Закон – это всегда общественный компромисс

Нормативно-правовые акты, принимаемые депутатами Законодательного Собрания Санкт-Петербурга, иногда вызывают недоумение, а подчас и негативную реакцию горожан. О том, как работает законодательная машина Северной столицы, корреспонденту «Конкретно.ру» рассказал председатель парламентского комитета по законодательству Денис Четырбок.

В суд за сад…


 Денис Александрович, расскажите, пожалуйста, почему некоторые законопроекты годами пылятся в анналах парламента, а другие принимаются с лету?

– Я бы начал с того, что председатель Законодательного собрания Вячеслав Макаров поставил перед нами задачу не просто принимать больше законов, а работать на качество как самих текстов нормативно-правовых актов, так и тех тем, которые затрагиваются правовым регулированием. Чтобы законодательные инициативы были не просто выдуманы отдельными депутатами, а шли от людей, от общественных организаций, бизнес-сообществ, предпринимательских ассоциаций, то есть всех тех, ради кого работает городской парламент. 

– Но к ним явно не относится недавно принятый закон об исключении сада на Неве из перечня зелёных насаждений общего пользования…

– Этот законопроект внёс губернатор. Мы его обсудили и приняли, хотя в первоначальном варианте были претензии практически у всех депутатов. Но из Смольного поступили необходимые поправки, и закон был принят.

Но разве это не лукавство  в возмещение уничтожаемой зелёной зоны передавать действующие площади уличного озеленения?

– С точки зрения закона, никаких нарушений нет. В закон о ЗНОП вносятся шесть участков, и не все они относятся к уличному озеленению. Более того, указанные зелёные зоны, которые мы включили в перечень, не были в нем учтены и теперь получили охранный статус. При реконструкции дороги любой мог сделать там парковку или установить ларёк, и эти зелёные зоны были бы уничтожены. По факту, сейчас они получили защиту, а это значит, что на содержание территорий теперь могут направляться деньги. Прежде за ними никто не ухаживал.
Кроме того, насколько мне известно, данный вопрос станет предметом рассмотрения в суде, давайте дождёмся судебного решения.

Люди поднимают


 Возвращаясь к разговору о законодательной деятельности, откуда черпаете законодательные инициативы?

– Исходя из поручения председателя, могу сказать, что достаточно большое количество инициатив у нас идёт из обращений жителей и различных общественных организаций. Люди либо в ходе личных депутатских приемов, либо в обращениях поднимают какую-то проблематику, которая впоследствии становится основанием для разработки законопроекта. 
В качестве примера могу привести нашу законодательную инициативу, направленную в Госдуму. Речь идёт о поправках в федеральный закон «О рекламе» в части защиты интересов граждан от навязывания услуг недобросовестными частными лечебными компаниями, салонами красоты или косметическими клиниками. Эти организации приглашают, как правило, людей в возрасте пройти бесплатное обследование, а в результате посетители становятся заложниками навязанных услуг. Потому что в подобных заведениях граждан заставляют подписывать договор на оказание услуг на достаточно большие суммы, попутно предлагая прямо на месте оформить практически «беспроцентный кредит». 
В результате люди попадают в кабалу к недобросовестным предпринимателям. Надеюсь, коллеги в Госдуме поддержат нашу инициативу и тем самым защитят россиян.
Другой пример касается небезызвестного, своего рода мыльного пузыря – пирамиды, в которую завлекли десятки тысяч человек по всей стране. В Петербурге пострадавших достаточно много. 
Когда стали разбираться, выявили нестыковки действующего законодательства, которые и позволили вывести эти кооперативы из-под регулирования Центробанка. Благодаря существующим пробелам злоумышленникам удалось похитить чужие деньги. Понятно, что сейчас идёт следствие, фигуранты арестованы, но деньги людям пока никто не вернул. И для того, чтобы такие истории не повторялись, мы подготовили законодательную инициативу по корректировке федерального закона «О потребительском кредите (займе)».

Но мы не останавливаемся


Законодательные инициативы в отношении федеральных законов – это, конечно, хорошо. А что у нас с региональным законодательством?

– Я бы выделил отдельные блоки законов, касающиеся защиты окружающей среды и создания комфортной среды проживания. В первую очередь, об охране зелёных насаждений. 
Благодаря нашему закону о ЗНОП только Кировский район, где я работаю, прирос гектарами зелёных зон. Мы поставили под особую защиту зелёные пятна, которые не входили в перечень действующего закона. 
Но мы не останавливаемся и продолжаем совершенствовать правовую базу с тем, чтобы поставить под защиту так называемые специальные зелёные насаждения. Речь идёт о разделительных газонах на дорогах общего пользования. Например, в нашем районе есть бульвар Новаторов, большая зелёная зона, не включённая в перечень. Сейчас готовим поправки, чтобы защитить её, потому что соблазны ведущих строительную деятельность компаний слишком велики, они с удовольствием организовали бы на этом месте парковку или построили очередную многоэтажку. 

 А какие актуальные проблемы в нашем городе пользуются особым вниманием депутатов? С чем вы нередко сталкиваетесь?

– Больная тема – сфера ЖКХ. Есть вопиющие случаи, когда управляющие организации не отвечают не только на обращения жителей, но даже на депутатские запросы, отправляют их на какие-то горячие линии, не желая выполнять свою обязанность. Поэтому мы сейчас готовим поправки в региональный закон о статусе депутатов и в федеральный «О порядке рассмотрения обращений граждан». 
Нас беспокоит блок градостроительства. Очень много жалоб на уплотнительную застройку, на то, что не хватает дорог либо они находятся в ненадлежащем состоянии. Законодательно пытаемся урегулировать и эти вопросы. Например, ограничить снос зданий и этажность застройки в центральной части города, поскольку без этого рискуем потерять исторический центр. 
Кстати, мы выдвинули законодательную инициативу, запрещающую технические исправления года постройки зданий без решения суда. Вы помните, когда росчерком пера Росреестр безо всяких разбирательств и судебных решений изменял даты постройки зданий, причем они варьировались не только годами, но и столетиями? Так вот теперь это можно будет сделать только после судебного разбирательства.

 Каждое пленарное заседание с голоса вносятся на обсуждение законопроекты, как правило, разработанные Смольным и требующие первоочередного рассмотрения. Эти документы не проходят установленных процедур, в частности, рассмотрения в профильных комиссиях и комитетах. Законопроект о налогах и сборах и ваш комитет не рассматривал…

– Соглашусь, плохая практика. Но уверяю вас, ситуация постепенно улучшается. Что касается налоговых законов, то в соответствии с Налоговым кодексом мы обязаны принять эти законы до 1 декабря. Иначе в следующем году они не будут действовать, кто-то не получит льготы, кроме того, не будут выполнены показатели, которые уже учтены в законе о бюджете. Поэтому они вносятся с голоса, чтобы пройти все три чтения в срок. 
Если бы мы ждали 20 дней, то не успели бы принять эти законы, либо пришлось бы сокращать время на их рассмотрение. Напомню, что были времена, когда подобные законы поступали в парламент в последние дни ноября. Конечно, хотелось бы, чтобы они были у нас, как минимум, вместе с законом о бюджете в середине октября. И тогда, логично, мы рассматривали бы их параллельно. Но в целом ситуация всё же выправляется, у нас будет время на поправки и ко второму, и к третьему чтениям.
Учитывая, что бюджетная специфика – тонкая материя и требует глубокого погружения, исторически заложено в наших внутренних документах, что все бюджетные и налоговые вопросы рассматривает БФК. Но и мимо нашего комитета они не проходят, потому что все законодательные инициативы направляются, чтобы мы учитывали их при формировании повестки дня. У нас также есть право в добровольном порядке рассматривать эти инициативы.

Законы прямого действия


 Как вы оцените законодательное поле Санкт-Петербурга? Надо ли в нём что-то менять?

– Я считаю, что нам нужны законы прямого действия. Если что-то необходимо прописать в законе, в законе и надо прописывать, а не отдавать на откуп подзаконным актам: постановлениям правительства или приказам отраслевых комитетов. 
Во-первых, потому что принятие закона – это открытая процедура, во-вторых, это гарантия того, что завтра ветер не повернёт в другую сторону. Закон – это всегда общественный компромисс: в обсуждении участвуют разные политические силы. 
И наконец, законы прямого действия исключат ситуацию, когда документ принят, но не действует, из-за того, что не принято необходимое постановление правительства. У нас есть такие примеры, когда закон не действует в течение двух лет из-за отсутствия подзаконного акта. Это ненормально. 
Пора переходить к законам прямого действия, как можно больше прописывать в законе, и стремиться к тому, чтобы каждый закон содержал преамбулу, предмет регулирования, принципы, цели и задачи. Если посмотреть законы начала 1990-х годов, там всегда чётко соблюдался этот принцип. 

 А как относиться к тому, что «в России закон, что дышло, куда повернёшь, туда и вышло»?

– Мы этой проблематикой занимаемся. В первом чтении одобрен проект закона о правоприменении, направленный на обязательный мониторинг правоприменительной практики. А пока мы в рамках поручения председателя на заседаниях комитета по законодательству раз в месяц заслушиваем ответственные органы исполнительной власти о реализации тех или иных законов. 
Уже прошли депутатские слушания о реализации законов об охране труда, о борьбе с несанкционированной торговлей, о борьбе с продажей алкогольной продукции в предприятиях общепита. Следующим в повестке дня будут слушания о реализации программы поддержки лиц предпенсионного возраста, которую мы принимали год назад. Если в ходе слушаний видим, что существуют какие-то барьеры, то сразу готовим поправки в соответствующий закон. Такая система будет действовать до принятия закона о правоприменительной практике. В настоящее время он проходит согласительные процедуры в рамках рабочей группы по подготовке поправок ко второму чтению. Но, к сожалению, вынужден отметить, что пока существует определённое непонимание со стороны исполнительной власти. 
Подчеркну, что любой закон – это всегда согласование позиций. У нас своя позиция, у исполнительных органов власти своя. Есть множество юридических нюансов, тонкостей. Каждый закон прорабатывается на рабочих группах, и это всегда жаркая полемика, острота высказываний. Но так и должно быть. В конце концов, реальная жизнь подсказывает, что делать, как быть, к чему стремиться. 

Беседовала Лилиана Глазова, «Конкретно.ру», фото со страницы в соцсети ВКонтакте
 
Проект реализован на средства гранта Санкт-Петербурга
Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен