Будешь сидеть в СИЗО – мера как предвестник приговора?

Петербургский пристав-исполнитель Карен Ахумян уже почти 15 месяцев находится за решёткой. Ему пытаются инкриминировать получение взятки через посредника в весьма скромных для нынешнего времени размерах – не убийство, не вымогательство, не экстремизм. Однако следствие и суд с настойчивостью, достойной лучшего применения, раз за разом отправляют пристава в СИЗО. Мы не хотим использовать слово «прессуют», скажем иначе: похоже, добиваются, чтобы он признался в преступлении, которое выглядит как полицейская провокация. Корреспондент «Конкретно.ру» внимательно изучил материалы уголовного дела…

Роковая ошибка

Обвинение было предъявлено бывшему петербургскому приставу-исполнителю Карену Ахумяну 10 января 2018 года. В то злосчастное утро он зашёл к коллегам в Петроградский районный отдел отметить свой 28-й день рождения. А затем отправился в здание управления ФССП на Большой Морской улице – за своей трудовой книжкой, в которой накануне уже была сделана запись об увольнении по собственному желанию.

Коллеги рассказывают, что Карен собирался поступать в аспирантуру и просил отпустить его со службы ещё до праздников. Однако начальство убедило помочь с предновогодним авралом, да и годовые премии, намекали приставу, никому не помешают.

Трудовую книжку молодому человеку в тот день так и не вернули. Вместо этого прямо в отделе кадров Ахумяна задержали. А через несколько часов предъявили обвинение в получении взятки. В ходе допросов Карену стало известно, что в тот же день был задержан его знакомый юрист Виталий Алексеев.

Летом 2017 года Карен Ахумян занимался делом некоего должника Александра Лебедева. Приставы называют таких «номиналами». За спиной у подобных дельцов, как правило, стоят весьма серьёзные люди с большими возможностями. Три коммерческие организации Лебедева задолжали по судебным решениям около 6 миллионов рублей. Однако брать с юрлиц было нечего, и в сентябре 2017 года исполнительные производства, переданные ранее Ахумяну, были закрыты.

А под конец года начальство потребовало у Ахумяна провести сверку информации по юрлицам, для этого потребовалось вновь вызвать Александра Лебедева. Посетитель в ходе визита давил на жалость: ругал за бестолковость своего бывшего юриста и, между прочим, рассказал о неких «кавказцах», которые якобы требовали вернуть один из долгов.

Трёпу о «кавказцах» Карен не придал никакого значения, но дал Лебедеву совет обратиться в полицию и попросил всё-таки принести необходимые документы для сверки. Впрочем, здесь-то и совершил он необдуманный шаг, за который до сих пор находится в СИЗО, – разъяснил должнику, что самый простой вариант разобраться с вечно висящими долгами – это ликвидировать обременённые обязательствами юрлица.

Юрист Алексеев был профессионалом по этой части, об этом многие знали. Он по работе частенько спорил с приставами. Поэтому кто-то из товарищей Ахумяна по совместной службе порекомендовал Лебедеву привлечь этого спеца для осуществления процедуры ликвидации в ФНС.

По словам одного из нынешних коллег Карена, разговор с должником не подразумевал извлечения приставом какой-либо личной выгоды – Ахумян прекрасно знал, что вопрос с «подарками» стоит очень жёстко. Всем сотрудникам известен случай увольнения одного из приставов за то, что должник положил ему 400 рублей на телефон.

Испуганный должник

Позже выяснится, что Лебедев приходил к Ахумяну под контролем полицейских оперативников, заранее подав заявление об угрозах. По всей вероятности, предпринимателю и вправду было боязно. Бизнесмен-должник Лебедев долгое время скрывался от своих партнёров и приставов, пока 23 ноября 2017 не попал в банкетный зал ресторана «Амроц» на Невском проспекте.

По словам Лебедева, его пригласили на встречу якобы по поводу покупки земельного участка. Для прохода на второй этаж, в закрытую часть ресторана требовалось «спросить Георгия». Однако на встрече, рассказывает Лебедев, некто Георгий и Самвел выложили на стол судебное решение по долгу его фирмы в размере 3 млн рублей перед гражданкой Мариной Степановой и данные им собственноручно женщине расписки.

Тут Лебедев струхнул и сразу после встречи побежал в полицию. Хотя весьма сомнительно, что люди, вызвавшие жуликоватого бизнесмена на свою территорию, стали бы, как он утверждает, угрожать «переломать руки-ноги».

Заявление Лебедева перенаправили в 15 отдел 5 Оперативно-розыскной части, который специализируется на этнической преступности. Оперативник Дмитрий Меттус вместо поисков «Георгия и Самвела» пошёл по более безопасному пути – занялся разработкой пристава-армянина. Решение, заметим, весьма странное, учитывая, что исполнительное производство по делу Степановой начинал другой пристав, и с Ахумяном она даже не была знакома.

Как рассказала Степанова корреспонденту «Конкретно.ру», Лебедев имел доверенность на продажу земли в загородном комплексе «Лазурные озёра» во Всеволожском районе Ленинградской области, и первоначально его рабочие действительно что-то строили. Женщина признаётся, что подать в суд на Лебедева была вынуждена, поскольку в её случае недоделок оказалось слишком много, к тому же предприниматель постоянно уклонялся от встреч.

А вот свою связь с кавказцами из «Амроца» Степанова отрицает. По её словам, Александр Лебедев попросту выдумал эту историю, когда Марина стала предпринимать активные попытки по возвращению денег.

«Не знаю, мошенник ли он (Лебедев – ред.), это ли его дело, но человек он непорядочный... Думаю, что когда начали сгущаться тучи, решил подставить и всё», – рассуждает Марина Степанова.

После визита в «Амроц» Лебедев перестал бегать от приставов. И с готовностью навестил Ахумяна…

Полицейская провокация

Тот факт, что в отношении пристава имела место полицейская провокация, сейчас пытаются доказать в суде его адвокаты. Из полутора десятков аудиозаписей лишь две сделаны на служебный диктофон. Остальные переговоры с Ахумяном и Алексеевым Лебедев записывал на свой iPhone. Причём в материалах дела, очевидно, оказались именно те записи, в которых беседа хотя и не выходила за рамки общих слов, но при определённом желании могла быть истолкована следствием против обвиняемых.

Так, на допросе в суде 6 ноября 2018 Карен поинтересовался у Лебедева: «В ходе бесед я высказывал какие-то фразы, говорил слова, которые скрытый смысл имели, и вы подразумевали, что я с вас требую поощрение какое-то?» – И тот ответил: «Нет, такого не было».

Местом преступления определили Василеостровский район. Видимо, это было согласовано правоохранительными органами заранее. Именно в следственный отдел СК на Васильевском острове, похоже, рекомендовал передать дело Меттусу из «этнической» части его коллега – оперативник экономической полиции Андрей Двигалёв.

В последний день процессуальной проверки по материалу Лебедев почти с отчаянием в голосе допоздна звонил юристу Алексееву, пытаясь выманить того на встречу «на Ваське». Ранним утром 10 января 2018 настойчивый предприниматель встретился возле станции метро «Василеостровская» с Алексеевым и вручил ему «куклу»: 2 тысячи реальных рублей и 298 тысяч билетов «банка приколов». Видео с камеры наблюдения на станции в нарушение Уголовно-процессуального кодекса РФ без протокола выемки изъял именно Двигалёв.

Понятно, что законность всех постановлений оперативников и следствия необходимо было провести через районного прокурора Рустама Богатырёва. О том, как проявил себя неподкупный и честный представитель надзорного ведомства, мы расскажем как-нибудь потом. А пока просто удивимся совпадениям, которые произошли в январе прошлого года – от назначенного места встречи и попыток вытащить Карена на территорию конкретного района, до избрания ему меры пресечения в виде содержания под стражей.

«Засиженный» пристав?

После задержания Ахумян и Алексеев попали в СИЗО. К арестованному Карену вроде бы даже направляли двух оперативников, чтобы провести «профилактическую» беседу в отсутствие адвоката. Но вопреки ожиданиям следствия, оба фигуранта оказались принципиальными и не стали брать на себя ложные, по их утверждению, обвинения.

А в апреле 2018 года, ещё на стадии предварительного расследования, суд выпустил Алексеева под денежный залог, хотя у него есть оружие, загранпаспорт и автомобиль. Бывшему приставу Ахумяну повезло меньше – угораздило родиться в советском Ереване, и этот факт стал определяющим для суда: дескать, а вдруг Карен скроется.

Немаловажно, что даже жуликоватый Лебедев на допросе в качестве свидетеля в суде вынужден был признать, что не может связывать якобы угрожавших ему «кавказцев» с Ахумяном. Да и вообще, у гособвинения не осталось серьёзных оснований держать пристава за решёткой: оружие сдано, машины нет, загранпаспорт готов сдать, все показания свидетелей по уголовному делу уже изложены.

Кстати, по данным «Конкретно.ру», сокамернику Ахумяна, бывшему сотруднику МВД, который обвиняется по той же статье, суд уже заменил арест на подписку о невыезде. А если предположить, что полученные юристом Алексеевым 300 тысяч рублей действительно были взяткой, то неужели такой «доход», особенно поделенный на двоих, является столь внушительной суммой, что гособвинение полагает целесообразным уже больше года держать молодого человека взаперти за счёт государства?

Редакция Telegram-канала о судебной практике JustTheJudge, куда обратился корреспондент «Конкретно.ру», возможно не слишком корректно назвала Карена Ахумяна «засиженным». Здесь имеется в виду то, что суды крайне неохотно идут на оправдание тех фигурантов, которые провели долгое время в СИЗО. Слишком велик риск того, что вчерашний узник потребует компенсацию. На практике таким «засиженным» находят какую-нибудь вину и выносят относительно мягкий приговор – так чтобы срок наказания был засчитан в счёт уже отбытого в СИЗО.

Вопрос о продлении ареста Ахумяна суд может поднять уже в среду, 27 марта. Неужели судья Василеостровского районного суда Оксана Демяшева в очередной раз пойдёт на сговор с собственной совестью, чтобы вновь применить к приставу самую жёсткую меру пресечения, исподволь формируя состав преступления?

Кирилл Чулков, «Конкретно.ру»
  • 2 326
Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен