И Фемида прозрела…

Решение Санкт-Петербургского городского суда, похоже, повергло в шок как истца, так и представителя ответчика – впервые за много лет дагестанско-ставропольский клан, замыкавшийся на о-о-очень высоких людей в Москве, не смог подмять под себя лакомый актив в Северной столице. У гендиректора ЗАО «Маяк» Сергея Петрова, отбывающего по навету наказание в исправительной колонии строгого режима, сегодня – большой праздник: его делали преступником, чтобы отжать поднятую из руин фабрику, ему предлагали – свобода в обмен за выкуп в 10 млн евро, он – не сдался и стал зэком, познав все прелести кавказского «правосудия», но напоследок своре несостоявшихся «рейдеров» удалось откусить от большого хозяйства лишь 30 миллионов рублей.

Младшего – восвояси?

Засадив Петрова за решётку, реальные интересанты захвата фабрики «Маяк» вывели из игры, похоже, теперь уже никому не нужного Рашида Казаватова – младшего брата авторитетного Тахира. Старший в лихие 90-е резво поднялся из инструкторов производственной гимнастики в совладельцы «Маяка», совмещая новый статус с крышеванием разного рода коммерсантов.
Сложно сказать, что (или кого) не поделил Тахир Казаватов в те кровавые времена – в феврале 2000 он был расстрелян в Махачкале. Обстоятельства убийства в ходе расследования до конца так и не выяснены, потому что ствол, из которого якобы устранили авторитетного предпринимателя, оказался настолько ветхим, что развалился во время экспертизы, а извлечённые из трупа пули были гораздо меньшего калибра.

К тому же исполнителями, по версии следствия, оказались два молодых парня, умудрившиеся в разгар второй чеченской войны с поддельными удостоверениями сотрудников МВД проколесить на чужой тачке полстраны. А приехав в Санкт-Петербург, эти джигиты в спортивных костюмах запарковали лохматое авто с кавказскими номерами прямо на Невском проспекте, напротив Гостиного Двора, зашли в фешенебельный ресторан и приняли «заказ» от четверых взрослых мужчин, поведавших гостям с юга все тонкости акционерных взаимоотношений и структуру бизнеса.

Кто поверит в это? Но захотели же поверить…

Спустя несколько лет Сергей Петров через третьих лиц выкупил акции покойного Тахира Казаватова, взяв на себя кредит в коммерческом банке. Фабрика «Маяк» вряд ли могла интересовать родственников расстрелянного совладельца – предприятие лежало на боку. Интерес у Рашида, когда-то вытащенного старшим братом с окраины страны в большой город, проснулся много позже. Петров к этому времени сумел поднять ЗАО «Маяк» из казалось бы безнадёжного положения. Вот тут Рашид и решил, что обделён судьбой и деньгами.

Но три инстанции арбитражных судов вынесли решение – сделка по приобретению акций покойного Тахира Казаватова была совершена в полном соответствии с законом, а Сергей Петров купил их без каких-либо нарушений.

Тогда родилось уголовное дело. Поскольку один из приезжавших (?) джигитов уже погиб в автокатастрофе, то все обстоятельства «заказа» стали известны со слов вдруг раскаявшегося соучастника. Так Петров узнал о своих «попутчиках», вместе с которыми якобы рассказывал в ресторане о том, как будет делить акции. Затем гендиректора «Маяка» схватили на улице люди в штатском (как позднее выяснилось – сотрудники ГУ СКР по Республике Дагестан), заковали в наручники и за его же деньги вывезли в Махачкалу.

Отсидев почти четыре года в СИЗО, Петров получил обвинительный приговор, полный неточностей и сомнительных доводов. Отправились за колючку и его «подельники». А исполнителя, который сообщил, что лишь подвозил киллера (потом погибшего в автокатастрофе) и ничего точно не видел и не слышал, Рашид Казаватов вопреки кавказским обычаям не только простил, но и ходатайствовал перед судом о применении к нему снисхождения.

Что касается самого Рашида, то так рьяно утверждавший в арбитраже об утраченном имуществе, он вдруг продал все свои материальные и моральные (!) претензии к Сергею Петрову в марте 2018 года за 200 млн рублей наличными ставропольскому адвокату Владимиру Крючкову – одному из тех, кто делал из гендиректора «Маяка» злодея.

Где нынче обитает младший Казаватов – большая загадка. С немалым трудом, похоже, его удалось однажды затащить в суд для подтверждения сделки с Крючковым. Рашид производил впечатление то ли тяжелобольного, то ли крепко одурманенного человека, который плохо осознаёт действительность. Сколько денег он получил в качестве «отступных»? Или же «наследнику» доступным языком объяснили, что большие люди всерьёз потратились за эти годы, чтобы упечь Петрова за решётку, поэтому ему лучше убраться на все четыре стороны?

Миллионы – в сумках, миллиарды – в головах…

Материальный и моральный урон, который нанесли Петров с «попутчиками» бедному-бедному Рашиду, адвокат Владимир Крючков облёк во вполне чёткую сумму – 1,5 млрд рублей. Полтора ярда представитель Казаватова-младшего и принялся требовать вместо своего, теперь уже бывшего клиента.

Истцом Крючков стал, как мы уже поясняли, заключив договор цессии на сумму 200 млн рублей, которые будто бы принёс Рашиду пятитысячными купюрами в двух сумках. Откуда у адвоката взялось столько наличности? Причём, не прошедшей в декларации? Президент Адвокатской палаты Ставропольского края Ольга Руденко ответила на запрос «Конкретно.ру», что сведениями о доходах коллеги, уплаты им налогов, количестве соглашений и гонораров не располагает.

Однако впору заметить, что представителю Петрова – Михаилу Березину, так же заинтересовавшемуся природой появления наличности и обстоятельствами, при которых адвокат трансформируется в защищаемого клиента, из Адвокатской палаты Ставропольского края официально сообщили: «… 12 июля 2018 года в соответствии с п.1 ст. 21 Кодекса профессиональной этики адвоката в отношении адвоката Крючкова Владимира Владимировича возбуждено дисциплинарное производство на основании представления Главного управления Министерства юстиции РФ по Ставропольскому краю о прекращении статуса адвоката от 02 июля 2018 года №26/04 – 6142, вынесенного на основании Вашего обращения».

Рассмотрение гражданского иска в Куйбышевском районном суде длилось почти год. Чтобы определить максимальные размеры возможного ущерба, который мог быть нанесён Рашиду Казаватову (извините, Владимиру Крючкову), назначили судебную финансово-экономическую экспертизу. Проанализировав хозяйственную деятельность «Маяка», структуру акционерного капитала, начисление дивидендов, бухгалтерскую отчётность, эксперты пришли к выводу о том, что притязания истца не могут превышать 30 млн рублей. Да и те, видимо, появились в стародавние времена, по которым сохранилась только часть документов.

Именем Российской Федерации

Судья Куйбышевского районного суда Екатерина Левина скрупулёзно изучала доводы обеих сторон. И, в конце концов, пришла к удивительному выводу – раз в обвинительном приговоре Петрову содержится утверждение со стороны потерпевшего, что акции убитого Тахира на 2005 год оценивались в размере 366 млн рублей, то эту сумму следует взыскать в пользу Крючкова.

Что касается выводов проведённой финансово-экономической экспертизы, то суд не усмотрел оснований поставить «под сомнение достоверность заключения», но оценил их в совокупности с приговором, который не подлежит повторному доказыванию в силу ч. 4 ст. 61 ГПК РФ. Хотя заметим, что в уголовном деле Сергея Петрова отсутствуют какие-либо обоснования суммы ущерба кроме пожеланий самого Рашида Казаватова.

Впрочем, решение судьи Левиной не устроило обе стороны конфликта. Понятно, ведь 366 млн – это совсем не 1,5 млрд и вовсе не 30 млн!
Апелляция рассматривалась 19 марта 2019 года в Санкт-Петербургском городском суде. Нельзя не отметить, что перед началом заседания Владимир Крючков находился в хорошем расположении духа. Напротив, представитель Сергея Петрова старался держать лицо: ведь в течение нескольких лет Фемида оказывалась не просто незряча – слепа в своих поступках и решениях. Безусловно, ей был присущ дагестанский акцент, где родство и клановость порой ценятся выше закреплённых правовых норм.

Именно из-за особенностей кавказского «правосудия» Сергей Петров на позапрошлой неделе встретил своё семидесятилетие в неволе. Эти же особенности странным образом перекочевали в Куйбышевский районный суд, поставив на грань разорения дело всей жизни – с 1984 года он возглавлял швейную фабрику «Маяк», пережив и развал Советского Союза, и беспредел 90-х, и августовский дефолт, и финансовый кризис конца нулевых.

Судьи апелляционной инстанции сразу же прекратили попытки истца и ответчика излишне цитировать материалы. Вероятно, громкое дело «Маяка» было изучено в Санкт-Петербургском городском суде доскональным образом. Удалившись ненадолго в совещательную комнату, судьи вынесли вердикт – решение коллеги Левиной пересмотреть, возмещению подлежит ущерб в размере, который был установлен финансово-экономической экспертизой. «Маяк» будет жить…

Павел Луспекаев, «Конкретно.ру»
  • 460
Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен