И будет нам мусор

В четверг, 23 января, завершается обсуждение Территориальной схемы обращения с твердыми коммунальными отходами (ТКО) – основного документа «мусорной» реформы, в которую Санкт-Петербург должен вступить в 2021 году.


Впрочем, терсхему вывесили на обсуждение сразу после пресс-конференции Президента РФ, на которой он пожурил губернатора Северной столицы за оттягивание начала реформирования.
Напомним: трём федеральным городам разрешили отнести начало мусорных преобразований на 2022 год, остальные приступили к реализации реформы в прошлом году. Между тем, Санкт-Петербург разработал этот документ одним из первых в стране, и даже конкурс на регионального оператора провёл, результаты которого не устроили горожан и неожиданно сменившегося в конце 2018 года главу города. Потому и было решено не торопиться с введением реформы. Но Путин нахмурился, и процесс ускорили.

Чиновник и обновление


В региональном отделении партии «Яблоко» заместитель председателя комитета по благоустройству Кирилл Пащенко представил обновлённый документ. По его информации, территориальная схема обращения с отходами состоит из нескольких разделов и имеет свои границы. 
Согласно градостроительным нормативам, под объекты обращения, переработки и утилизации ТКО городу требуется 153 гектара. Однако в терсхеме под это благое дело отведено меньше половины – 13 участков общей площадью 70 га. Чиновник утверждает, что больше свободного места нет. В числе этих участков – две площадки МПБО-2, который с 1970-х годов прошлого века использует технологию анаэробного компостирования, чем продолжит заниматься и дальше. 
Иными словами, ставя цель максимальной переработки отходов и снижения территорий мусорных полигонов, в реальности город не планирует внедрения каких-либо современных технологий переработки ТКО. 
Настаивая на том, что данная технология используется и в Европейских странах (Германия, Италия, Нидерланды, Франция), Кирилл Пащенко, тем не менее, напоминает, что в середине прошлого века пищевые отходы и прочий мусор собирались раздельно, а потому компостирование органических отходов было оправдано. В нынешней ситуации, когда органика смешана с пластиком, стеклом и металлами, оборудование МПБО-2 (10 биобарабанов 60х4 метра) не способно выпускать качественный компост: мелкие зерна неорганических веществ остаются в конечном продукте. 
Впрочем, ничего другого город пока предложить не в состоянии, так как протесты горожан против строительства мусоросжигающих заводов вынуждают чиновников от этой идеи отказаться. Во всяком случае, Кирилл Пащенко заявил: «Нету в территориальной схеме мусоросжигания! Если она есть, то покажите мне пальцем, и я её вычеркну».

А может он лукавит?


Экоактивисты убеждены, что данное заявление – лукавство. Дело в том, что указанный в схеме вид деятельности (переработка ТКО) 4 земельных участков, расположенных вблизи жилых кварталов, в частности, в Каменке и Левашово, включает в себя мусоросжигание, которое в России приравнено к переработке отходов, и строительство заводов – дело времени.
Кирилл Пащенко, в свою очередь, замечает, что два предприятия МПБО-1 на Волхонке и в Янино планируют модернизировать и добавить к ним третью площадку для установки ещё 6 биобарабанов. Это позволит выделить участки для сортировки: цветные металлы, пластик разных видов, бумага, тряпьё, дерево пойдут в переработку. 
По словам чиновника, 14,5% от 1 120 тысяч кубометров отходов будут изъяты с пользой для дела на стадии сортировки. В сумме с органическими отходами город сможет перерабатывать уже на первом этапе 32,8% всех отходов. Остальное пойдёт на захоронение на полигоны Ленинградской области. В дальнейшем долю переработанных ТКО планируют довести до 80%. 
Впрочем, для этого предстоит, во-первых, убедить петербуржцев в необходимости раздельного сбора мусора, а во-вторых, создать соответствующие условия. Смольный декларирует, что в перспективе все контейнерные площадки будут закреплены за многоквартирными домами и закрыты, а жителей снабжены специальными ключами, чтобы каждый конкретный дом или группа домов платили за свой собственный мусор в полном объёме. 
Пащенко уточнил, что территориальная схема – это документ, который планируют регулярно изменять, а город установит льготы по налогу на имущество и землю для предприятий, перерабатывающих органику. В настоящее время такой налог установлен для переработчиков пластика и стекла. После серии вопросов/ответов чиновник выразил желание покинуть собравшихся, не дожидаясь выступлений.
Хотя стоило бы остаться. Например, муниципальный депутат Юрий Кваша успел отметить недостатки территориальной схемы, выставленной на обсуждение: из 8168 контейнерных площадок, 407, почти четверть, не соответствуют требованиям; ТКО – только 18% всех отходов, образующихся в городе, что будет с остальными 82%, не понятно; терсхема – стратегический документ, однако все показатели в ней – взяты с потолка, объём ТКО от комитета по благоустройству не бьётся с данными комитета по тарифам. А главное, на обсуждение терсхемы отвели всего месяц (с 23 декабря по 23 января), большую часть которого люди готовились к празднику и праздновали. По мнению выступающего, это сделано намеренно.
Впрочем, «Яблоко» и общественная организация «Раздельный сбор» подготовили объёмный пакет замечаний к территориальной схеме, который планируют передать в комитет по благоустройству на этой неделе. Есть надежда, что чиновники прислушаются к мнению общественников.

Лилиана Глазова, «Конкретно.ру», фото из открытых источников
Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен