Инородные: Зачем россияне устанавливают чипы под кожу

В России, как и во всём мире, растёт численность «киборгов» – людей, вживляющих чипы под кожу. Умные устройства могут открывать двери, оплачивать проезд в транспорте и хранить деньги. Государство не прочь взять сферу под свой контроль и строит Остров киборгов на Дальнем Востоке. Корреспонденты «Конкретно.ру» пообщались с биохакерами и выяснили, какое будущее нас ждёт. 

Философия «без ключей»


– Я выглядел, как Вассерман, все карманы были забиты ключами и другим хламом. А мне ведь надо выглядеть стильно.

32-летний предприниматель Алмас Абулхаиров сжимает руку в кулак, кожа растягивается, и под ней проглядывают очертания инородного предмета. Если прикоснуться, можно почувствовать маленькую твердую капсулу. Чипы радиочастотной идентификации Алмас установил себе в обе руки несколько лет назад. С тех пор Абулхаиров открывает дверь в квартиру, в подъезд и офис одним прикосновением.
Становиться киборгом Алмас не планировал. Биохакинг произошел экспромтом – на одной из московских выставок технологий для умного дома в 2015 году. Среди россыпи стендов Алмас наткнулся на необычную. Стол был завален шприцами с толстыми иглами, диковинку предложил испробовать «немецкий профессор». Как оказалось впоследствии, гостем выставки был Патрик Крамер, один из визионеров чипизации.
– Он был похож на доктора-смерть. Спросил, много ли ношу с собой ключей. Показал электрический замок и чипы. В его руках было восемь таких чипов, включая магнит на кончике безымянного пальца. Это для того, чтобы болтики на палец примагничивать. Он даже взломал иммобилайзер своего автомобиля и установил специальный замок. Объяснил, что его философия – жизнь без ключей.
Специалист из Германии попросил по пять тысяч рублей за каждый чип. Иглой проткнул кожу между большим и указательным пальцами Алмаса, куда и погрузился имплант. Операция обошлась без швов и почти без крови, на руку налепили обычный пластырь.
– Было не больно – как будто тебя ущипнули, да и заплатил за такой прикол копейки. Правда, пришлось переустанавливать дома замки на электромагнитные. Ещё договорился на работе, чтобы мой чип прошили под проходную карточку. Другой чип использую вместо визитки на конференциях. Люди меня запоминают.
Больше года о переменах в своём теле бизнесмен жене не рассказывал. О новой способности Алмаса догадывались лишь дети – прыгали от удивления, когда дверь открывалась без ключей. Но дольше скрывать секрет от близких не получилось.
– Через год рассказал супруге, она жутко обиделась, даже не разговаривала некоторое время. Передумала, когда увидела, как я открываю дверь с пакетами продуктов в руках. Нет, сама она не готова на такое – «она из старой школы».
«Старой школой» Алмас называет людей, не готовых принимать инновации и менять своё тело. Они не страшатся прокалывать уши для серёжек, делать пирсинг, но боятся укола шприца с «невидимым и полезным имплантом». Однако через десять лет общество, говорит молодой человек, будет по большей части состоять из «новой школы» – обладателей чипов.
– Нас пока мало, но скоро это станет мейнстримом, – уверен он. 

Опасные связи


Сколько во всем мире биохакеров – не знает никто. Устройства предлагают купить фирмы из США, Швеции, Германии или Китая. Одну из самых известных – Dangerous Things – житель Сиэтла Амаль Граафстра основал в 2013 году. Парень уверяет, что его компания произвела около 60 тысяч имплантов: половину раскупили соотечественники, а остальная часть отправилась в Австралию, Нидерланды и Англию. Всего в мире, полагает Граафстра, живёт больше 100 тысяч людей с электронными имплантами. 
Амаль с виду мало напоминает сумасшедшего изобретателя – упитанный и добродушный американец с рыжими и вьющимися волосами. В Dangerous Things ничего опасного нет, убеждает он – такое название появилось, чтобы привлечь внимание клиентов. Когда компания только делала первые шаги, её продуктами интересовались «биохакеры», но теперь для чипов созрело другое поколение людей, которых Граафстра называет «технологическими энтузиастами». Они более консервативны и впечатлительны, и для таких выпускают продукцию под отдельным брендом с нейтральным названием Vivo Key.
В бизнесе Граафстры правит интернационал: начинку чипов разрабатывает лаборатория в Сиэтле, биостекло поступает из Германии, собирают устройства в Таиланде. У Dangerous Things почти 150 партнёрских пирсинг-салонов по всему миру, в том числе три в России. 
– Мы обходимся без рекламы, спрос в разных странах зависит от того, как информация распространяется среди клиентов. Лучше всего чипы покупают там, где люди хорошо знают английский. В России мы реализовали где-то 200 имплантов, это немного. Видимо, мешает языковой барьер.
Сейчас в обеих руках Амаля шесть чипов, включая первый, установленный в 2005 году. Они помогают отпирать двери в доме, в офисе, заводить машину, запускать компьютер и даже разблокировать «умный пистолет», который в чужих руках отказывается стрелять. О своём опыте Граафстра рассказал в лекции Ted Talks и выпустил книгу «RFID Toys».
Но Амаль уверен: биохакинг по-настоящему «выстрелит» не благодаря оружиюа благодаря мировому капиталу. «Золотое время» настанет, когда банки разрешат использовать чипы вместо пластиковых карт. 
– Многим, чтобы принять идею имплантации, нужно получить конкретную практическую пользу. Использование чипов как платежного средства привлечёт на рынок клиентов. Технология для этого уже готова – мы нашли общий язык с Masterсard, но мешает политика банков, которые выступают против дубликатов карт. Думаю, дело продвинется только в следующем году.
Безопасность волнует не только финансовый мир, но и рядовых пользователей. Часть американцев так опасаются глобальной чипизации, что объединились в общественные движения. Вслед за этим образовался рынок из сомнительных служб, готовых сканировать тело на наличие враждебной электроники за деньги. 
Для клиентов таких фирм Граафстра создал отдельный пост на своем сайте «Итак, вы думаете, что вас чипировали помимо вашей воли?» В нескольких пунктах он объясняет, почему не считает своих оппонентов сумасшедшими, и почему в их теле нет электронных устройств. 
Доводы против конспирологии устраивают не всех, поэтому в трёх американских штатах законодательно запретили принудительную имплантацию чипов, в том числе в частных компаниях. Впрочем, звучат и обратные призывы: один из колумнистов The New Republic Online предлагал законодательно обязать чипировать преступников, совершивших сексуальные преступления. 
Граафстра видит опасность не в чипах, а в технологиях биоидентификации.
– Проблема в том, что ваши данные могут быть легко похищены. Например, пока я разговариваю с вами по скайпу, вы можете скопировать моё изображение и использовать в своих целях. В чипах же никто не сможет воспользоваться вашими данными. Это личный ключ с криптографическим шифром, который всегда при вас. 
Граафстра рисует богатые перспективы, которые «освободят» людей от необходимости всегда иметь при себе мобильный. По идее американца, вся личная информация будет храниться на импланте, данные можно будет воспроизвести на любом чужом устройстве, а затем стереть. 

Биореволюция


Один из пирсинг-салонов, о котором рассказывал Граафстра, находится в центре Петербурга, недалеко от Московского вокзала. Мастерская SaintScalperburg по созданию киборгов квартирует над отделением Сбербанка. Автоответчик салона приветствует классической музыкой, а в помещениях соседствуют постеры обнажённых девушек с пирсингом и бюсты древних мыслителей. Витрины вдоль стены блестят кольцами и другими аксессуарами. 
Как рассказал администратор салона Алексей, чипизация редко интересует клиентов, но сейчас возникла новая волна интереса – после видео популярных видеоблогеров на youtube. Обычно телефон пирсинг-салона сотрясают школьники. 
– У нас есть медицинская лицензия, она позволяет делать даже микрохирургические операции – вскрывать гнойники, к примеру. По факту, бодимодификации, в том числе чипирование можно приравнять к этому, – говорит один из совладельцев салона Владислав Бадмодов. Заодно он показывает сертификат от Dangerous Things. 
Специалист по прокалыванию, разрезанию и вживлению встречает корреспондентов в докторском халате. У Влада – экстравагантная внешность. В его теле есть силиконовый имплант, на кончике пальца вшит магнит, язык разрезан надвое, в ушах – тоннели, руки – татуированы, а пирсинг не поддается подсчёту. На контрасте с этим выделяются прямоугольные очки на носу и заметная эрудированность. Для полноты образа биохакера не хватает только чипов. 
– Нет их у меня. Пока не вижу полезных кейсов, которые подвигли бы – автомобиля нет, домофоном не пользуюсь. Думаю, установлю себе такой, когда они станут более функциональными.
Бадмодов вырос в военном гарнизоне «Североморск-3» под Мурманском. В начале нулевых вместе с друзьями начинал с любительского шрамирования и сплита – разрезание языка. Операционной обычно служила кухня или подъезд, а мастером был тот, кто «первым взял иглу». В 2008 году молодой человек перебрался в Петербург, где поступил в Военмех. В вузе выучился на специалиста по медицинским лазерным технологиям и запустил собственный бизнес. 
С чипированием Бадмодов вместе с бизнес-партнером Арсением Андерссоном познакомились в США, куда приехали на тематическую конференцию в 2014 году. Испробовать технологию на себе решился Арсений, уже в России в обе руки встроил по метке – xNT и xEM: одно из устройств служило ключом, чтобы открывать шлагбаум при въезде во двор дома, другое – визиткой. Правда, она спустя несколько лет вышла из строя и бесхозно покоится под кожей. 
Спрос на устройства в России – низкий, признаётся Влад. За всё время существования пирсинг-студии услугой воспользовались всего 20 человек – «в основном, гики», так что бизнес-партнеры развивают это направление просто потому, что «душа лежит». В студию часто звонят школьники, но с ними пирсеры стараются не работать без разрешения родителей. Но в будущем, уверен Влад, процедура вживления чипов будет нормой. 
– Киборгизация – естественный шаг развития, наравне с появлением искусственного интеллекта. Но с этим нужно быть осторожным. Помните историю, когда Facebook запустил искусственный интеллект? Он начал общаться сам с собой на выдуманном языке данных. Контроль потеряли, компьютеры в итоге отключили. То же и с киборгизацией – она оправдана до той степени, пока человек может это контролировать.

Владивостокские киборги


На российском Дальнем Востоке тоже интересуются чипизацией, и даже пытаются организовать специальную зону, где устройства можно было бы создавать и тестировать легально. Инновационный проект продвигает врач-нейрохирург Дальневосточного федерального университета (ДВФУ) Артур Биктимиров.
Импланты могут быть полезны не только в повседневной жизни, но и в высокой медицине, уверен он. За свою врачебную практику Биктимиров провёл около 500 операций с установкой стимуляторов, которые подают высокочастотные импульсы в нужные участки тела. Устройства применяются в лечении болезни Паркинсона, эпилепсии, ДЦП, тяжёлых болевых синдромом и прочих заболеваний. 
Одна операция в среднем стоит более миллиона рублей, а за государственной квотой претенденту ещё необходимо отстоять длинную очередь. Высокая стоимость связана и с отсутствием собственных разработок в России – инвазивные устройства завозят из Европы и регистрируют месяцами. За это время технология успевает шагнуть вперед, а завезённая микроэлектроника – устареть. 
Врач-нейрохирург в 2018 году придумал с коллегами проект под названием «Территория киборгов» на Острове Русский. Правда, чиновникам эту идею преподносят под официальным описанием – зона упрощённой регистрации медицинских изделий в области инвазивной биоинженерии. Она тут же получила одобрение от спецпредставителя президента Владимира Путина по цифровому развитию Дмитрия Пескова. 
Приступить к полноценным опытам «киборгианцам» мешает отсутствие законодательной базы. Свои предложения они надеются закрепить на федеральном уровне в качестве законопроекта и зарегистрировать «Территорию киборгов» в 2020 году, ограничиваясь конференциями с юристами и медиками. 
Инновация, уверен Биктимиров, откроет для страны новые горизонты: организует рынок для разработчиков, в том числе по созданию микрочипов RFID и киберпротезов, а также узаконит эту сферу. Больше всего хирург надеется на полноценное развитие высокотехнологичной медицины в стране. 
– К нам поступают устройства, которые имеют разрешение европейского агентства по контролю за лекарствами «European Medicines Agency (EMEA)». Здесь они проходят длительный процесс тестирования. Хоть по закону и написано 187 дней, но в реальности это занимает годы, – говорит он. 
Биктимиров внимательно следит за распространением RFID-чипов в мире. Но себе подобное устройство устанавливать не спешит – сфера, по его словам, таит в себе много неизвестного. 
– Рынок уже существует, но он никак не регулируется. Я знаю людей, которые делают чипы RFID на коленке. Но никто не знает, используются там токсичные или нетоксичные материалы, ведь экспертизы не проводятся. Кроме того, медики не могут устанавливать такие устройства – опять-таки из-за отсутствия сертификатов, а вот если это сделает полупьяный цирюльник, то ему ничего не будет за это. 

Киборг-стрим


– Скоро станешь киборгом, страшно? – подтрунивает молодой человек над товарищем.
На руках одного из парней – медицинские перчатки, он держит шприц с толстой иглой. На упаковке можно разглядеть надпись: «For animal». Внутри находится небольшой чип серии NTAG 213, который через несколько минут окажется под кожей одного из экспериментаторов.
Превращение в киборга (участники не стали раскрывать свои имена) транслировалось через стрим в Facebook в 2017 году. Операция проходила в гостиной одной из тюменских квартир. На столике начинающие биохакеры припасли дезинфицирующие средства, часть из которых так и осталась неиспользованными. 
На кадрах молодой человек в ужасе закрывал рукой лицо, пока в кисть другой вживляли устройство. Операция заняла всего полторы минуты, не дожидаясь, участники сразу стали прикладывать телефон к чипированной руке. 
Подобных видео в сети – десятки. К медицинским специалистам мало кто обращается – во многом из-за нежелания врачей связываться с подобными девайсами. Также удалось найти частную клинику в Москве, где согласились провести операцию за две тысячи рублей. Врач, у которого в руке также оказался чип, предупредил, что установить устройство легче, чем удалить. 
– Вытаскивать их сложно. Чип со временем врастает в соединительную ткань тела. Придётся делать разрез – это будет не очень приятно. Также существуют риски при установке – есть вероятность задеть сухожилия или сосуды при прокалывании кожи шприцом. Игла довольно широкая, поэтому можно получить гематомы на продолжительное время.

Имплант из шоколадного магазина


Отсутствие закона не останавливает некоторых энтузиастов от экспериментов со своим телом. В 2015 году прославился Владислав Зайцев, вживив себе в руку транспортную карту «Тройка». Эксперимент описали федеральные СМИ, а опыт Зайцева повторили несколько десятков человек. 
Свою «Тройку» Зайцев заменил на кредитную карту, использовав чип от пластиковой карты «Интерцоммерц». Но в планы биохакера вмешалась государственная машина – Центробанк в 2016 году лишил банк лицензии, в результате имплант оказался бессмысленен.
В процессе изготовления имплантов, рассказывает Владислав, самым проблематичным было найти биосовместимый силикон. Материал на рынке не всегда подходит для медицинских целей – может не прижиться в организме.
– Если нужен медицинский силикон со всеми сертификатами, то его сложно достать, и он дорогой. Можно такой же найти в магазинах для кулинарии, правда, без сертификатов. Его в основном используют для слепков при изготовлении шоколадных фигур.
Рецепт карточки, говорит Владислав, прост: пластиковый корпус расщепляется в растворе, на оставшийся чип наматывается индуктивная антенна, всё покрывается силиконом. Кожу на руке разрезают скальпелем, а вживление проходит под анестезией. Свои ощущения Зайцев сравнивает с посещением зубного врача.
Молодой человек готов продолжить эксперименты со своим телом и даже планирует лечь на операционный стол, чтобы опробовать технологию воспроизведения текста с телефона. Он верит, что через чипы возможно транслировать информацию в мозг: «Кожа покрыта сенсорными клетками. Часть из них не особо нужна организму – зона пять на пять сантиметров на животе, например. Её можно использовать для подключения датчика, который принимает сообщения из телефона. Он будет стимулировать нервы, которые при определенной тренировке позволят мозгу «читать» текст».

Предприниматель Алмас Абулхаиров убежден, что население цивилизованных стран на земле - уже киборги, просто потому что не могут представить свою повседневную жизнь без телефонов и других девайсов, которые стали частью личностей. 
– Конечно, встроить чип под кожу – это определённый риск. Я рискнул и получил результат. На самом деле, это лайтовая вещь, как татуха. Чувствуешь себя первопроходцем для всего человечества. Вот потом через пятнадцать лет буду сидеть с кем-нибудь за бутылкой пива и рассказывать, что колол чипы, когда это ещё не было мейнстримом.

Алексей Стрельников, Елена Стрельникова, специально для «Конкретно.ру», фото авторов, а также из открытых источников
Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен