1945-м, с освободительными войсками ленинградец побывал в Северной Корее и Японии. Среди десятков его медалей и орденов есть редкая - «За освобождение Северной Кореи». 
- Много у меня было хороших фронтовых друзей, - вздыхает ветеран. - Еще в прошлом году мы с ними встречались накануне 9 Мая. А сегодня из моих однополчан только двое остались живы: я и товарищ в Москве - Николай Николаевич Блинов. 
О том, что оставшиеся в живых и нуждающиеся в улучшении жилищных условий участники и инвалиды войны должны быть обеспечены жильем за счет бюджета до 1 мая 2010 года, Юрий Марков услышал по телевизору. Задумался о себе… 
В 1960 году Юрий Васильевич с женой и тремя детьми въехал в двухкомнатную хрущевку на Гранитной улице (окраина Петербурга - в десяти метрах от дома пролегает железная дорога). Общая площадь «хором» - 46 кв. метров. Жилая - две комнаты площадью 19 и 11 кв. метров. Сейчас одну из них (ту, что поменьше) занимает сам Юрий Марков, вторую - его младшая дочь Зинаида с мужем, а 28-летний внук ветерана с невестой каждый вечер ищут себе угол. 
- Обычно сын ставит себе раскладушку в нашей комнате, - Зинаида Юрьевна растолковывает мне, как все умещаются здесь, - а невеста уезжает спать к родственникам, больше некуда, в папиной комнате все место занимает его кровать и мебельная стенка, между ними даже трудно пройти. 
Три поколения выросло в этих стенах. Три семьи ютятся тут и поныне. Однако с точки зрения петербургских чиновников, имеющейся площади фронтовику и его близким хватает с излишком. 
Летом прошлого года дочь участника войны взялась собирать документы, необходимые для подачи заявления на улучшение жилищных условий. 
- Это ужас! - делится впечатлениями женщина. - Бумаги всякие нужно доставать в разных местах. Везде стоять в очередях. И все их не сразу получаешь, а сначала заказываешь и ждешь. Потом еще раз за ними приходишь. Если бы дед сам всюду ходил - то он бы там и умер в очередях. Лишь в ЖЭКе я выбивала справки целый месяц. Только к январю 2010 года умудрилась собрать полный пакет документов. 
Юрий Васильевич в решении квартирного вопроса поучаствовал всего один раз - сходил в районную администрацию, чтобы спросить: есть у него шанс получить жилье побольше или нет? 
- Сперва папа вернулся и ничего нам не рассказывал. Только лежал, плакал и твердил: «Нам ничего не дадут», - говорит Зинаида Юрьевна. - Потом смотрю: ему все хуже и хуже делается, нервничает, не ест, вставать перестал… 
Через несколько недель Юрий Васильевич поведал родным о том, как его встретили в жилищном комитете района. 
- С порога накричали: «Зачем приперся?» - дедушка начинает заикаться и рыдать. - Я же не просил новую квартиру, а только чтобы места побольше, чтобы могли рядом жить дети и внуки. А они: «Ничего вам не положено! У вас излишки…» Как же так? Я же воевал… И Медведев, и Путин сказали: «Улучшить! Каждому ветерану - 36 квадратных метров…» 
Зинаида с валокордином в руках успокаивает отца: 
- Дед, тихо. Хватит. Не переживай… 
15 февраля из администрации Красногвардейского района действительно пришел отказ. Чиновники разделили общую (а не жилую!) площадь квартиры Марковых (46 кв. метров) на проживающих в ней пятерых жильцов, вышло 9,2 кв. метра на человека. Нуждающимся Юрия Васильевича признали бы, только если у него имелось бы меньше 9 кв. метров за душой. А так - надеяться не на что. 
1 марта из-за переживаний у Юрия Маркова случился инсульт. Парализовало всю левую сторону. 
- До конца февраля папа еще выходил на улицу, а после инсульта - не может на ноги встать. Для того чтобы сесть на кровати, ему требуется чья-то помощь. Я понимаю, - кивает головой Зинаида Юрьевна, - нам прислали отписку. Отказали по формальным признакам. Но мой отец - участник войны, ветеран боевых действий, и я не верю, что это справедливый отказ. 
С марта Юрий Васильевич просит дочь написать о том, как его обидели, президенту России Дмитрию Медведеву. 
- Пусть узнает, что происходит на самом деле, - объясняет мне фронтовик. - Я только очень боюсь: вдруг письмо не дойдет. Не подскажете, - неожиданно спохватывается он, - может, надо кому-то заплатить, чтобы дошло? Я сегодня пенсию получил, я могу… 
Нина Петлякова, "Новая газета в Санкт-Петербурге"
Фото Михаила Масленникова
Прямая речь 
Сергей ОРЛОВ, заместитель главы администрации Красногвардейского района Петербурга: 
- Мы рассмотрели заявление Юрия Маркова о принятии семьи на учет как нуждающейся в улучшении жилищных условий. Однако учетная норма площади жилого помещения на одного человека в Санкт-Петербурге составляет 9 квадратных метров для проживающих в отдельных квартирах и жилых домах. А семья Юрия Маркова занимает двухкомнатную квартиру общей площадью 46 кв. метров. То есть жилищная обеспеченность на каждого члена семьи - более установленной нормы. А значит, правовых оснований для приема семьи на учет нуждающихся в улучшении жилищных условий не имеется. 
Досье «Новой» 
1 апреля прокуратура Петербурга провела горячую линию по вопросу соблюдения жилищных прав ветеранов Великой Отечественной войны при постановке на учет нуждающихся в жилых помещениях и предоставлении жилых помещений в соответствии с Указом Президента РФ от 07.05.2008 года и поправками к нему от 21 декабря 2009 г. По итогам горячей линии в Городскую прокуратуру поступило 83 обращения граждан, по 57 из них в настоящее время ведутся проверки. 
Комментарии экспертов 
Максим ГАФАРОВ (www.mgafarov.ru), адвокат: 
- Согласно статье 90 Конституции РФ, указы президента обязательны к исполнению на всей территории России, если они не противоречат Конституции РФ и федеральным законам. Государственная Дума не регулировала и не могла регулировать вопросы постановки в очередь нуждающихся в улучшении жилищных условий в Петербурге. Местное законодательство (в соответствии с которым органы исполнительной власти в Петербурге определяют критерии для нуждающихся) не имеет никакого отношения к федеральному законодательству и не может его ограничивать. Согласно Конституции РФ, местная власть не вправе каким-либо образом усекать или не исполнять указы президента. 
Если на эти цели выделялись деньги из федерального бюджета, Жилищный комитет Петербурга является обычным исполнителем и не имеет права каким-либо образом урезать указ. Чиновникам приказали, дали деньги - выполняйте. Не более того. 
Владислав ЛАПИНСКИЙ, адвокат: 
- Если исходить из того принципа, что закон обратной силы не имеет (а я полагаю, именно так правильно согласно Конституции РФ), если это специально не оговорено в законе, и кроме того, не имеет такой силы закон, ухудшающий права граждан, тем более социальные права, то все без исключения лица, которые стояли в очереди на момент издания указа, имеют право получить жилье. На то, что закон не может иметь обратной силы, неоднократно указывал Конституционный суд РФ. 
Вместе с тем в России сейчас наметилась тенденция отступления от этого принципа, и Конституционный суд РФ не раз уже по тем или иным конкретным поводам указывал, что принцип невозможности придания обратной силы не применяется. В том числе были подобные прецеденты и в Петербурге. Если исходить из того, что судебное толкование закона имеет приоритет, то могут оказаться правы чиновники. Правда, не знаю: решатся ли суды выносить отказные решения ко Дню Победы - слишком громкий будет резонанс. Надо пробовать судиться. 
Справка «Новой» 
7 мая 2008 года Президент РФ Дмитрий Медведев подписал указ № 714 «Об обеспечении жильем ветеранов Великой Отечественной войны 1941–1945 годов». На тот момент - т. е. на 1 мая 2008 года - в Санкт-Петербурге в очереди на улучшение жилищных условий числилось 17 547 семей ветеранов и блокадников. К 1 июня 2008 года их осталось уже на 10 тысяч меньше - 7277. Как выяснилось, Жилищный комитет Петербурга провел т. н. актуализацию списка. К указу президента петербургские чиновники добавили свои критерии. В частности, из очереди решили исключить тех, кто имеет регистрацию в Петербурге меньше 10 лет (ссылаясь на городской закон № 407-65 от 19.07.2005 года), а также тех, у кого есть 9 квадратных метров общей площади в квартире и 15 квадратных метров в коммуналке (в соответствии с законом Петербурга № 409-61 от 28.07.2004 года). 
Теперь в Смольном с уверенностью говорят о том, что к 1 мая 2010 года город найдет 7277 квартир для блокадников, инвалидов и участников Великой Отечественной войны.

- С праздником! - такими словами встретил журналистов «Новой» 85-летний Юрий Марков, участник Великой Отечественной войны, инвалид I группы, и объяснил: - Скоро День Победы… 


Жизнь фронтовика, и без того уже небогатая на события, теперь и вовсе ограничивается четырьмя стенами его 11-метровой комнаты. Не то что прогулка во дворе дома, даже балкон - в пяти шагах от постели - стал для него недосягаем. А тем более тесная, но уютная, вмещающая всю семью из пяти человек, 6-метровая кухня и в конце коридора совмещенный санузел. Сейчас на расстоянии вытянутой руки от инвалида - стакан с водой и лекарства на экстренный случай, около кровати - горшок и телефон. 


Такой его жизни чуть больше месяца, и Юрий Васильевич к ней еще не привык. Когда ему нужно принимать таблетки, наполнить стакан водой или воспользоваться горшком (ничего этого без посторонней помощи сделать старик не может), он вынужден звать дочку или зятя. Зовет и плачет от своей беспомощности. Беспомощным он не был никогда. 


- Гулял каждый день, пусть с палочкой, но в любую погоду и подолгу. Мог даже в магазин за покупками сходить, - рассказывает дочь ветерана Зинаида. 


Инсульт скосил Юрия Маркова после визита в районную администрацию. Он слег - не тогда, когда с осени 1941-го до зимы 1942-го, пешком, в грузовых поездах и на попутках, перебиваясь подачками и гнилой картошкой, проделал путь из одного конца страны в другой, не когда в 1944-м, сбитый фашистским самолетом, тонул в Баренцевом море, не когда после победы в 1945-м вместе с освободительными войсками дошел до Северной Кореи. Нет. Все это Юрий Васильевич перенес. А вот один-единственный разговор с чиновниками не выдержал… 


Война разлучила в то время 16-летнего Юру с матерью и отцом. Летом 1941-го из Ленинграда, где он родился и окончил школу, родители отправили сына в эвакуацию - в город Вышний Волочек Тверской области. 


- А осенью того же года, - добавляет Юрий Васильевич, - поскольку батя работал на военном заводе, их самих перевели в Свердловск. Так мы и расстались… 


Но вскоре война дошла и до Вышнего Волочка. Марков говорит, что до сих пор помнит черты лица немецкого летчика, сбрасывавшего бомбы на детей, прятавшихся в поле. 


- Несколько месяцев я попартизанил, - продолжает ветеран, - а потом подался к родным в Свердловск. Пешком, на попутках, в грузовых поездах - по-всякому бывало. Ел что придется, гнилую картошку считал за счастье, часто есть было совсем нечего. Добирался полгода. Только зимой 1942-го, больной, уставший, истощенный, наконец увидел близких. 17-летнего Юру взяли токарем на отцовский завод - точить снаряды для катюш. А еще через год - зимой 1943-го - он сбежал на фронт. 


- Никому ничего не сказал, - Юрий Васильевич знал, что его не отпустят. - После ночной смены взял вещи, сел в поезд. У меня бронь была, но какая бронь - когда идет война?.. Начинал воевать рядовым, затем сержантом, старшим сержантом, боцманом. Лишь после победы мне исполнилось двадцать лет. 


В военные же годы, окончив училище, Юрий Марков служил в морской авиации. Его штурмовой авиационный полк вел бои повсюду - от Мурманска до Дальнего Востока.

 
- У нас в морской авиации существовала традиция, - вспоминает бывший летчик: - как полк потопит корабль врага - в столовой на ужин поросенок. 


После победы, в 1945-м, с освободительными войсками ленинградец побывал в Северной Корее и Японии. Среди десятков его медалей и орденов есть редкая - «За освобождение Северной Кореи». 


- Много у меня было хороших фронтовых друзей, - вздыхает ветеран. - Еще в прошлом году мы с ними встречались накануне 9 Мая. А сегодня из моих однополчан только двое остались живы: я и товарищ в Москве - Николай Николаевич Блинов. 


О том, что оставшиеся в живых и нуждающиеся в улучшении жилищных условий участники и инвалиды войны должны быть обеспечены жильем за счет бюджета до 1 мая 2010 года, Юрий Марков услышал по телевизору. Задумался о себе… 


В 1960 году Юрий Васильевич с женой и тремя детьми въехал в двухкомнатную хрущевку на Гранитной улице (окраина Петербурга - в десяти метрах от дома пролегает железная дорога). Общая площадь «хором» - 46 кв. метров. Жилая - две комнаты площадью 19 и 11 кв. метров. Сейчас одну из них (ту, что поменьше) занимает сам Юрий Марков, вторую - его младшая дочь Зинаида с мужем, а 28-летний внук ветерана с невестой каждый вечер ищут себе угол. 


- Обычно сын ставит себе раскладушку в нашей комнате, - Зинаида Юрьевна растолковывает мне, как все умещаются здесь, - а невеста уезжает спать к родственникам, больше некуда, в папиной комнате все место занимает его кровать и мебельная стенка, между ними даже трудно пройти. 


Три поколения выросло в этих стенах. Три семьи ютятся тут и поныне. Однако с точки зрения петербургских чиновников, имеющейся площади фронтовику и его близким хватает с излишком. 


Летом прошлого года дочь участника войны взялась собирать документы, необходимые для подачи заявления на улучшение жилищных условий. 


- Это ужас! - делится впечатлениями женщина. - Бумаги всякие нужно доставать в разных местах. Везде стоять в очередях. И все их не сразу получаешь, а сначала заказываешь и ждешь. Потом еще раз за ними приходишь. Если бы дед сам всюду ходил - то он бы там и умер в очередях. Лишь в ЖЭКе я выбивала справки целый месяц. Только к январю 2010 года умудрилась собрать полный пакет документов. 
Юрий Васильевич в решении квартирного вопроса поучаствовал всего один раз - сходил в районную администрацию, чтобы спросить: есть у него шанс получить жилье побольше или нет? 


- Сперва папа вернулся и ничего нам не рассказывал. Только лежал, плакал и твердил: «Нам ничего не дадут», - говорит Зинаида Юрьевна. - Потом смотрю: ему все хуже и хуже делается, нервничает, не ест, вставать перестал… 


Через несколько недель Юрий Васильевич поведал родным о том, как его встретили в жилищном комитете района. 


- С порога накричали: «Зачем приперся?» - дедушка начинает заикаться и рыдать. - Я же не просил новую квартиру, а только чтобы места побольше, чтобы могли рядом жить дети и внуки. А они: «Ничего вам не положено! У вас излишки…» Как же так? Я же воевал… И Медведев, и Путин сказали: «Улучшить! Каждому ветерану - 36 квадратных метров…» 


Зинаида с валокордином в руках успокаивает отца: 


- Дед, тихо. Хватит. Не переживай… 


15 февраля из администрации Красногвардейского района действительно пришел отказ. Чиновники разделили общую (а не жилую!) площадь квартиры Марковых (46 кв. метров) на проживающих в ней пятерых жильцов, вышло 9,2 кв. метра на человека. Нуждающимся Юрия Васильевича признали бы, только если у него имелось бы меньше 9 кв. метров за душой. А так - надеяться не на что. 
1 марта из-за переживаний у Юрия Маркова случился инсульт. Парализовало всю левую сторону. 


- До конца февраля папа еще выходил на улицу, а после инсульта - не может на ноги встать. Для того чтобы сесть на кровати, ему требуется чья-то помощь. Я понимаю, - кивает головой Зинаида Юрьевна, - нам прислали отписку. Отказали по формальным признакам. Но мой отец - участник войны, ветеран боевых действий, и я не верю, что это справедливый отказ. 


С марта Юрий Васильевич просит дочь написать о том, как его обидели, президенту России Дмитрию Медведеву. 
- Пусть узнает, что происходит на самом деле, - объясняет мне фронтовик. - Я только очень боюсь: вдруг письмо не дойдет. Не подскажете, - неожиданно спохватывается он, - может, надо кому-то заплатить, чтобы дошло? Я сегодня пенсию получил, я могу… 

 

    Нина Петлякова, "Новая газета в Санкт-Петербурге"    

    Фото Михаила Масленникова

Прямая речь 


    Сергей ОРЛОВ,

заместитель главы администрации Красногвардейского района Петербурга: 


- Мы рассмотрели заявление Юрия Маркова о принятии семьи на учет как нуждающейся в улучшении жилищных условий. Однако учетная норма площади жилого помещения на одного человека в Санкт-Петербурге составляет 9 квадратных метров для проживающих в отдельных квартирах и жилых домах. А семья Юрия Маркова занимает двухкомнатную квартиру общей площадью 46 кв. метров. То есть жилищная обеспеченность на каждого члена семьи - более установленной нормы. А значит, правовых оснований для приема семьи на учет нуждающихся в улучшении жилищных условий не имеется. 


    Досье «Новой» 
1 апреля прокуратура Петербурга провела горячую линию по вопросу соблюдения жилищных прав ветеранов Великой Отечественной войны при постановке на учет нуждающихся в жилых помещениях и предоставлении жилых помещений в соответствии с Указом Президента РФ от 07.05.2008 года и поправками к нему от 21 декабря 2009 г. По итогам горячей линии в Городскую прокуратуру поступило 83 обращения граждан, по 57 из них в настоящее время ведутся проверки. 
Комментарии экспертов 


    Максим ГАФАРОВ (www.mgafarov.ru), адвокат: 
- Согласно статье 90 Конституции РФ, указы президента обязательны к исполнению на всей территории России, если они не противоречат Конституции РФ и федеральным законам. Государственная Дума не регулировала и не могла регулировать вопросы постановки в очередь нуждающихся в улучшении жилищных условий в Петербурге. Местное законодательство (в соответствии с которым органы исполнительной власти в Петербурге определяют критерии для нуждающихся) не имеет никакого отношения к федеральному законодательству и не может его ограничивать. Согласно Конституции РФ, местная власть не вправе каким-либо образом усекать или не исполнять указы президента. 

Если на эти цели выделялись деньги из федерального бюджета, Жилищный комитет Петербурга является обычным исполнителем и не имеет права каким-либо образом урезать указ. Чиновникам приказали, дали деньги - выполняйте. Не более того. 


    Владислав ЛАПИНСКИЙ, адвокат: 
- Если исходить из того принципа, что закон обратной силы не имеет (а я полагаю, именно так правильно согласно Конституции РФ), если это специально не оговорено в законе, и кроме того, не имеет такой силы закон, ухудшающий права граждан, тем более социальные права, то все без исключения лица, которые стояли в очереди на момент издания указа, имеют право получить жилье. На то, что закон не может иметь обратной силы, неоднократно указывал Конституционный суд РФ. 
Вместе с тем в России сейчас наметилась тенденция отступления от этого принципа, и Конституционный суд РФ не раз уже по тем или иным конкретным поводам указывал, что принцип невозможности придания обратной силы не применяется. В том числе были подобные прецеденты и в Петербурге. Если исходить из того, что судебное толкование закона имеет приоритет, то могут оказаться правы чиновники. Правда, не знаю: решатся ли суды выносить отказные решения ко Дню Победы - слишком громкий будет резонанс. Надо пробовать судиться. 


    Справка «Новой» 
7 мая 2008 года Президент РФ Дмитрий Медведев подписал указ № 714 «Об обеспечении жильем ветеранов Великой Отечественной войны 1941–1945 годов». На тот момент - т. е. на 1 мая 2008 года - в Санкт-Петербурге в очереди на улучшение жилищных условий числилось 17 547 семей ветеранов и блокадников. К 1 июня 2008 года их осталось уже на 10 тысяч меньше - 7277. Как выяснилось, Жилищный комитет Петербурга провел т. н. актуализацию списка. К указу президента петербургские чиновники добавили свои критерии. В частности, из очереди решили исключить тех, кто имеет регистрацию в Петербурге меньше 10 лет (ссылаясь на городской закон № 407-65 от 19.07.2005 года), а также тех, у кого есть 9 квадратных метров общей площади в квартире и 15 квадратных метров в коммуналке (в соответствии с законом Петербурга № 409-61 от 28.07.2004 года). 
Теперь в Смольном с уверенностью говорят о том, что к 1 мая 2010 года город найдет 7277 квартир для блокадников, инвалидов и участников Великой Отечественной войны.

 

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен