Его забили насмерть

В Ленинградской области продолжают ходить на свободе те, кто месяц назад убивали Сергея Балановича – ветерана войны в Афганистане, вступившегося за свою спутницу. В свидетельстве о смерти ему поспешили выставить не криминальный диагноз – скончался из-за заболевания сердца. Судмедэксперт не заметил ни сильно изуродованного лица, ни выбитых зубов. Правоохранительные органы почему-то «не замечают», что убийц было несколько… 

В деревне Кипень, расположенной на шоссе в Ленинградской области, вблизи от административной границы Санкт-Петербурга, в ночь на 23 мая после ссоры в кафе был сильно избит, и впоследствии скончался 52-летний мужчина. Официальная информация ГУ МВД, гласит, что по подозрению задержаны двое безработных. Тем не менее, уголовное дело, говорится в том же сообщении Главка, возбуждено по статье, предусматривающей ответственность за причинение тяжкого вреда здоровью без каких-либо квалифицирующих признаков – то есть, как если бы потерпевший остался жив, а избивал его лишь один нападавший.

Вопросы без ответа

Знающие люди говорили, что информация о трагедии не сразу попала в официальные сводки. Так в Комитете правопорядка и безопасности Ленинградской области, куда по заверению его представителя стекается информация «обо всех без исключения происшествиях», даже спустя три недели ничего не слышали об инциденте в Кипени. И это тем более странно, поскольку о трагедии в своём эфире рассказывал федеральный «5 канал».


Выяснение обстоятельств этого дела на месте – вскрыло ещё больше вопросов. Подозреваемым по делу проходит лишь один мужчина. И его отпускают под подписку о невыезде. Следователь не может установить связь между избиением и наступлением смерти. Эксперт, производивший исследование трупа, приходит к выводу о смерти по причине болезни, но при этом не имеет на руках никаких медицинских документов погибшего.

Но это только начало. Как выяснил корреспондент «Конкретно.ру», видеозапись избиения попала к следователю только спустя более двух недель, да и то по ходатайству потерпевших. Следователь в отличие от зампрокурора района отчего-то не усматривает на видеозаписи, что погибшего избивает не один, а как минимум двое. Вместо этого полицейский чин назначает в отношении подозреваемого судебно-психиатрическую экспертизу, предполагая, по-видимому, что тот не совсем здоров и не может нести уголовную ответственность за свои действия.

Ветерана войны забили в ресторанной ссоре

Здесь, в Ломоносовском районе Сергей Баланович когда-то окончил среднюю школу, потом пошёл учиться на судового повара. Женился, родилась дочь. Но в 1983 году его всё равно призвали в армию.

Сначала была сержантская учебка под Ашхабадом, а потом – Афганистан. В военном билете указана в/ч 43151. Для служивших на той войне – это 177-й отдельный отряд специального назначения. Афганистан начался для сержанта Балановича с Панджшера, где перед подразделением была поставлена задача во что бы то ни стало выстоять в противостоянии с моджахедами Ахмад Шах Масуда, который пообещал лидерам вооружённой оппозиции, что в ущелье не будет ни одного советского солдата.

За восемь месяцев в Панджшере отряд (более известный как 2-й батальон спецназа) потерял около 40 человек убитыми и покинул ущелье только после того, как Масуд согласился на перемирие. Потом были боевые операции на перевале Саланг, под Каулом, Джелалабадом, в окрестностях Баграма и, наконец, Газни. Там перед спецназом была поставлена задача – охотиться и уничтожать караваны, поставляющие оружие и боеприпасы из Пакистана.

Дослужился Сергей Баланович до командира отделения, был награждён орденом Красной Звезды – в тот период афганской войны рядовой и сержантский состав редко удостаивался таких наград. Вернувшись в родные края, работал на птицефабрике и в охранных предприятиях. Последние полтора десятка лет жил отдельно от официальной супруги и двух дочерей, не оформляя развод. Сыну Сергея от его бывшей гражданской жены Анны Шатохиной в апреле исполнилось 5 лет.


Именно с ней Сергей оказался в роковой для него вечер в кафе «Кипень». Туда пара отправилась отпраздновать примирение. В последнее время взаимоотношения между ветераном и его женщиной были далеки от радужных. Как рассказывает Анна, в кафе к ним практически сразу стала приставать компания, весь вечер выпивавшая в «Кипени». Заметим, что по рассказам местных жителей пьяные разборки здесь не редкость. Это просторное заведение, с неплохим интерьером. В общем, не для сельской местности. А потому в «Кипени» постоянно собирается разношёрстная публика. Говорят, лишние проверки обходят кафе стороной из-за того, что оно якобы записано на супругу кого-то при погонах.

Привязавшаяся к Сергею и Анне компания была завсегдатаями этого кафе. На записи с камеры, расположенной над баром, видно, как около 2.15 ночи у столика, где сидели ветеран войны и его гражданская жена, начинает что-то происходить. Анна встаёт и, говоря по телефону, направляется к выходу. Её догоняет Сергей, что-то спрашивает. Она слегка отталкивает его. Заметно, как её немного шатает. Сергей, в отличие от неё не пьёт, совсем. Как говорят уже около 20 лет.

В 2.16 начинается столкновение, в котором участвует и Анна. Затем Сергей и девушка-бармен (бывшая сотрудница полиции) разводят в стороны друг от друга Анну и как минимум двоих мужчин. Один из них продолжает преследовать гражданскую жену Балановича – Сергей встаёт на пути нападающего, но ему делают подножку. Баланович падает. Анна стремительно бросается на противников. Девушка-бармен продолжает пытаться разнять дерущихся. Затем мужчины, по-видимому, уходят.

Время 2.19. Молодой повар-азиат вышел посмотреть, как пара собирается уходить. Минуты через три этот парень покидает кафе. Камера над входом показывает, как он прохаживается взад-вперёд, а после этого заходит куда-то за угол, откуда тут же на квадроцикле выезжают двое мужчин. Один из них вытаскивает на улицу Сергея, когда тот попытался закрыть дверь и скрыться в кафе. Сергея валят на землю и начинают бить наотмашь руками и пинать ногами по голове. Один раз Балановичу удаётся подняться. Достаётся и Анне, когда она пытается вмешаться, однако сотрудники кафе быстро втаскивают её внутрь.

Сергею на несколько метров отрывается от нападавших. Теперь на записи его практически не видно. Похоже, Балановича снова настигают и избивают лежащего на земле. Один из мужчин два раза отбегает чтобы, по-видимому, что-то принести. Как будут позже утверждать очевидцы, это был нож, который нападавшие пытались вложить в руки Сергею, чтобы представить инцидент как самооборону. Наконец, приезжает ЧОП. К этому моменту нападавшие успевают скрыться.

Местные медики не видят кровь

ЧОПовцы вызвали на место полицию и «скорую». По рассказам друзей Сергея, в больнице к нему отнеслись, как к бомжу. Вроде бы, кто-то сказал медикам, будто привезли пьяного. В приемном покое больницы в Ломоносове Сергей Баланович до 7 утра истекал кровью, пока его не подняли в хирургическое отделение. Да и там, по-видимому, к нему относились, мягко говоря, невнимательно. Когда Сергея уже в 18 часов в пустой палате обнаружила сестра Галина, он был ещё жив. Где-то в обед ей позвонила Анна и рассказала о случившемся.

На допросе Галина поведала следователю, как полчаса тогда бегала по больнице в поисках брата, а затем нашла его в помещении с надписью «Изолятор», где Баланович лежал голый на матрасе без постельного белья. В протоколе допроса отражено, что, по словам Галины, лицо брата было сильно изуродовано, зубов не было, а сам он находился в полубредовом состоянии.

Найдя, наконец, врача, она заставила его убедиться, что брат трезв. В ответ на свои вопросы женщина услышала, что медики сделали всё необходимое, и угрозы жизни нет – мол, имеется трещина в черепе, но головной мозг не затронут. Около 20 часов сестру сменила Анна, которая, наконец, приехала в больницу в сопровождении своего отца. Пока сестра ездила домой, чтобы взять нужные вещи, прошло два часа. За это время Анна с отцом также ушли из больницы.

Приехав обратно, Галина узнала, что её брат скончался. Врачи сказали: «остановилось сердце». Другие пациенты говорили, что когда это произошло, «врачи бегали, и было много крови».

Судмедэксперт Дмитрий Климанов, который проводил исследование трупа и брал все пробы для будущих экспертиз, в свидетельстве о смерти сделал предварительные выводы о том, что смерть произошла от заболевания. Причина смерти – атеросклеротический кардиосклероз. Однако Сергей, по словам родных, никогда не жаловался на сердце, да и вообще, как говорит его законная супруга Надежда Баланович, «был здоров, как бык». В областном Комитете по здравоохранению корреспонденту «Конкретно.ру» сообщили, что это нормальная практика, когда судмедэксперт выносит свой собственный «независимый» диагноз, основываясь в том числе и на визуальном осмотре.

И правосудие – там же?

Как рассказала сестра погибшего Галина, на первой же встрече со следователем Дмитрием Борзовым услышала от него, что ей «лучше нанять адвоката, чтобы знать, назначать ли экспертизу». Женщина узнала, что Борзов возбудил уголовное дело о причинении тяжких телесных повреждений за два часа до того, как Сергей скончался. Формально верно, но следователь отказался признавать, что Сергея избивала группа лиц и то, что он скончался после этого избиения: то есть исключил целых два квалифицирующих признака.

Более того, вопреки сообщениям об угрозах в адрес сестры и гражданской супруги погибшего, Дмитрий Борзов отпустил под подписку о невыезде единственного признанного подозреваемым – Эдуарда Попушой. Тот же, выйдя на свободу на следующий день после гибели Сергея, сразу пошёл снимать побои и писать встречные заявления, в том числе об угрозах, якобы прозвучавших со стороны Анны.

Позже выяснится, что следователь назначил проведение амбулаторной судебно-психиатрической экспертизы подозреваемого. «В связи с тем, что Попушой Э.Г. является гражданином иностранного государства, и следствие не располагает достоверными сведениями о его психическом здоровье, у следствия возникли сомнения во вменяемости подозреваемого», – написал Борзов в постановлении, датированном ещё 1 июня.

Как точно заметила представитель потерпевших Галина Бобкова, если бы следователь не вёл себя в точности как защитник подозреваемого, то постоянная регистрация на территории Республики Молдова послужила бы наоборот надёжным основанием для заключения Эдуарда Попушой под стражу.

В отношении остальных двух мужчин, Максима Техменева и Александра Невмержицкого, которые, по сообщениям очевидцев, участвовали в избиении Сергея, следователь, насколько это известно представителю потерпевших, никаких действий до сих пор не проводит.

Свою истинную натуру Невмержицкий кстати, наглядно продемонстрировал, когда напал на корреспондента «5 канала», который пытался взять у него комментарий. Этот момент, между прочим, вошёл в телевизионный сюжет, показанный в эфире 9 июня. Но самое удивительное, рассказывает дочь Сергея – Мария, состоит в том, что Невмержицкий написал на неё заявление в полицию, о том, что он боится за свою жизнь из-за того, что она якобы распространяет «ВКонтакте» порочащую информацию.

Отстранённые прокуроры…

В этой истории, прежде всего, следует обратить внимание на то, что следователь Борзов упорно не желает переквалифицировать дело по более тяжкой статье. В одно из последних посещений представителя потерпевших он так и говорит, что для переквалификации нужно установить причинно-следственную связь между избиением и наступлением смерти. «Тяжкий вред есть – группы лиц в настоящее время нет. Давайте, мы с вами по квалификации позже поговорим», – удалось услышать автору этих строк фразу следователя, обращённую к представителю потерпевших.

Позже, в тот же день, представитель потерпевших заходила в районную прокуратуру, где уже лежала стопка жалоб потерпевших на бездействие следователя. Жалобы рассмотрели, нужно было забирать ответ – ясное дело, форменную отписку, что мол законно и обоснованно возбудили дело... Но адвоката Бобкову неожиданно пригласили в кабинет заместителя прокурора района Алексея Волошина, человека, который хоть что-то здесь решает.

Прокурор Волошин сообщил ей, что буквально на неделе должны быть готовы результаты экспертизы, и если будет установлена криминальная причина смерти ветерана войны в Афганистане, дело сразу же передадут в Следственный комитет, где его уже «сидят и ждут». А подозреваемому будет избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

«Но почему же одному подозреваемому?» – поинтересовалась адвокат Бобкова. Ведь благодаря стараниям потерпевших следователю, наконец, передали видео с той камеры у входа в кафе, где видно, что Сергея избивали как минимум двое.

На это Алексей Волошин ответствовал, что видео оказалось у него только10 июня (!), после чего прокурор сразу же позвонил начальнице следователя Борзова – Яне Забировой. «Когда я ей звонил, она говорила, что видео ей только принесли. У нее есть видео только из помещения кафе. Что внутри происходило. Там только один избивал. На том видео, которое я посмотрел, я говорю, посмотрите, пожалуйста, внимательно. Я вижу там удары второго ногой по голове и руками, он там махал. Второго, да. Она сказала, давайте, да, я сейчас посмотрю, и будем принимать решение», – объяснился с адвокатом прокурор Волошин.

А потом добавил, что это дело находится у него на контроле, что по поводу инцидента уже «неоднократно звонил» начальник отдела Следственного комитета и даже сказал начальнице следователя Борзова, чтобы та «не ждала там официальные бумаги», а связалась с экспертом. И как станет ясно, «к чему мы там придём», сразу брала и передавала это дело в СУСК.

Видимо, ясно пока не стало. Потому как неделя прошла ещё одна неделя, а по делу ничего не изменилось.

 

           Кирилл Чулков, «Конкретно.ру», фото автора, стопкадр – с камеры кафе «Кипень», «афганский» снимок Сергея Балатовича (в центре) – передан родными погибшего

 

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен