Военная свалка

Могут ли гражданские власти запретить военным сваливать мусор в лесу, даже если он принадлежит Министерству обороны? Редакции «Конкретно.ру» стало известно о несанкционированной свалке на территории, прилегающей к Бобочинскому военному полигону у посёлка Каменка. При этом два года ни власти, ни прокуратура не могут ничего сделать.

Лес, где стреляют

Военный гарнизон вблизи нынешнего посёлка Каменка под Выборгом был основан ещё при Петре I. По легенде, которую в 2015 году публиковала газета «Красная звезда», когда царь возвращался из Выборгской крепости в Петербург, у его повозки сломалось колесо. Съехав на обочину, самодержец якобы восхитился красотой здешней природы и отметил удачное расположение места для военной заставы. Название поселению, по рассказам, также дал сам Пётр Бобочино, поскольку расположено оно на обочине.

Крупный военный полигон здесь появился в 1948 году. Регулярно на нём проходят общевойсковые учения, в том числе с участием иностранных военных. Полигон в новостях часто называют «Кирилловским», по-видимому из-за того, что военная техника сюда прибывает со станции в посёлке Кирилловское.

На время учений военные перекрывают асфальтовую дорогу, которая идёт посередине полигона от Кирилловского до Каменки. Кроме того, в дни манёвров также перекрытой оказывается «грунтовка», которая тянется от асфальтовой дороги на юг до посёлка Заходское. Газета «Наша Версия на Неве» в 2015 году рассказывала о том, что часть посёлка периодически оказывается отрезанной от внешнего мира.
Дело в том, что Заходское разделён железной дорогой, автомобильные переезды через которую отсутствуют. А потому, чтобы попасть в западную часть посёлка, где, в частности, расположено садоводство, приходится передвигаться по «грунтовке» со стороны Кирилловского. Но проехать по ней, например, автомобилям пожарных и скорой помощи не удаётся из-за постоянных стрельб на полигоне или из-за того, что зимой дорогу никто не чистит от снега.

Мусор у деревьев

Летом 2013 года газета «МК в Питере» сообщала, что труднодоступные места вблизи полигона кто-то решил использовать под незаконную свалку строительных и бытовых отходов. В дни, когда учения не проводились, сообщало издание, мусоровозы беспрепятственно проезжали на территорию военного лесничества. Вдобавок тогда обнаружилось, что прямо в лесу были слиты отходы с птицефабрики. Ситуация была взята на контроль Северо-Западным департаментом Росприроднадзора, а военные оперативно убрали мусорные кучи, перекопав все подъезды к полигону, чтобы машины не могли туда проникнуть.

Но пару лет назад местные жители вновь заметили мусор в лесу. Прямо на обочине грунтовой дороги, почти сразу после поворота с асфальта стали появляться кучи старой мебели, колёса от грузовиков и какие-то разбитые ящики. Приглядевшись, люди увидели, что это ящики из-под боеприпасов, в том числе длинные от реактивных снарядов. На некоторых даже сохранились номера войсковых частей. Попадался там и бытовой мусор.

Жалобы тогда писали в администрацию Красносельского сельского поселения, в состав которое входит посёлок Кирилловское, а также в природоохранную прокуратуру. Но кучи мусора из леса на этот раз никто вывозить не собирался. Гражданские власти пеняли на военных, мол, это их земля, за неё мы не отвечаем.

В итоге свалка в лесу выросла до таких размеров, что «проплешину» стало видно на спутниковых снимках в картографических сервисах Яндекс и Google. В апреле, когда мусор стал валяться уже чуть ли не на дороге, очередная жалоба поступила в Ленинградскую межрайонную природоохранную прокуратуру.

Ведомственная чехарда

Как пояснила корреспонденту «Конкретно.ру» старший помощник прокурора Ленинградской области по взаимодействию со СМИ Маргарита Швецова, обращение по поводу лесной свалки близ Бобочинского полигона было перенаправлено в контролирующий орган, уполномоченный проводить выездные проверки.
«Данное обращение по подведомственности направлено в Комитет экологического надзора. Прокуратурой комитету поручено провести проверочные мероприятия с выездом на место. Определение ущерба, нанесённого природе от данной несанкционированной свалки, относятся к прямой компетенции комитета», сказала Швецова.
По её словам, вопрос с незаконной лесной свалкой был поставлен природоохранной прокуратурой на контроль.

В свою очередь пресс-секретарь областного комитета государственного экологического надзора Яна Шемелина заявила «Конкретно.ру», что военные лесничества это закрытая территория, и просто так войти туда органам исполнительной власти нельзя.
«К сожалению, на землях военного лесничества может (работать) только военная прокуратура и Департамент Росприроднадзора. Фактически мы туда можем приехать, но акт составить не можем», разъяснила Шемелина.
Однако в Департаменте Росприроднадзора по СЗФО нашему корреспонденту сообщили, что вообще не в курсе создавшейся ситуации. Пресс-секретарь Гульнара Гудулова поведала, что её коллеги недавно работали вместе с сотрудниками комитета на землях Минобороны неподалёку от ЖК «Черничная поляна» у деревни Юкки во Всеволожском районе, а также участвовали в совместном совещании по несанкционированным свалкам. При этом никто из сотрудников комитета о свалке на Бобочинском полигоне не обмолвился. И это тем более странно, что данный вопрос действительно относится к ведению департамента, пояснила Гудулова.

Подведём небольшой итог. В природоохранную прокуратуру поступила жалоба на свалку. Прокуратура перенаправила в уполномоченный проводить проверки профильный комитет. Но выясняется, что комитет тут бессилен и должен был перенаправить материал в Росприроднадзор. Чего, однако, не происходит.
Вместо этого, как стало известно «Конкретно.ру», 15 мая из комитета государственного экологического надзора обращение по поводу свалки было направлено в адрес Департамента лесного хозяйства по СЗФО. Последний является структурным подразделением Федерального агентства лесного хозяйства, которое, как говорится в документе за подписью зампредседателя комитета Алексея Рылеева, осуществляет государственный лесной надзор на землях обороны и безопасности.

Попытки оперативно получить разъяснение по этому поводу в Департаменте лесного хозяйства обернулись тем, что тамошние чиновники потребовали направить журналистский запрос даже для того, чтобы сообщить, отвечает ли всё-таки это ведомство за леса, принадлежащие Минобороны в Ленинградской области. На такой же тупик редакция натолкнулась в военной прокуратуре ЗВО при попытке подтвердить или опровергнуть информацию о том, что образовавшаяся в лесу свалка находится на земле военных.

Смогут ли гражданские власти при такой неразберихе запретить военным сваливать мусор в лесу, или на проблему обратят внимание только когда дойдёт до экологической катастрофы?

Кирилл Чулков, «Конкретно.ру»
Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен